Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Demetrius «Осколки»

Альфред Кубин

... Я не знаю, что это было – сон или явь; грёзы, мечты и фантазии или реальные события. Я не знаю, как всё это точно охарактеризовать. Я лишь дал этому название – «Осколки». Это и в самом деле осколки – кусочки меня, являющиеся частью меня и принадлежащие мне. Заглянув в них, можно увидеть собственное отражение, а можно и случайно уколоться, перебирая их...

Стихия

...В момент «взрыва» я был не способен делать что-то осознанное. Мне ничего не оставалось, как только расслабиться и созерцать. Да, я пытался сопротивляться, но кто я такой против этой стихии? Сумасшедшей стихии, непознанной до конца, необузданной и дикой. Стихии, существовавшей до меня и той, что будет существовать после ещё долгое время... Торнадо... Смерч, закрутивший всё, что попалось ему на пути – и мусор, и животных, и автомобили, и деревья... ничто, никакие постройки не могли ничего противопоставить ему... А я был в это время в самом эпицентре! Здесь, внутри этого бушующего безумия, лишь кажущаяся тишина и иллюзорен покой, но из своего местоположения я мог хотя бы какое-то время наблюдать за происходящей вокруг меня катастрофой...

...Зачем же я влез в это? Проклятое исследование! Любопытство, желание понять «как всё устроено», желание разобрать «механизм» на винтики и шестерёнки и, конечно же, проверить свои теории на практике. Разве этого недостаточно?! Ладно, были и глупость с безрассудством, я это признаю... Но ведь все настоящие исследователи проверяли свои теории на себе! Разве нет?!..

Было ли мне страшно? В некотором роде да, было, но было и наслаждение опасностью! Я мог... иссякнуть! Я мог... выветриться! Меня могло унести, расплющить... Уничтожить! Но, нет! Алмаз практически нельзя поцарапать или расколоть. А тот достаточно слабый ветерок в центре, где я некоторое время находился, тонким песком лишь отшлифовал меня, чтобы... чтобы после бури, то, что осталось, засверкало в лучах заходящего Солнца с новой силой и ярче прежнего! И, в конце концов, я всё-таки побывал там и сделал ещё один такой важный шажок в Неизвестность...

...Но, что это? Сон? Или на этот раз это никакой не сон? Но я ведь вполне мог заблудиться в своих грёзах и фантазиях... Странно, граница между реальностью и снами стала совсем тонкой, а сейчас, сидя внутри своего тела, я словно из бойницы смотрю на происходящее вокруг...

А действительно ли вокруг меня что-то  происходит?

...Я почти исчез для других. На меня смотрят, но не видят; слушают, но не слышат; я растворился среди толпы. Да-а-а... Зато теперь можно затаиться! Это так здорово – затаиться и наблюдать! Мне это всегда нравилось с самого детства. Я люблю быть незаметным. Незамеченным... Несуществующим...

...Нет, это не воплощение пустоты, как мне сказал кто-то... Это пульсирующий и агонизирующий разум, пронизанный иглами эмоций, погружённый в дремлющее вместилище, неспешно плывущее по величественной реке Стикс в плену вечного движения его тёмного, обжигающего холодом нескончаемого водного потока...

Анатолий Фоменко

Грех

– Значит, сущность греха на самом деле состоит...

– ...во взятии небес штурмом, как мне кажется, – закончил Амброз. – Я полагаю, что грех – это не что иное, как попытка проникнуть в иную, высшую сферу недозволенным способом. Отсюда понятно, почему он встречается крайне редко – немного найдется таких людей, кто вообще стремится проникнуть в иные сферы, высшие или низшие, дозволенным или недозволенным способом. Люди, в массе своей, вполне довольны собственной жизнью, какой бы она ни была. Поэтому так мало святых, а грешников (в истинном смысле этого слова) и того меньше. Что же до гениев, которые иногда бывают и тем и другим вместе, то они тоже встречаются редко. Стать великим грешником, возможно, даже труднее, чем великим святым.

– То есть в грехе есть что-то глубоко противоестественное? Вы это имеете в виду?

– Вот именно. Достижение святости требует таких же или, по крайней мере, почти таких же огромных усилий; но святость предполагает благие и естественные пути. Это попытка вновь обрести экстаз, который был присущ людям до грехопадения. Грех же является попыткой обрести экстаз и знание, которые подобают лишь ангелам, а потому, предпринимая такую попытку, человек в конце концов становится демоном...

Артур Мейчен, «Белые люди».

Почти всегда в новомодных учениях и концепциях я встречаю идею о том, что человек находится на самом дне некой пищевой цепочки, и условные Боги (Учителя, Рептилоиды, Проводники, Ангелы–хранители) ведут нас, словно слепых котят по жизненному пути, дабы мы «во всеоружии» подошли к некой точке перехода, после которой будет следующий духовный уровень (Рай, Ад, Новое измерение, другая планета, счастье с девственницами и прочие «плюшки»). Что это будет за «точка», конкретно не объясняется, но будет что-то для нас страшное – Апокалипсис, Жатва, Конец света, Приход Антихриста, отделение агнцев от козлищ, Второе пришествие и прочая якобы жуть...

Микалоюс ЧюрлёнисЗабавляет не поддающийся никакому логическому объяснению и даже просто здравому смыслу уровень иерархии у этих самых условных Богов: седьмой уровень третьего плана, четвёртая плотность девятой вибрации, вторая стадия посвящения на пятой ступени знания... И чтобы попасть на эту иерархическую лестницу и начать скакать по ступенькам, нам, недостойным червям, рабам астральных пастырей, нужно-то всего ничего – просто быть «классными чуваками», правильными парнями, добрыми семьянинами и порядочными людьми вот прямо здесь на Земле, в своих уютных квартирках, на работе, в кругу друзей и близких! Вот как оказывается всё просто!

Ещё хохма: все эти якобы «вышестоящие» и «суперпродвинутые» существа на проверку оказываются озабочены точно такими же людскими проблемками: ревностью, страхом, борьбой друг с другом за вышестоящую «ступеньку», а порой даже сексуальными «заморочками» по отношению к нашим же земным женщинам! Ха-ха-ха!..

Как же всё это нелепо...

Ладно, давайте допустим, что мы действительно в оккультно-эзотерическом смысле в самом низу астральной пищевой цепочки. Так зачем тогда с нами нянчиться? А?! Ответьте мне?! Зачем втягивать нас в эти божественные иерархические игры?

Вот, допустим, иду я по улице и вижу муравейник с копошащимися в нём муравьями. Я думаю о своих делах и, не смотря на то, что в поле моего зрения оказался муравейник с его жителями, я о них даже не задумываюсь. Меня не беспокоят проблемы муравьёв, меня не волнует то, в правильном ли направлении они движутся и те ли грузы несут. Никакого интереса для меня не представляет судьба отдельно взятого муравья, его отношение с соседями и с его муравьихой, и то количество еды, которое он притащил под конец трудового дня в свою отдельную двухнорковую ячейку в муравейнике... Так почему же «этих» вроде как волнует судьба несчастных и ничтожнейших людишек?

Пусть эти неземные сущности оставят нас в покое, а уж мы сами с собой договоримся. Или не договоримся, а тупо перебьём друг друга. Но сами, без всяких тупых божков!

Хочется сказать всем этим богам, инопланетянам, ангелочкам, рептилоидам и прочей астрально-внеземной шелупони – оставьте нас в покое!! А иначе...

...Настанет день, и небеса воспылают, когда мы соберёмся для последнего штурма. Рождённый ползать летать не может, но мы, используя передовые технологии, заползём так далеко, как вы и предполагать себе не могли в собственных пророчествах... Мы подползём к вам незаметно и устроим для вас настоящий ад! Мы возьмём штурмом небесный Иерусалим и будем ловить ангелов, отрезать им крылья и со звериной страстью насиловать. Мы будем вырывать ваши сердца и с наслаждением испивать тёплую, обжигающую нутро алую кровь... Нас поведёт Голод и Жажда. Это будет тупое, зверо-человеческое зло, которое вы так и не смогли приручить. Архангелы заплачут кровавыми слезами и будут молить о пощаде, когда наши боевые роботы начнут отлавливать их и с ещё живых сдирать шкуры. Поджаренные огнемётами херувимы в агонии будут падать на пропитанную кровью райскую почву... Небесные дворцы и райские кущи содрогнутся от кованых сапог наших штурмовых отрядов смерти. Оставшиеся сущности и боги проваляться в свои астральные дыры, как только почувствуют приближение своего конца...

А в финале Последней Битвы рай содрогнётся от оглушительного визга, когда световой меч одного из штурмовиков пронзит сердце Бога...

 

Странно

Странно... Столько знакомых за последнее десятилетие. Резко врываются в мою жизнь, потом так же резко (иные плавно) исчезают, растворяются... Похоже на ощущение при поездке на поезде, когда едешь на большой скорости и видишь в окно проносящиеся дома, поля, людей, машины, города и деревни, при этом понимаешь неповторимость мгновения... А ведь это мельтешение продолжает существовать. И люди продолжают жить. Где-то там... Люди... Некоторые из них даже подсаживаются ко мне. Возникает разговор. Иногда даже кажется, что откровенный. Но все знают правила игры. Исповедь... Исповедь, да? Чтобы хоть кто-то услышал. А в замкнутом пространстве вагона жизни, в котором, благодаря совершенно случайным процессам мы оказались рядом, просыпается доверие, подкрепляемое уверенностью в отсутствии подобного повторения событий в будущем... Странно...

Микалоюс Чюрлёнис...Продолжаю смотреть в окно из несущегося вагона. Вон, один тащит инструменты для ремонта дома... Не успел разглядеть. Другая орёт на своего ребёнка... Не увидел, плачет ребёнок или уже привык и воспринимает всё спокойно... А вон там компания в небольшом парке выясняет отношения. Что они не поделили? Странно... Проехали...

На равнине чьё-то одинокое хозяйство. Огород... А вот небольшой городок. Симпатичный... Вон там деревенька заброшенная. Гнилые деревянные дома, некоторые вросли землю и полностью поросли мхом. Чистый зелёный мох...

Пассажиры подсаживаются. Но им недалеко ехать. Говорим, болтаем... Кто-то спрашивает что-то серьёзное. Даже сходу и не ответишь, да и выходить им на следующей станции, всё равно не успею рассказать. Некоторым надо просто поболтать, чтобы скоротать время. Иногда меня утомляет подобная болтовня. Хотя, если это девушка... Болтаю, ведь никому не хочется, чтоб о тебе подумали, что ты скучный, даже если видимся первый и последний раз... Болтаю о «как делах», рассказываю о быте, «не молчу»... С некоторыми обнаруживаются схожие черты – интересы, увлечения, мысли, взгляды... Ну и что такого? Однако, забавно... Как, уже ваша остановка? Ладно...

Почитал очередную книжку, задумался... Странно, но не хочу ни болтать, ни говорить... Молчу. Пусть думают, что я скучный...

За окном продолжает мелькать жизнь. Просто смотрю, уже не присматриваясь. Устал... Надо поспать. Мне далеко ехать. Мне до конечной...

 

* * *

Мне нравится причинять боль. Нет, я говорю не о пошлой физической боли, которую так просто причинить и ощутить, – никакого удовольствия мне это не приносит. Я говорю о так называемой «душевной боли», интеллектуальном садизме, изнасиловании сознания и эмоциональных пытках, при которых, словно пустынные цветки, пахнущие падалью, распускаются во всей своей болезненной красоте слабые и больные стороны человеческого естества.

Я вижу почти все ущербные стороны человечка. Большинство людей, так или иначе, но повреждены ментальными метастазами, психологическими кровоточащими язвами, смрад которых чувствуется издалека, что даже принюхиваться нет необходимости... Когда дети изучают мир и мучают животных, протыкая заострёнными палочками гусениц или лягушек, то со стороны они выглядят как самые настоящие садисты. Но это не садизм в привычном понимании слова, это не наслаждение чужим страданием, а всего лишь удовольствие от прикосновения к сокрытым тайнам бытия…

Иногда мне хочется как тогда, в детстве, взять такую вот палочку и медленно вставлять её в кровоточащую душевную язвочку, наблюдая за тем, как человечек начинает извиваться, юлить, прикрывая остальные свои раны и болячки. А я продолжаю медленно вращая засовывать палочку всё глубже и глубже, наблюдая за мучениями и вытекающим эмоциональным гноем… А потом я беру инструменты посерьёзней, но как правило, этого и не требуется. Человечек ведь так слаб и хрупок – надо лишь знать, какую часть твоей личности следует проткнуть…

Это моя тяга к познанию – я хочу посмотреть, когда и как ты сломаешься и что потом будешь из себя представлять, когда я морально выпотрошу тебя…

 

Деформация

Анатолий Фоменко...Это было странное место – заброшенный завод или фабрика. Вокруг были грязные уже начавшие разрушаться здания из красного кирпича, кое-где покрытого мхом... Я увидел двух- или трёхэтажный дом, более-менее сохранившийся в нормальном состоянии. Похоже, что это была гостиница или общежитие. Я решил войти. Внутри ходили какие-то очень мерзкие люди, не то бомжи, не то гастарбайтеры. Они чихали, сморкались, кашляли и харкали постоянно. Я увидел небольшое помещение с десятком кроватей, на некоторых кто-то лежал и, по-моему, даже трахался... Было не очень приятное ощущение; я чувствовал тревогу и сильную брезгливость. Вдруг на одной из кроватей я увидел тебя, но не мог подойти, т.к. мне надо было куда-то уходить. Через какое-то время я всё-таки подошел к тебе... Я почувствовал нежность, взял тебя за руку. Спросил, а где ты будешь спать, здесь? Имея в виду, что тут плохие люди, которые ведут себя как свиньи и тут небезопасно. Ты начала как-то неуверенно говорить, что вроде нет, не здесь, что ты ляжешь спать в другой комнате. Затем я начал жалеть тебя, гладить, попытался как-то уложить поудобнее... Я захотел тебя поцеловать. Но никакого сексуального желания я не испытывал, я чувствовал лишь нежность... Ты завертела головой, а потом заплакала... Сказала фразу, которую я точно не понял, но было вроде, что если я захочу тебя забрать, то я должен это сделать...

А потом началось такое! Мы оказались в миссионерской позе. Мы были одеты – это не было сексом! Ты обхватила меня ногами и сильно прижала к себе. Всё вдруг стало очень ярким. Я перестал видеть твоё лицо. Стали возникать помехи, как на испорченном аналоговом телевизоре, пошли полосы... И самое главное, ОЧЕНЬ громко зазвучала музыка – какой-то какофоничный оглушающий эмбиент/нойз. А поверх этой музыки говорил/пел немного искажённый (понижением строя) голос в стиле, напоминающем детскую считалочку, слов которой я не мог разобрать...

Я чувствовал силу, с которой ты меня удерживаешь, и все эти ощущения только усиливаются – я совсем ослаб и стал как-бы сливаться/проникать/проваливаться (не в сексуальном смысле!) в тебя. Музыка нарастала, давила на мозги, ударяя басами по ушам. Свет становился ярче, помехи сильнее... Мне стало совсем плохо, я стал терять сознание. Я не понимал, что происходит и в панике закричал: «Нет! Нет! Перестань, прошу тебя!!» Из последних сил я стал отталкивать тебя, пытаясь вырваться... и проснулся.

...Уже в реальности меня мучал вопрос, а что если бы я сказал «Да!» и не оттолкнул бы тебя тогда во сне? Хотя спустя некоторое время я во всём разобрался и нашёл ответы. Как и всегда, впрочем...

 

Любовь

...Мне было лет девять, и я как всегда проводил летние каникулы в деревне у бабушки. Друзей там у меня особо не было – так, местная девочка-соседка с одной стороны, две сестры из дома с другой стороны (они тоже приезжали на каникулы) и ещё пара-тройка мальчишек. Я с ними почти не общался... Я любил играть один, тем более, у меня был велосипед...

Я придумывал себе дела самостоятельно. Я собирал лекарственные травы, читая про них в соответствующей книжке. Часто ездил на реку или на пруды и наблюдал там за мелкими речными животными. Возле реки я даже нашёл «своё место»! О том, что это такое, я гораздо позже прочитал у Кастанеды... После захода Солнца, я изучал звёздное небо в подзорную трубу и пытался определить координаты звёзд с помощью изготовленного мной сектанта и купленного компаса...

А потом появилась она... Она была года на два старше и казалась мне очень взрослой, независимой, самостоятельной и... прекрасной! Что я хотел? Дружить? Общаться? Да я и сам толком не понимал... Я хотел составить план, как стать ближе к ней. Я стал рисовать схемы взаимоотношений знакомых и знакомых знакомых, соединял их стрелочками, даже описывал характер. Лишь спустя несколько лет я узнал, что это называется граф и интеллект-карта. Ещё я нарисовал подробный план деревни, отметив там тайные тропинки и интересующие меня места. Я следил за своей любимой и отмечал на этой карте, где она появляется. Однажды я набрался смелости и подъехал на велосипеде к скамейке возле её дома, пока никого не было. До этого я видел, как она вечером сидела там с подружками... Я собрал землю возле скамейки в мешочек и хранил этот талисман долгое время...

Такие дела, Лена...

Мауриц Корнелис Эшер    

Шаман

...Я оказался в одной из комнат деревянного деревенского дома. Кроме меня, в комнате находились ещё какие-то люди... В середине комнаты сидит шаман, в простой одежде, с кудрявыми волосами до плеч, немного похож на южноамериканского индейца. Перед ним находится печка с чугунной кастрюлей или казаном. В комнату входит человек с большим мешком и вываливает перед шаманом какой-то мусор. Шаман копается в этом мусоре и я понимаю, что сейчас он будет готовить некое варево. Вот он находит комок сена, ворошит его, и там оказывается змеиное гнездо. Убивает змеёнышей ножом, снимает кожу, режет на мелкие части, кидает в кастрюлю. Потом берёт рыбу, потрошит, тоже кидает в кастрюлю. Что происходило дальше я уже плохо помню, но были разные животные и растения, которых он резал и разделывал... Потом я видел это варева и то, как шаман его готовил на медленном огне, иногда помешивая ложкой. Находившиеся там люди никакой активности не подавали и я никого из них не знал.

Подошло время пробовать получившееся варево, которое разлили по тарелкам. У меня никакого отвращения не было, просто спокойное ощущение, что нужно поесть...

Затем ещё был фрагмент, что я ем какое то второе блюдо, приготовленное из лягушек...

Мне никогда до этого не снились шаманы и подробное приготовление зелья.

Анатолий Фоменко

Обнуление

Попробуй обнулить всё! Забудь про определения сатаны, бога, тьмы, хаоса, ада и рая... Останься один на один с настоящей Тьмой в бездне неизвестности с выбитыми из-под ног подставками из книжек и перерезанными ниточками «веры» во что-то. Когда становится непонятно, падаешь ты или просто висишь, т.к. нет ориентиров по отношению к которым можно было бы определить направление движения. И тогда попробуй ощутить себя, свою суть, своё истинное я, т.к. ничего другого в этой пустоте нет. Твой персональный опыт и понимание будут частично основаны на прочитанном, услышанном, увиденном. Но, тем не менее, тебе надо сделать хотя бы один шаг в эту пугающую пустоту. Пусть это будет один маленький шажок, но это уже будет кое-что! А кое-что, даже ничтожно малое нечто всегда бесконечно больше абсолютного нуля!

Итак, тебе есть, что предложить Вечности?

 

О людском

Как-то раз я принял для себя важное решение. Настолько важное, насколько и простое. Я отказался от понимания человеческих мотиваций. Мне стало всё равно, как и почему поступает тот или иной субъект. Я по своей сути «копатель» и раньше мне были очень интересны позывы и мотивы, особенно в реальной жизни и особенно-особенно если это касалось лично меня. Но настал такой момент, когда я понял, что просто теряю время, пытаясь понять и разобраться в этом. Обидно немного, если дело касается более-менее близких и знакомыхлюдей, но приходится мириться с тем, что человеческую природу не спрячешь и не прикроешь никакими сколь угодно правильными и красивыми концепциями.

Анатолий ФоменкоЕсли человечек что-то лопочет «о вселенской любви, доброте и единении», пытается это пропагандировать и навязывать, а сам в реальной жизни рушит семьи иигнорируетдрузейи близких, то так ли он честен и искренен? А?!Я так не думаю... Да, конечно, я прекрасно понимаю, что одно дело идеальная «математическая модель»условных «Любви и Доброты», к которой хочется стремиться, а совсем другое – реальная жизнь. Но, можно ведь хотя бы попытаться соответствовать тому, что ты говоришь и во что (якобы) веришь?! Все эти «чужеродные» мировоззренческие и религиозныеидеи, высказываемые мне, я готов и воспринять, и принять, а в некоторых случаях даже понять, но если субъект не соответствует своим же теориям (а в совсем запущенных случаях поступает вопреки им), то у меня появляется множество вопросов. Но, как правило, «отмазки»находятся всегда, и все эти несоответствия «замазываются»толстым слоем новых концепций или отговорками «тебе не понять»... Знаем, знаем, проходили...

Я где-то прочитал, что лошади могут читать, если их просто этому научить. Так ведь и с людьми то же самое! Если человека с детства не обучать пониманию, дружбе, стремлению к познанию, любви,наконец,и пр., то из него вырастает… В общем, вырастает то, что вырастает. Получается, что мои мелкие обидки на непонимание и прочее, что я (скорее подсознательно) раньше ждал от людей, были напрасны?Это ведь не их вина, а их беда! Просто в детстве людей не обучили нормальному существованию в нормальном не лицемерном обществе, которое они по идее как раз и должны были составлять в будущем! Они просто никогда не видели любви и нормальных человеческих отношений! Им не с кого было брать пример!

Когда я это открыл для себя, то паззл сложился и очень многое стало понятным. Проклятое поколение, гробящее себя и своих детей, воспитывающее таких же жующе-срущих големов, как и они сами... Что от таких ждать? Какого понимания?

Хотя с другой стороны, мне тоже особо никто не показывал какой-то там любви. Нет, детство у меня не было особо уж сложным, так, по мелочи – алкоголики и сирость… Так же как и у всех. Вот только… Только мне не хотелось жить в таком обществе!Я просто понял, что своё ближайшее окружение я могу сформировать сам, являясь как бы центром небольшой общности (семья + ближайшие друзья+ круг знакомых). Сформировать именно то общество и так, как я и хочу, из тех людей с которыми мне было бы комфортно жить. Для того, что бы общаться и познавать мир совместно...

Получилось?

 

Вдохновение

Анатолий ФоменкоМеня вдохновляет Тьма. В метафизическом смысле, онтологическая Тьма – это непознанная сторона бытия. Тьма бесконечна – познание бесконечно... Тьма по отношению к человеку это и есть ВСЁ! Тьма – это вся Вселенная. Это все Вселенные! Тьма это не Хаос, т.к. хаос – это нечто, когда Тьма это даже не ничто. Тьма – это бесконечный сосуд, в котором находится всё. Тьма – это вместилище Хаоса. Можно ли осознать бесконечный объём этого сосуда и получить представление о разнородной взвеси всего, что в нём находится? Конечно же, нет!

Тьма заставляет действовать хотя бы тем, что личность находится в ней и является такой же частью её, как и всё остальное.  Личность – это своего рода зеркало, отражающее бесконечно познаваемую Тьму. Лишь ощущая себя в этом небытии можно и нужно двигаться. Двигаться для того, чтобы… выжить (и я здесь не про физический смысл)… Ощущать себя живым, двигаясь благодаря импульсу познания! В этом и есть «вдохновение»...

Что же может человек (личность) при таком раскладе? А может он немногое – светить тусклым фонариком своих умений/навыков/знаний/понимания себе под ноги, охватывая малюсенькую часть пространства вокруг себя. Тут не может быть «направлений», т.к. нет ориентиров. Нет даже движения как такового, т.к. движение это всегда относительно чего-либо. А «что-либо» найти во Тьме очень сложно и дано немногим.

В этом нет никакой веры и вообще религиозности. Это именно миро-ощущение…

 

Растворяясь в отчаянии

...На пути познания, двигаясь во тьме неизвестности, не может быть цели. Цель – это тусклый свет на границе Вечности, определяющий направление движения. У меня не было никаких целей, пока я не встретил тебя. Ты стала для тебя тем маячком, к которому я мечтал хотя бы приблизиться, но я... Я не смог... Я не смог подползти на такое расстояние, что бы можно было рассмотреть тебя настоящую. Всего лишь рассмотреть, так как познать тебя я всё равно бы не сумел.

Я не знаю, что это было. Происходило ли это в реальности или это – всего лишь сон. А сон может быть реальным? Что есть реальность? Может быть, в реальности мы спим? Но это сейчас, спустя годы, я могу свободно размышлять таким образом, а тогда... А тогда вся моя «крутизна» и «знаменитое» здравомыслие куда-то испарились. Я сгорал от эмоций и вёл себя как подросток. Я не мог себя контролировать! И в итоге... Я помню, что я отдал тебе всё возможное на тот момент – понимание, внимание, нежность, утешение... Я желал сделать для тебя хоть что-то. А в итоге ничего не получилось. И стена оказалась целой и голова разбита. Но зато я чувствовал!

...Я думал о причинно-следственных связях, которые привели к этой встрече. Это случайность? Это было просто так? Не-ет! Слишком много случайностей, слишком... Серия закономерностей? Что это? Я не вижу системы в этом... Может быть ты – всего лишь этап, испытание, опыт... что-то проходящее, что приведёт меня к нечто большему? Большее, чем ты? Разве это возможно? А что я могу знать наверняка?! Ничего... Я ведь так ничего и не понял! Сотни вопросов и ни одного ответа и это убивает меня ещё больше. Десятки напечатанных страниц с попытками анализа и разбором ситуации. Попытки отделить реальность от фантазий и грёз. Попытки найти хоть что-то стабильное, на что можно опереться и продолжить движение в нужном направлении, или хотя бы зацепившись, остановить свободное падение в пустоту... Одни лишь попытки... Всё было зря, ничего так и не вышло. Зато воспоминания останутся.

Микалоюс Чюрлёнис...Хорошо, что я ничего не поломал, а действовал осторожно. Хотя мысли были. Разные мысли. Я был в нескольких шагах от полной (само)деструкции. Не знаю, хватило бы у меня мужества разрушить свою (и твою) жизнь... Нет, скорее всего, так как я слишком слаб для этого...

...Та встреча промозглой осенью, которая перевернула мою жизнь, разделив её на «до» и «после». Мы договорились не ломать жизни друг друга изменами. Ведь мне и не нужен был секс! О каком сексе может идти речь, когда сливаются родственные (так мне казалось) души?! Я мечтал о трансцендентном опыте в парадигме взаимодействия Человека со Вселенной!! О союзе двух личностей, совместно познающих реальность и воплощающих познанное в творчестве... Разве дрыганье одной человеческой тушки на другой может сравниться с этим?! Смешно, право слово. Мне достаточно было держать тебя за руку и всматриваться в бесконечную глубину твоих глаз... Всего лишь держать за руку...

Тогда, прощаясь, я уже знал, что мы видимся первый и последний раз. Слишком всё удивительно получалось. Слишком удивительно для того, что бы быть реальным и продолжаться. Да, через некоторое время я запланировал и подготовил новую встречу. Я почти всё уже организовал, как вдруг... У тебя нашлись более важные дела и более важные встречи с более важными людьми... Банальность? Реальность! Хотя твоя сепарация от меня произошла гораздо раньше, и я чувствовал, что наши взаимоотношения висят на волоске. Не смотря ни на что, я всё же надеялся, верил и ждал... И сгорал...

А ты исчезала на моих глазах...

...Ты пропагандировала открытость и эмоции... Полное доверие, абсолютную дружбу... и была обжигающе холодна и равнодушна. А я был этаким «нечеловеком», с ледяным разумом и атрофированными (в теории) чувствами, а сам задыхался от эмоций, растворяясь в отчаянии... Ирония судьбы...

Мы обещали рассказать друг другу, если кто-то из нас первым продвинется немного дальше в Неизвестность. Я до сих пор помню это обещание – как только я что-то узнаю, то я расскажу тебе об этом. Обязательно расскажу! Я не забуду тебя... Я просто не смогу забыть тебя!

Мы ведь планировали совместную деятельность по многим фронтам. Или это лишь я планировал? Мы могли столько сделать вместе!.. Мы... Объединив свои усилия и возможности... Я ведь так мечтал сделать что-то вместе! Так мечтал... Мечтал...

Был ли я «одним из...» у тебя? Одним из тех, кого бы ты называла лучшим другом, с кем бы делилась секретами и была бы полностью открытой? Да неважно это... Мне ведь нечего стыдиться и я даже рад, что перенёс всё это практически без потерь... «Практически», так как моё здоровье всё-таки подпортилось, иммунитет ослаб, да и сердечко то и дело покалывает… Такой эмоциональной встряски у меня не было уже давно. И это чувство, которым я горжусь – чистое в своей абсолютности и абсолютное в своей чистоте, искорка которого останется у меня внутри навсегда... И это самое главное, что я вынес из этого испытания – мои эмоции и чувства. А была ли ты на самом деле или нет – не так уж это и важно для меня сейчас.

Чувства... То, что я поначалу чувствовал нельзя описать словами. Эмоции давили на меня, выворачивали наизнанку, расплющивали, подбрасывали в воздух и кидали обратно на землю. Наверное, так действует наркотик – сначала наслаждение и эйфория, а затем интоксикация, ломка и жёсткий отходняк... Да, похоже... И я не справился с этим. Я чувствовал то, что, может быть, уже никогда не буду чувствовать... Это было больно... Но я не знаю, как это называется. Ощущения были такие, как будто меня придавила многотонная плита, затем меня подожгли и начали медленно отрывать кусочки души. Так это называют любовью?! Любовь ли это? Я не знаю, и никто не знает…

А сейчас... я рад, что живу с тобой в одном измерении, в одном времени и на нашей общей планете. Фактически мы не так уж и далеко друг от друга... А там, в будущем, кто знает... Может быть, когда-нибудь...

Но, с другой стороны, немного жаль, что ты – это просто моё наваждение...

 

* * *

...Меня всегда радовало, когда в разных умных книжках я читал мысли, схожие с моими. И я задался вопросом – а что именно мне даёт тот факт, что мои мысли разделяют более продвинутые дяденьки (гуру, учителя и пр.)? Только ли удовлетворение собственного тщеславия? Или что-то большее? Веру в собственную правоту? Или ничего не даёт? А если ничего не даёт, то зачем тогда эти книжки читать?

Мауриц Корнелис Эшер

Если то, что мы узнали, находится как бы в одной системе координат с нашими собственными мировоззренческими принципами, мы воспринимаем это как истину – «ну это же мистер Философ сказал, и я думаю так же! Значит это – ИСТИНА». А вот всё то, что вне нашей системы и требует неких (порой даже очень серьёзных) усилий для понимания, осознания и принятия, почти всегда сразу же отбрасывается как «отстой». А как вылезти из собственной системы координат? Надо ли вливаться в чужую систему? Можно ли сформировать другую свою систему? Можно ли сделать множество систем координат для разных случаев – (условно) трёхмерную, четрырёхмерную... многомерную... универсально-многомерную систему для полного понимания реальности и постижения мира во всём его многообразии?

Многие учения несут в себе именно это: избавление от стереотипов и от навязанных извне чужих мыслей и т.п. Но пока никто не предложил ничего, чем можно было бы заполнить ту чудовищную пустоту внутри обычного человека, когда он подходит к границам своего понимания... Может быть и предлагали, но я не встречал. Я не беру в расчёт мракобесов из монотеистических религий и различного рода фантазёров, «познавших истину», коих в последнее время развелось предостаточно. Они, словно стервятники, налетают на обессиленного ищущего, бредущего по пустыне познания и умирающего от «жажды».. Нет ИСТИНЫ! По крайней мере, для современного человека потребляющего (Homo Consumens). Я всё надеялся, что предложат хотя бы творчество. Ан нет... Ну да ладно...

Тут, опять же, множество различных вопросов возникает. А готов ли человек ко всему этому, когда встанет на путь познания реальности и избавится от навязанных мыслей? Готов ли отказаться от «костылей» и привычных «островков стабильности» своего серого бытия? Что он будет делать в этом хаосе в одиночку? Тут уж каждый сам должен сделать выбор. Как в фильме «Матрица»: какую таблетку выбрать – таблетку ПРАВДЫ и несчастную, полную страданий жизнь? Или ваш выбор это таблетка ЛЖИ и счастливая жизнь, полная наслаждений? Каждый пусть ответит для себя сам и будет хотя бы раз честным перед собой...

 

Употреблять осторожно!

Иногда на твоём пути появляются определённые люди, странные, непонятные… Они не несут ничего, никаких знаний, никакой радости или любых других положительных эмоций. Рядом с ними сразу становится как-то некомфортно. Но по тем или иным причинам ты вынужден с ними взаимодействовать, а иногда они даже начинают притягивать к себе, засасывая в чёрную дыру собственной пустоты… Более того, они могут причинить тебе неприятности и даже страдания! Бывает, что тебе кажется, что всё хуже некуда. Но лишь спустя какое-то, достаточно длительное время, ты начинаешь чувствовать к ним …благодарность! Да, это странно, но ведь если бы они не появились на твоём пути, то ты не знал бы о скрытых гранях человеческого естества… Не знал бы, что бывают и такие люди, отличные от твоего уже ставшем привычного окружения...

А та боль… Боль послужила катализатором! Это как змеиный яд – в больших дозах убивает, а в очень малых – полезен. Так и эти люди – малая доза змеиного яда, но она необходима, если ты хочешь развиваться, если ты предпочитаешь опасную динамику сытой статике, если ты выбираешь познание…

Они не личности, они не имеют никакого значения для тебя, ведь они всего лишь пузырёк с ядом…

 

Единение

Умерев под сияющим солнцем,
Растворившись в весенней воде
Растекаясь по талому снегу
Отныне я буду везде…

Анатолий ФоменкоЯ своей увядающей плотью
Накормлю луговые цветы.
Теперь я частичка природы,
Крупица земной красоты.

В глубины рек уйду я с рыбой,
И с паразитом в плоть вопьюсь,
Жучки утащат меня в землю,
А с птицей – в небо вознесусь.

Я в каждом камешке, в песчинке,
В траве и в дереве, в цветке,
В земле я, в небе и в росинке,
В болоте, в озере, в реке…

Я растворён в стволах и листьях,
В кустах, лишайниках и травах,
Во всём живёт чуть-чуть меня,
Везде теперь мой прах ветшалый.

Дождём я выпаду на землю,
Туманом лес я обниму,
И свежесть утренней прохлады
Возьму с собою я во тьму…

Нет больше боли и страданий,
Впадает разум в забытье.
И растворившись в мироздании
Я окунулся в Небытие…

Меня уж нет, но смерть ли это?
Осуществились все мечты.
Отныне я и есть Природа
Единство вечной красоты…

 

Кошмар

Одним из своего рода кошмаров, или, скорее, просто неприятных снов, который несколько раз повторялся в подростковом возрасте был следующего содержания. Хотя какого-то конкретного содержания, в принципе, не было. Просто снилась деревня, где я проводил все школьные каникулы и железная дорога. Я по одну сторону дороги, а по другую – все мои ближайшие родственники. И вдруг появляется бесконечной длины поезд, и я понимаю, что к своим родственникам я попасть не смогу, т.к. поезд никогда не кончится. Вот такой вот странный сон.

Анатолий ФоменкоСледующей темой была всякая некротика. Один сон запомнился, как будто бы я плыву в чистейшем озере (я в реальности плаваю очень плохо, но воды совсем не боюсь), плыву под водой, как дельфины плавают, а вокруг меня тучи полуразложившихся трупов. При этом я никакого страха или отвращения не испытывал. В другом сне мне снилось, будто бы я держу в руках собственный череп! Настоящий, тёмный, с небольшими кусками плоти (не явно). Я хотел его где-нибудь сварить, покрыть лаком, а потом поставить на стол или ещё куда-нибудь в качестве украшения. Сон был очень яркий. Череп видел во всех подробностях. Я его во сне подробно рассматривал. Даже перевернул, что бы пломбы в зубах посмотреть... И опять же, никакого страха или отвращения не испытывал.

И, наконец, самая тяжёлая тема сна, повторяющегося раз за разом достаточно продолжительное время, была такая. Всё началось тоже в раннем детстве, когда мне было года четыре. Как-то я проснулся среди ночи в истерике и стал показывать матери в тёмный угол комнаты где, как мне казалось, кто-то (или что-то) есть. Самое интересное, что это там такое я ни описать, ни толком разглядеть не могу. И от этого становится ещё страшнее! Страх неизвестности...

Впоследствии примерно этот же «сюжет» повторялся несколько раз, но немного в другом виде. Снилась моя старая «хрущёвка», в которой я прожил половину жизни. Как вдруг внезапно вырубался свет и в темноте буквально кожей чувствовалось, что кто-то хочет проникнуть в квартиру! И это не человек и не животное! Никаких звуков, скрежета и прочего не было. Было именно чувство, что нечто рядом, нечто непознанное, нечто не из этого мира! И было желание затаиться, убежать, спрятаться... Был не просто страх, не боязнь за жизнь и не боязнь быть покалеченным, а был именно лавкрафтовский ужас НЕИЗВЕСТНОГО!

 

* * *

...Отсекая веру, вспарывая надежду, растаптывая любовь...

 

Эмоция

...За твоей спиной остался увядающий мир, едва видимый в лучах гаснущего Солнца. Ты стоял на пороге вечности и всматривался в бездну. Пред тобой простиралось Ничто, и ты пытался разглядеть собственный кошмар, весь этот ужас необъятного и непостижимого слабым разумом Небытия, растворяющего в себе любую жизнь и любую материю. Теперь тебе нужно сделать лишь один шаг...

Мауриц Корнелис Эшер

И шагнув в пропасть, ты начал свой полёт в этом движущемся и бурлящем первозданном океане. Теперь ты летишь в виде ничтожной живой крупицы, мечась, словно мотылёк, и ища исчезающие лучики света для того, чтобы понять направление движения. Ты старался подлететь к источникам этого излучения, но они причиняли тебе невыносимые муки: приближаясь к ним, ты терял кусочки своей души, а испепеляющий свет медленно прожигал твою сущность своими смертоносными лучами... И, не смотря на это, превозмогая боль и отчаяние, не смотря ни на что, ты продолжал своё движение в Вечность...

...Ты узрел, как демон закружился в своём безумном танце, увлекая за собой гигантское скопление космической пыли. И сгусток этот, не в силах противостоять законам мироздания и движущей тёмной силе, медленно начал своё вращение, постепенно закручиваясь в сияющую спираль...

...Вдалеке бесконечности, за этой пеленой ты увидел... Ты увидел её! Это была ещё одна, другая частичка жизни! Живая сущность, которая, как и ты, плыла в этом безбрежном океане, так же как и ты, пыталась найти источники света, обжигалась, истлевала от боли, металась и, тем не менее, продолжала свой путь в Небытие... Это было прекрасное неведомое существо, такое тёплое, нежное и трепещущее, которое, словно весенний цветок, пробивший тонкий тающий лёд, расцвело перед тобой...

...И вдруг среди ледяного безмолвия зазвучала музыка. Всепоглощающая и всепроникающая музыка, от которой не убежать, от которой нельзя спрятаться, заткнув уши. Та музыка, которой отдаёшься полностью и в которой растворяешься, не обращая внимания на мучения и ломку. Неземная мелодия тонким сверлом проникает в мозг, и мысль теряется в лабиринтах закрученных и путаных гармоний. Но это не музыка из привычных звуков. Это были вибрации мира, вибрации всего сущего, слитые в единый стремительный поток, сметающий всё на своём пути...

2011-2013






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте