Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Государственная Академия Художественных Наук

Без сомнения, ГАХН - интересная и потрясающая по своей задумке организация, целью которой было "всестороннее научное исследование вопросов искусства и художественной культуры". Академия подразделялась на три отделения: психо-физическое, социологическое и философское. В статье ниже об этом можно прочитать подробнее.

Что показательно, финансовая или какая либо другая "шкурная" составляющая вообще не упоминаются.

Да, и ещё. Конечно, я понимаю, что тогда и жулики были, и, скорее всего, деньги также, как и сейчас, пилили и отмывались... Но ведь находились же люди, которые ставили подобные задачи! Даже то, что "власть имущие" просто задавались подобными вопросами, уже удивительно само по себе!!! А тут на уровне государства создаётся такая организация, смело "крышующая" самые передовые, авангардные проекты, и даже более того - подходит к этому с научной точки зрения!

Интересно, а в других странах в то время было ли что нибудь подобное?

Читайте статью из первого номера журнала "Искусство" за 1923 год, издаваемого Академией.


I.

Российская Академия Художественных Наук возникла в необычных условиях. Социалистическая революция, объявившая решительную войну старому миру, не знает нейтральных сил как материальных, так и идеологических. Особенно в первый период обостренной борьбы не только к каждому гражданину, но и к каждой философской системе, ко всякому миросозерцанию и идейному течению предъявлялось требование стать по ту или другую сторону баррикады.

Искусство оказалось в самой гуще гражданской войны. Даже представители принципа самодовлеющего автономного искусства, далекого от злобы дня, чувствовали, что нам, современникам революции, выпало на долю быть свидетелями одного из величайших сдвигов, какие только знала история, и что ни одна из форм человеческого творчества не может остаться незатронутой вихрями переворота.

От искусства более властно, чем от науки и философской мысли, революционное сознание требовало непосредственного участия в разыгравшихся мировых событиях. Такое требование вполне естественно. Искусство — наиболее всесторонняя форма организации коллективного сознания, наиболее действенная и могущественная, захватывающая в сферу своего влияния непосредственно огромные массы, чего нельзя сказать о науке. Неудивительно поэтому, что истекшее пятилетие ознаменовано нарождением бесчисленного количества скороспелых эстетических теорий, художественных школ и направлений во всех видах искусства.

Каждая из этих школ и теорий претендовала на завидную роль быть единственным художественным выражением того огромного нового, что рождалось среди бурь революции и требовало своего всестороннего идеологического оформления, каждая объявляла себя «искусством будущего». У всех на памяти ожесточенные дискуссии по вопросам театра и литературы, поединки между левыми и правыми художниками, возвышение и падение футуризма, борьба за конструктивизм и т. д.

II.

Государственная художественная политика на протяжении этого периода пережила ряд коренных изменений. В правящей партии не было и нет до настоящего времени единого, твёрдо установленного, отношения как к различным художественным направлениям, так и к вопросу о взаимоотношении между государством и искусством. Если в области хозяйственной и политической революционная власть не боится опытов и выводов, вытекающих из опыта, то в такой капризной области, как художественное творчество, правительству приходилось менее всего соблюдать внешнюю последовательность, в особенности, если принять во внимание, что защита завоеваний революции, хозяйственное и политическое строительство, естественно, поглощали главные средства и внимание власти. Достаточно вспомнить ряд быстро сменявших друг друга реформ при организации государственных органов, ведающих художественной жизнью страны.

Несмотря на неотложность военных и хозяйственных забот правительства, искусству с первых дней революции была уделена та доля внимания, которая позволила почти в неприкосновенности сохранишь наши художественные сокровища, наши художественные учреждения и школы, и, кроме того, открыла путь широким революционным исканиям и экспериментам в области театра, живописи, поэзии и эстетических теорий.

Неорганизованная борьба мнений и влияний в эпоху революции не составляет исключительной особенности искусства. Эта неорганизованность, естественно, царила в первые  годы во всех областях государственного строительства, — так беспредельна была задача, поставленная Октябрьской революцией, так много вопросов требовали немедленного решения.

Потребность в глубоком подходе ко всем проблемам искусства, идея создания компетентного органа, который мог 6ы стать центром художественной мысли страны, эта идея и эта потребность могли получить реальное осуществление с того момента, когда советское государство, отстояв свою независимость против врагов, получило возможность подойти к задачам культурной жизни с полным вниманием.

III.

Такова историческая атмосфера, в которой возникла Российская Академия Художественных Наук. Необычными историческими условиями объясняется и та роль, которую она может сыграть в жизни страны, и тот путь, по которому ей предстоит идти для того, чтобы выдержать неизбежные в революционное время удары и опасности. Академия, в противоположность старым научным учреждениям, не может не подойти ближе к волнующим вопросам современности, не может остаться чуждой злобе дня. Рожденная в атмосфере революции, она должна стать тем учреждением, где, при всей строгости научных требований, будут обретены пути живой связи науки и жизни, будет отброшено все мёртвое и схоластическое, что примешалось к науке на протяжении веков.

«Искусство» — орган Российской Академии Художественных Наук. Говорить о задачах этого журнала — значит говоришь о задачах Академии.

Когда 16 июня 1921 года состоялось первое заседание Научно-Художественной Комиссии при Главном Художественном Комитете, Народный Комиссар Просвещения А. В. Луначарский так определял задачи будущей Академии: она должна объединить в своих стенах компетентных представителей всех видов искусства, спецов, а также революционных его представителей. Академия должна стать высоко авторитетным   органом, на который может опираться Главный Художественный Комитет, руководящий художественной политикой страны. При разноголосице в вопросах искусства, при ожесточенной борьбе направлений, которая имеет место сейчас не только в плоскости академических споров, но, — что хуже, — в учреждениях, ведающих художественной жизнью Республики, — нужна некоторая общая предпосылка для решения всех спорных вопросов, авторитетный орган, решения которого были 6ы окончательными и выносились 6ы на основании строго научных данных.

Такова была первая задача, поставленная Академии — быть экспертно-консультативным органом при высшем государственном учреждении, руководящим художественной жизнью страны. Эта задача наложила своеобразный отпечаток на работы Академии. Ряд заседаний был посвящен обсуждению проблем, выдвинутых революцией в области искусства. В занятиях Академии на ряду с специалистами приняли участие ответственные работники Наркомпроса во главе с А. В. Луначарским, прочитавшим ряд докладов по вопросу о взаимоотношении между искусством и задачами государства. Близость к жизни, стремление установить живую связь между теоретическим исследованием и запросами современности выделяют Академию из ряда других аналогичных учреждений.

IV.

Но Академии была поставлена задача не только служишь злобе дня в разрезе углублённого научного исследования. Она должна была работать и «на вечность». Её задача — строить научную эстетику, систематизируя опыт прошлого, между прочим, и тот огромный опыт, который накопился у нас за четыре года художественной работы. Теория искусства и по сейчас находится в младенческом состоянии. Каких-нибудь определённых канонов эстетики не существует и на  западе.

Жизненность задач, поставленных Академии, подтвердилась её быстрым ростом. В короткий срок она стала средоточием крупных научных сил, работающих в области искусства.

Для того, чтобы всесторонне охватить проблему искусства, Академия ведет свои занятия в трёх основных разрезах. Первая группа работ имеет в виду синтетическое изучение явлений искусства, как продуктов духовной и материальной творческой деятельности, с точки зрения эмпирико-позитивного исследования в их а) элементах, b) конструкции и с) композиции. Центром внимания здесь является материал. Наряду с деятелями искусства психо-физическое отделение, в котором сосредоточена эта группа работ, объединяют представителей точных наук. Методами работы служат наблюдение и эксперимент над содержанием и процессами художественного творчества и восприятия и над произведением искусства во всей его сложности, как психо-физическим объектом. Исследование элементов цвета и линии, элементов скульптуры, элементов художественного восприятия, в частности, восприятия пространства, законы конструкции в неорганической и органической природе, во внехудожественном творчестве, в отдельных видах искусства (архитектура, скульптура, живопись, музыка, пластическое движение, литература), проблема конструкции в монументально-синтетическом искусстве (синтез пространственных искусств и синтез пространствснно-временных искусств) — таковы обширные задачи, поставленные этим отделением Академии, чрезвычайно трудные по новизне и грандиозности темы, по неразработанности методов исследования явлений искусства в таком разрезе, но тем не менее задачи, настоятельно диктуемые современным состоянием науки об искусстве.

V.

Если центром внимания первого отделения является материал, произведение искусства, как психо-физический объект, то социологическое отделение главной задачей своей считает проблему взаимодействия искусства и воспринимающей среды. Целью социологического отделения является исследование искусства с точки зрения его социального происхождения и значения. В этой группе работ выдвинуты проблемы философии и психологии творчества, техники и стиля под социологическим углом зрения. Задача отделения — в постановке вопросов и планировке занятий исходить из потребностей живой жизни, принести научное знание на помощь целям культурного строительства момента. Вопросы художественного образования и воспитания, пропаганды и агитации, словом, все вопросы художественной жизни в плане государственного строительства стоят в порядке работ отделения наряду с задачами исторического и общетеоретического характера. Поэтому отделение входит в рассмотрение агитационно-пропагандистских изданий и в числе своих задач ставит изучение планов и программ школьного и внешкольного художественного образования.

Изучая художественное произведение, как социальное явление, социологическое отделение в основу своих работ ставит марксистский метод исследования и, в частности, наметило обширный библиографический указатель по истории марксистской эстетики, куда должно войти обозрение эстетических взглядов не только Маркса и его ближайших сотрудников, но и вообще марксистов всех стран и народов. Кроме того, отделение подготовляет ряд сборников, в которых имеет в виду дать законченные работы по вопросам марксизма в искусстве. Поэтому отделение поставило своим членам ряд заданий, часть которых уже выполнена в докладах, подлежащих опубликованию, часть является предметом исследования («Маркс и искусство», «Меринг и искусство», «Плеханов и искусство» и т. д.).

Если задача психо-физического отделения — объединить деятелей искусства и представителей точных знаний, то социологическое отделение стремится вовлечь в круг своих работ представителей политической мысли и государственных деятелей.

Полное осуществление задач, поставленных Академии, довершается работами наиболее молодого из трех основных ее отделений, — философского, перед которым стоят две ближайшие задачи: 1) подвести итог деятельности эстетической мысли, европейской и, в частности, русской как в области систематического анализа, так и в сфере методологии самой науки эстетики, и 2) выяснить и систематизировать теоретические предпосылки новых и новейших течений в искусстве, что становится осуществимым благодаря наличию в числе членов Академии представителей отдельных искусств. Поэтому отделение в своих занятиях останавливается не только на основных течениях в современной эстетике и на её выдающихся представителях (напр., эстетика Бенедетто Кроче), не только на основных вопросах эстетики (вопросы о природе творчества, о принципе красоты), но и на проблемах, связанных с отдельными видами искусств (импрессионизм, как стиль современности, о природе архитектуры, о природе поэзии, проблема оперы, система Станиславского и np.).

Если принять во внимание, что философское отделение, подобно двум первым отделениям, вовлекает в свою среду представителей не только искусства, но и научных дисциплин, связанных с заданиями отделения, то станет ясным, что впервые в России исследование вопросов искусства ведется на таком широком базисе, впервые изучение искусства производится в окружении точных наук, социально-политической и философской мысли.

Стройный план, по которому развертывается деятельность Академии, сказывается в тех задачах, которые ставят себе отдельные секции, состоящие из специалистов по отдельным видам искусств и выполняющие задания отделений. Так, секция пространственных искусств стремится к аналитическому исследованию вопросов пространственных искусств, поставленных отделениями в плане синтетическом. Литературная секция наметила разработку проблем творческого замысла, композиции и формы. Театральная — работает над проблемами автора, актёра, техники сцены, репертуара, музыкальная — над вопросом формы, психологии музыкального творчества и т. д.

VI.

Журнал «Искусство», как сказано выше, должен служишь отражением деятельности Академии.

Кто захотел 6ы в первом выпуске журнала найти более или менее верное распределение света и тени и относительно полную картину разносторонней деятельности Академии, того, естественно, ждёт разочарование. Задачи, поставленные Академией, требуют упорного, напряженного и длительного труда.

Возникшая в освежающей атмосфере революции, свободная от всего отрицательного и схоластического, что неизбежно связано с традициями более старых учёных учреждений. Академия, тем не менее, может подвигаться к разрешению намеченных ею проблем с той осторожностью и основательностью, которые диктуются всяким строгим научным исследованием. Благодаря кризису издательского дела и общим неблагоприятным условиям, связанным с гражданской войной, русские учёные, занятые исследованием вопросов искусства, не имели возможности, путем печати, оповещать широкие круги читателей о результатах своих работ. Орган Академии, где эти работы были подвергнуты всестороннему обсуждению, естественно, отводит им видное место. На ряду с этим, журнал будет следить за движением художественной мысли, освещать вопросы текущей художественной жизни как за границей, так и в России.

Из вопросов, выдвинутых революцией, Академией поставлены в первую очередь проблемы художественной промышленности и проблема художественной агитации. Даже при самом «аполитичном» отношении к искусству, нельзя в наше время отрицать, что нет такого искусства, не существует художественного произведения, которое 6ы не оказывало воздействия на общество. Научное изучение вопроса об агитационной роли искусства, создание предпосылок для целесообразного использования искусства в целях организации нового сознания, соответствующего задачам революции, — все эти вопросы составят предмет ближайших занятий социологического отделения при участии других отделений, и журнал будет освещать всё, что будет достигнуто в деле разрешения этой важнейшей проблемы нашего времени.

Таковы обширные задачи Академии и журнала. Новизна дела, трудные условия момента могут послужить некоторым объяснением пробелов первой книги, недостатки которой редакция сознает не менее ясно, чем её будущие критики. Тем не менее, она считала своим долгом положить начало хотя 6ы и несовершенное этому изданию, потребность в котором неоспорима, сделать первый шаг, без которого нельзя двинуться вперед к осуществлению задач, поставленных искусству Революцией.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте