Филателия. Спекуляция и безумие

05.03.2018

Идея написать про филателию возникла совершенно спонтанно, я начал кое-что читать, узнал что-то новое для себя, удивился, и захотелось всё рассказать в статье. Описанные ниже аспекты филателии весьма интересны по отдельности, и про каждый из этих аспектов можно писать самостоятельные большие статьи, если, конечно, удастся раздобыть нужную информацию. Поэтому статья скорее обзорная, лишь освещающая целый спектр проблем и явлений.

Что вы знаете о филателии? Наверняка большинство скажет, что филателия – это коллекционирование марок. Верно, но филателия это не только коллекционирование марок, но и всего, что связано с почтой, почтовыми пересылками и оплатой почтовых отправлений. В филателию входит коллекционирование так называемых цельных вещей (конверты, формуляры), штампов, бланков почтовой оплаты, картмаксимумов (это открытка с маркой, на которой такое же изображение, что и на открытке, и всё это погашено штампом, связанным с этим изображением), ну и конечно марок всяких разновидностей и выпусков.

На марках, как самом популярном виде филателии, мы и остановимся.

Марки я собирал с самого раннего детства, и это увлечение продолжалось у меня в начальных классах школы где-то до 5 класса, и с тех времён советский кляссер мирно стоял у меня на полке. Недавно я начал покупать всякое барахло на известном китайском сайте и случайно обнаружил там марки. Стало интересно, и я заказал себе несколько тематических «кучек» и несколько «кучек-ассорти».

Надо сказать, что собирание марок не носило у меня какого-то систематического характера и в теорию я вообще не углублялся. То есть я попросту собирал почти всё подряд (хотя меня больше интересовали марки с различной техникой, космосом и авиацией) исходя из критериев цены и красивости. Вся доступная тогда филателистическая литература была примерно на одну и ту же тему: история почты, история марок, знаменитые и дорогие марки, как оформить коллекции и т.п., поэтому тематических книжек я не читал, потому что по-настоящему меня интересовала лишь подноготная, про которую разузнать тогда было невозможно.

Один вопрос никогда не давал мне покоя ещё с тех детских времён – почему марки из стран так называемого «третьего мира» были просто потрясающими, очень красивыми, яркими, красочными, а марки экономически развитых стран (США, Англии, Германии и т.п.) в подавляющем большинстве случаев были блеклыми, серенькими, да и попросту неинтересными. Советские марки были ближе к буржуйским, действительно красивых советских марок было не так много. И вот пришло время разобраться с этой филателистической «закулисой», а для этого пришлось покопаться в соответствующих материалах и мне открылось, что…

Но, обо всём по порядку.

Коллекционирование – всем известная страсть, за свою любовь настоящие коллекционеры (особенно обеспеченные) готовы выкладывать приличные деньги. По данным ООН, к концу XX века каждый 10 житель Земли так или иначе был связан с коллекционированием марок. А раз есть спрос и спрос серьёзный, то, казалось бы, что и предложения не заставят себя ждать.

Но вот незадача – выпуск марок как знаков почтовой оплаты, полностью регламентируется государством, точнее федеральной почтовой службой (почтовой администрацией в конкретной стране – и только она имеет право выпускать марки), которая входит в Международный почтовый союз. Часть марок идёт на почтовые нужды – для чего, собственно, марки и существуют и это первичная задача. За этим следит Союз. Другая часть идёт на филателистический рынок – за этой частью следит Международная федерация филателистов. Суть в том, что по регламенту нельзя спекулировать на эмиссиях (выпуске марок). Нельзя выпустить марок меньше, чем этого требуется для почты – таким образом искусственно создавая ажиотаж. Но в то же время нельзя выпустить и больше – тогда теряется смысл коллекционирования и данный выпуск потеряет свою филателистическую привлекательность и не будет покупаться.

Настоящей маркой является марка, выпущенная по заказу почтовой службы, и в идеальном случае, прошедшая почтовые процедуры при отправлении чего бы то ни было, о чём говорит гашение – соответствующая печать на ней.

Но всё не так просто, особенно когда речь идёт о серьёзной прибыли. Разве можно устоять от соблазна заработать, обойдя какие-то там законы, да и по сути, серьёзных карающих законов, запрещающих печатать марки сверх необходимости, нет. Поэтому спекулятивные эмиссии для заработка, а не для почтовых нужд, обнаружились на рынке почти сразу, как только стали формироваться филателистические общества в Европе – в 50-60-х годах XIX века, и появился интерес к маркам из далёких заморских стран.

Можно выделить основные признаки спекулятивной эмиссии:

  • чрезвычайно малый тираж;
  • распространение среди ограниченного круга лиц;
  • ограниченный срок годности или возможности применения;
  • слишком частые выпуски марок экстремально большими тиражами в районах с малым почтовым обращением (например, в малонаселённых островных колониях);
  • ничтожный процент тиража, реализуемый через сеть почтовых отделений, а не через филателистические фирмы;
  • чрезмерно большой размер серий почтовых марок;
  • чрезмерно высокие номиналы марок серий, не вызванные почтовой необходимостью.

По мере развития филателии, стали развиваться полулегальные и совсем нелегальные эмиссии, а то и вовсе фальсификат. Филателия в полной мере столкнулась с реалиями современного мира и большого бизнеса.

Заварился этакий клокочущий бульон – часть коллекционеров хотела редких марок, часть – красивых марок и побольше, почте тоже нужны были марки, фальсификаторы гнали всевозможный фальсификат с надпечатками, новоделами (когда с использованием старых клише печатались новые тиражи), набирающие обороты филателистические агентства из Европы и США удовлетворяли совершенно нездоровые филателистические амбиции стран третьего мира с недоразвитой экономикой и печатали в необъёмных количествах те самые красивые марки, которые прекрасно знакомы отечественным коллекционерам позднесоветской эпохи, а Международный почтовый союз, Федерация филателистов и ряд других организаций пытались за всем этим следить и по возможности регулировать.

Вот на филателистических агентствах хотелось бы остановиться подробнее.

В конце 80-х годов XIX века, немецкий торговец марками Николас Фридрих Зеебек переехал в США и создал типографскую фирму. Первый контракт был заключён с Сальвадором – Зеебек предложил ежегодно к 1 января обеспечивать почту республики бесплатно всеми необходимыми марками, а взамен попросил все непроданные марки ежегодно возвращать ему. Помимо этого Зеебеку разрешили использовать печатные формы изъятых из обращения марок для издания новоделов. Через пару лет подобные контракты были заключены с Никарагуа, Гондурасом и Эквадором.

Воспользовавшись контрактами с латиноамериканскими странами, Зеебек от их имени помимо обычных марок стал выпускать и новоделы, и всякие «редкости», обеспечив сверх меры первые поколения филателистов по всему миру, жаждавших филателистической экзотики. Надо сказать, что подошёл он к этому делу с особой любовью – его марки отличались разнообразием, красочностью, качественной бумагой и полиграфией, да и продавались по умеренной цене, поэтому «марки Зеебека» завоевали заслуженную (хотя и сомнительную) популярность.

Вскорости махинация была раскрыта и разразился грандиозный скандал. В 1894 г. в Лондоне даже было организовано специальное общество «Society for the Suppression of Speculative Stamps» («Общество по борьбе со спекулятивными выпусками марок»), которое возглавило борьбу с первой, но как покажет практика, далеко не последней марочной монополией. В результате почтовые администрации четырёх латиноамериканских стран были вынуждены отказаться от договора, заключённого с Зеебеком.

В XX веке интерес к филателии стал возрастать, чему способствовала выставочная деятельность, которая помимо культурного аспекта стала обладать ещё и коммерческой составляющей. В итоге крупные международные филателистические выставки стали одним из главных элементов стабильного бизнеса с довольно большим финансовым оборотом.

Так же нельзя забывать, что выпуск марок – это неплохое средство пропаганды и способ заявить о себе, особенно когда ты «маленькое, но гордое государство», появившееся во времена деколонизации, или даже ещё не государство, а некое территориальное образование с сепаратистки настроенным населением – вот, дескать, у нас есть отдельная почта и свои знаки почтовой оплаты! Не зря же марки ещё называют «визитными карточками государства». Поэтому к середине XX века торговля марками и другой филателистической продукцией приобрела настолько широкие масштабы, что возникла насущная необходимость в организации международного сообщества профессионально занятых структур в этой сфере бизнеса.

К концу 60-х годов вновь за своё взялись латиноамериканские страны. Например, вот любят филателисты марки для авиапочты, которые отличаются от обычных марок более узкой тематикой (как понятно – связанной с авиацией) и соответствующей надписью – «Airmail». Что делают наши латиноамериканские друзья? Правильно! Печатают слово «airmail» на всех своих марках! Включая те, которые сюжетно к авиации никакого отношения не имеют – с цветами, животными, динозаврами и пр. И это при том, что сами эти страны в те времена даже не обладали серьёзным авиационный транспортом.

Таким образом, на долю латиноамериканских стран приходилось около трети ежегодного прироста марок воздушной почты, поэтому филателистический рынок был завален марками из Парагвая, Панамы, Никарагуа, Колумбии, Венесуэлы, Эквадора и Гондураса. Международная федерация филателии (ФИП) предупреждала о недопустимости подобной эмиссионной политики и многие выпуски вносила в список вредных, которые не допускаются к экспонированию на международных выставках, что привело к падению спроса на эти марки среди филателистов по всему миру, и в первую очередь – в странах Европы.

Даже СССР обжёгся на спекулятивных эмиссиях, выпуская намного больше марок, чем это было необходимо для почтового использования (такие выпуски назывались CTO – Сancelled-To-Order, легитимное почтовое гашение, но без использования марок в качестве средства почтовой оплаты), а непроданные экземпляры гасились штемпелями и продавались оптом дилерам и коллекционерам, таким образом просто тупо зарабатывались деньги, что нанесло огромный ущерб филателистической репутации.  После развала Союза на мировой рынок хлынули тонны российских и советских марок, опустив уже подорванный престиж ниже плинтуса.

Но самый серьёзный удар по филателии был нанесён совсем с другой стороны.

Если вы в позднесоветскую эпоху увлекались филателией, то совершено точно у вас были марки из некоторых эмиратов Аравийского полуострова. У ваших знакомых были арабские марки. В магазинах продавались арабские марки… Везде были арабские марки! От марок остальных стран они отличались яркостью, красочностью, качеством изготовления, поэтому не удивительно, что они привлекали к себе повышенное внимание и пользовались спросом.

Так какую же историю скрывала эта специфическая восточная продукция?

Современные Объединённые Арабские Эмираты берут начало в середине XIX века, когда несколько арабских княжеств оказались под протекторатом Великобритании и получили название Договорной Оман (Trucial Oman). В 1920-х годах на Аравийском полуострове обнаружили нефть, а одновременно с этим развернулось и национально-освободительное движение (особенно в Шардже и Рас-эль-Хайме), подогреваемое иностранными нефтяными монополиями и внешними силами — Ираном, Саудовской Аравией. Англичане установили контроль за правом шейхов предоставлять концессии на разведку и добычу нефти и выдвинули план создания федерации княжеств, но эта идея в последующие сорок лет пребывала лишь в состоянии перспективного проекта. В 1950-х в регион начался приток иностранных инвестиций, доходы от торговли нефтью позволили существенно поднять уровень жизни местного населения. Княжества всё ещё оставались под британским протекторатом.

Самая первая серия арабских марок была выпущена в 1961 году под вывеской «TRUCIAL STATES» («Договорные государства»). В этой серии было 11 марок различного номинала и тиража хватило государствам аж на 4 года.

Во второй половине 1963 года каждому из Договорных Государств, несмотря на безграмотность 90% населения и отсутствие местной почты, было предоставлено право на почтовую независимость. Поначалу эмираты стали выпускать почтовые марки с портретами шейхов, флорой и фауной по 1-2 серии марок в год. Вскорости шесть из семи эмиратов (устоял от филателистического соблазна только самый крупный эмират – Абу-Даби) продали права на печать марок филателистическим агентствам и, как говорится, понеслась!..

На коллекционеров хлынула просто лавина красивых почтовых марок от лица арабских княжеств, печатающихся в Нью-Йорке, Токио, Риме, Брюсселе, Лондоне, Женеве, Бейруте – везде, где была возможность напечатать марки, и были они на совершенно разнообразную тематику: живопись, космос, флора, фауна, спорт, знаменитости и политики.

Неконтролируемые эмиссии эмиратов получили название «песчаные дюны» (или просто «дюны»), а иногда и более радикально – «аравийское безумие»! Кроме этого два княжества – Аджман и Шарджа – дополнительно стали выпускать отдельные почтовые марки и для своих эксклавов, население которых состояло из жителей 1-3 деревень.

В более широком смысле под «дюнами» называют эмиссии четырёх категорий:

• эмиратов бывшего Договорного Омана (кроме Абу-Даби);

• государственных образований в ходе гражданской войны в Северном Йемене;

• султанатов бывшего британского протектората Аден (в дальнейшем – Народной Республики Южного Йемена, затем ставшей НДРЙ);

• фантастические выпуски несуществующих «государств», претендовавших на различные части султаната Оман.

Помимо всего прочего искусственно нагнетался ажиотаж: выпускались «элитные» серии с золотым тиснением, беззубцовые, некоторые серии печатались малыми тиражами, для авиапочты, блоками, с различными памятными надпечатками – в ход шли все приёмы, которые непосредственно влияли на продажу.

Дело доходило совсем до абсурда: на некоторых арабских марках были изображения прямо противоречащие шариату – обнажёнка, христианские храмы и т.п. И в большинстве случаев марки даже не попадали в тот эмират, название которого они несли, а прямиком направлялись в филателистические торговые фирмы, распространяющие по всему миру всю эту красоту, то есть, на письма такие марки, разумеется, никогда не клеились. «Гасились» эти марки прямо во время изготовления – печатным способом, то есть печать просто рисовалась, иногда даже в первую очередь, а лишь потом наносился рисунок.

Конечно, все эти выпуски не вызваны потребностями почты, не выполняют своих функций знаков почтовой оплаты, соответственно, подобная печатная продукция не является марками в полноценном смысле этого слова, и поэтому филателистическая ценность такого добра близка к нулю. До сих пор на барахолках можно купить красочные арабские марки на различную тематику по довольно умеренным ценам.

По итогам 1971 года эмирату Аджман, самому маленькому по территории из всех, удалось поставить мировой рекорд по количеству эмиссий в год за всё время существования почтовых марок – 488, то есть новые марки в среднем выпускались от его имени чаще, чем раз в сутки, и это ещё не считая надпечаток, разновидностей и выпусков подчинённого ему крохотного эксклава Манама (не путать со столицей Бахрейна, тоже Манамой).

Это «безумие» не могло продолжаться бесконечно долго. В конце концов, ФИП внесла в свои «черные списки» все марки ОАЭ, выпущенные после мая 1967 года. Помимо всего прочего, в «чёрный список» автоматически попали все беззубцовые спекулятивные выпуски марок, вышедшие после 1 января 1968 года. Редакторы трёх крупнейших мировых каталогов почтовых марок «Ивера», «Скотта» и «Гиббонса» перестали указывать котировку этих выпусков. Данные радикальные меры принудили почтовые администрации многих стран, а не только эмиратов, отказаться от услуг филателистических агентств и перейти к умеренной эмиссионной политике. Из-за санкций арабские марки быстро стали терять в цене и выпуск их постепенно свернулся. А чуть позже стали появляться сообщения и о банкротстве некоторых агентств.

На одном зарубежном форуме удалось обнаружить названия крупнейших агентств, печатающих «дюны»:

С марта 1964 по март 1967: Finbar Kenny

С марта 1967 по август 1969: Middle East Stamp Co.

С сентября 1969 по август 1971: Fouad Antoun & Martin Sellinger

С сентября 1971 по март 1973: George Koro

После того как Великобритания официально объявила о намерении вывести к концу 1971 года свои войска со всех территорий к востоку от Суэцкого канала, в том числе из зоны Персидского залива, главами восточноаравийских княжеств было подписано соглашение о федерации. 2 декабря 1971 года было провозглашено государство Объединённые Арабские Эмираты.

К апрелю 1973 года федеральным декретом Генеральной почтовой администрации министерства коммуникаций ОАЭ вся княжеская самодеятельность была выведена из почтового обращения и заменена почтовыми марками ОАЭ. С тех пор этот регион проводит весьма консервативную и умеренную филателистическую политику.

Однако и после прекращения реального хождения, «дюны» продолжали выпускаться вплоть до конца 70-х годов некоторыми агентствами (в частности, одним издательством в Неаполе) якобы от имени эмиратов, в том числе и в гашёном виде.

Не смотря на свою одиозность, «дюны» – интересная тема для исследования того, кто, что, сколько и зачем напечатал. Да и по качеству некоторые выпуски довольно красивы, самобытны и вызывают эстетический интерес.

Так была остановлена очередная волна филателистического бума, созданная агентствами в 70-е годы XX века. Но на месте старых филателистических агентств тут же возникли другие, причём более мощные и более наглые…

Но это уже совсем другая история.


Используемые материалы:

«Песчаные дюны», и другие смежные статьи из Википедии.

«Аравийское безумие» глава из электронной книги «Мир филателии».

Журнал «Филателия СССР» №7, 1968 год.

Журнал «Филателия СССР» №2, 1969 год.

Журнал «Филателия СССР» №11, 1974 год.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте