Человек и машина

Источник: журнал «Наука и жизнь», №8, 1962 год.

Что такое кибернетика? Может ли машина быть умнее человека? В чём сходство и различие процессов обучения людей и автоматов? Эти и многие другие вопросы обсуждались на конференции, посвящённой философским проблемам кибернетики. Она проходила 1-2 июня в Доме учёных в Москве. Со вступительным словом к участникам совещания обратился академик

Аксель Иванович БЕРГ, председатель научного совета по кибернетике Академии наук СССР:

– Кибернетика – это наука об управлении сложными процессами. Именно в социалистическом государстве с его плановой экономикой достижения и возможности новой науки – кибернетики – должны быть полностью использованы на благо общества, поставлены на службу строительству коммунизма.

Возникает вопрос: может ли наша наука помочь решению важнейших задач по повышению эффективности управления?

Повышение эффективности управления означает повышение эффективности труда советских людей. Любая наука может успешно развиваться только в том случае, если существует реальная потребность в использовании её возможностей и достижений. Вся история развития советской науки, социалистического народного хозяйства и нашего общества даёт многочисленные примеры успешной помощи науки в решении важнейших проблем и в удовлетворении потребностей и запросов страны. Кибернетика не является исключением. Мы стараемся понять, что важно и что второстепенно в развитии этой науки, чем она может помочь в нашей работе.

Первое. Труд – главное условие существования и развития человеческого общества. Напряжённым трудом мы будем добиваться выполнения задач новой Программы нашей партии. Жить – это трудиться, трудиться – это жить. В труде на благо народа – смысл жизни, в этом счастье человека.

Второе. Труд должен быть целенаправленным. Целенаправленный труд должен обеспечить быстрый научный и технический прогресс, он должен помочь решать важнейшие идеологические проблемы, которые неизбежно будут возникать.

Третье. Труд должен быть производительным, или, применяя термин, широко используемый в новой Программе, труд должен быть эффективным. Это означает, что поставленные задачи должны быть разрешены в кратчайший срок и с наименьшими затратами сил и энергии.

Четвёртое. Целенаправленный и высокоэффективный труд должен быть хорошо организован, должно быть обеспечено соответствие между решаемыми задачами, имеющимся временем и ресурсами.

Пятое. Организованный, целенаправленный и эффективный труд должен обеспечиваться методами и средствами управления, соответствующими имеющемуся времени, трудности решаемых задач и достижениям науки и техники.

Шестое. Труд должен быть не только высокоэффективным, он должен быть поставлен в наилучшие, наивыгоднейшие условия с точки зрения выигрыша времени, человеческих сил и материальных средств. Проблема оптимизации управленческого труда – одна из наиболее трудных и важных задач кибернетики.

Теоретические исследования, организационная деятельность, проектно-конструкторская работа по созданию новой техники, приборов, электронных машин, новых средств связи и видов транспорта, важнейший труд по подъёму нашего сельского хозяйства, по развитию нашей энергетики, управление трудом – всё это должно быть подчинено цели оптимального решения великих задач, поставленных перед нами Программой КПСС. Не последнее слово здесь принадлежит кибернетике, которая наряду с другими науками, никого не подменяя и ни на что не претендуя, кроме оказания пользы делу, будет участвовать в общей работе.

Самым главным был и остаётся фактор времени. Мы не можем себе позволить роскошь растрачивать его. Кончая своё выступление, мне хочется напомнить слова Никиты Сергеевича Хрущёва, сказанные им на XIV съезде комсомола:

«Однако все мы, и молодые и люди постарше, должны считаться с фактором времени. Ведь двадцать лет складывается из дней, а дни из часов и минут. Для того, чтобы выполнить и перевыполнить великие задания, намеченные программой, нельзя терять из двадцати лет ни одного дня, ни часа, ни минуты».

Я уверен, что кибернетика обязательно поможет обеспечить высокий уровень оптимального управления целенаправленным, высокоэффективным и хорошо организованным трудом в науке, в управлении народным хозяйством, в промышленности.

Для этого необходимо продолжать работу по укреплению идеологических и методологических основ кибернетики. Эти цели и преследует открывающаяся конференция.

Конференция вызвала большой интерес. В зале заседаний Московского Дома учёных находились математики и физики, философы и психологи, биологи и медики, инженеры и конструкторы – представители тридцати крупнейших научных центров страны, всего свыше 1000 человек. Совещание заслушало 11 докладов, в прениях выступило около 30 человек.

 

В. М. ГЛУШКОВ, вице-президент Академии наук УССР:

– Многие формы человеческого мышления могут моделироваться в искусственно создаваемых кибернетических системах, но надо помнить, что модель не всегда точная копия оригинала. Паровоз не имеет ног, самолёт крыльями не машет.

Вопрос о том, что машина может быть «умнее» своего создателя, следует рассматривать диалектически. Если ограничиваться той или иной относительно узкой областью умственной деятельности человека, как, например, планирование народного хозяйства, то такая возможность из предмета для дискуссий превратилась в важную практическую задачу. То же самое, хотя и не в столь острой форме, относится и к научному творчеству, прежде всего в области точных дедуктивных наук.

Из умения человека обучить чему-либо машину (задать ей программу) не обязательно вытекает, что он сам может выполнить эту программу. В результате машина оказывается способной открывать новые факты, неизвестные её создателю.

Если электронный «мозг» будет «глупее» человеческого, тогда зачем его создавать? Чтобы облегчить себе физическую работу, человек изобрёл огромное количество машин и механизмов. Ныне человек создаст в помощь себе электронные «думающие» машины.

С каждым годом увеличивается число людей, занимающихся научной работой. Если экстраполировать кривую роста научных работников, то где-то в 1981 году она пересечётся с кривой роста народонаселения. Это говорит о том, что если мы хотим двигаться вперёд, мы не можем мыслить по старинке. В дальнейшем всё более и более значительная часть закономерностей окружающего нас мира будет познаваться с помощью автоматических помощников человека. Однако наиболее важное в процессах познания всегда будет уделом людей.

Человечество в целом всегда будет умнее любой машины.

 

А. А. ФЕЛЬДБАУМ, доктор технических наук:

– Процесс обучения автомата – это процесс целенаправленного изменения эго алгоритма, причём алгоритм, вырабатываемый в процессе обучения, не заложен заранее в автомат его конструктором.

Алгоритм автомата является аналогом манеры поведения человека. Обучение есть именно целенаправленное изменение алгоритма, при котором автомат, обучаясь, научается делать то, чего он не мог делать до обучения, либо делать лучше то, что он до обучения делал хуже. Так же, как ребёнок не рождается с готовым запасом знаний, а приобретает их в результате обучения, автомат приобретает в результате обучения алгоритм, не заложенный в него в готовом виде заранее его конструктором.

Несмотря на аналогию между процессами обучения человека и автомата, цели обучения в том и другом случае существенно различны (а отсюда следует и различие в методах обучения). Целью обучения человека является воспитание в нём разносторонних способностей, умений и навыков. Цели же обучения автомата несравненно уже, они ограничены узкими рамками выполнения определённых заданий. Обучаемые системы появились на свет именно потому, что человеку требуется слишком много времени и труда, чтобы в сложных случаях найти заранее требуемый алгоритм и вложить его в готовом виде в автомат. К тому же непредвиденные изменения объекта управления или внешней среды могут вызвать потребность в новом алгоритме автоматического управляющего устройства, форму которого иногда невозможно или слишком трудно предвидеть. Человеку удобнее по возможности меньше вмешиваться в процесс обучения автомата, по возможности меньше тратить труда и времени на этот процесс. Поэтому обучающийся автомат относительно больше, чем, например, обучающийся ребёнок, должен быть предоставлен самому себе и должен в большей мере учиться на собственных ошибках, что вовсе не является наилучшим педагогическим методом при обучении людей или животных.

 

И. Б. НОВИК, кандидат философских наук:

– Вопрос о соотношении человека и кибернетической машины по мере развития познавательного процесса будет приобретать всё большую значимость. Это обстоятельство объясняется не только важностью данной проблемы для практики построения усовершенствованных кибернетических систем, но и её большим мировоззренческим значением.

Проблема соотношения человека и кибернетической машины органически связана с современной естественнонаучной модификацией основного вопроса философии об отношении мышления к бытию. Установленный кибернетикой факт известной общности деятельности мозга и работы кибернетических машин подтверждает, конкретизирует и развивает диалектико-материалистическое решение этого вопроса.

Одна из точек зрения в решении вопроса о соотношении человека и машины приходит к чрезмерному сближению их, опираясь на тезис, что сознание в конечном счёте должно стать присущим машинам в силу способности их к самовоспроизведению.

Основой такого подхода является высказанное Д. Нейманом предположение о возможности самовоспроизведения машин при достижении ими известной степени сложности. Математическим обоснованием этого вывода занимается академик А. Н. Колмогоров.

Эта идея представляет собой весьма интересное теоретическое соображение. Что касается практического применения её, то здесь, естественно, ещё много неясного. Однако теоретический вывод из идеи самовоспроизведения машин, согласно которому, самовоспроизводясь, кибернетические устройства обязательно придут к обладанию сознанием, мне представляется недостаточно аргументированным в трёх важнейших пунктах.

Во-первых, только опытное исследование самого механизма самовоспроизведения (а оно пока невозможно, так как на практике этот механизм пока не осуществлён) может показать, насколько близок этот процесс к жизни.

Во-вторых, даже если эмпирически обнаружится принципиальное сходство процесса самовоспроизведения кибернетических устройств и эволюции жизни, то ещё следует учесть, что сходство процессов не обязательно ведёт к тождеству их результатов. Поэтому из признания способности самовоспроизведения кибернетических систем вовсе не обязательно следует, что они должны в конце концов обладать сознанием. К сознанию приводит та ветвь биологической эволюции, которая приходит к общественной жизни.

Наконец, в-третьих (это, пожалуй, самое существенное обстоятельство), в самых своих истоках процесс самовоспроизведения машин и эволюция органической материи, приведшая к сознанию, принципиально отличаются в том отношении, что импульсом развития машин был сознательный творческий акт человека, а эволюция органической материи началось, конечно, без какого бы то ни было участия сознательного начала.

Вместе с тем вряд ли целесообразно рассматривать вопрос, как далеко можно идти по пути создания самонастраивающихся систем автоматического регулирования, хотя бы потому, что сам человеческий организм ещё недостаточно хорошо изучен.

 

Выступавшие в прениях рассказали о внедрении кибернетики в различные отрасли науки, техники, культуры.

Такая представительная конференция по философским проблемам кибернетики была организована впервые. Она дала возможность добиться лучшего взаимопонимания между специалистами в области кибернетики и философии.

Совещание приняло развёрнутое решение, в котором наметило дальнейшие пути применения кибернетики в различных областях науки, техники и производства. Конференция утвердила конкретный план работы секции философии научного совета по кибернетике Академии наук СССР. Всё это будет способствовать дальнейшим успехам кибернетики – новой важной области современной науки.      






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте