Создать нельзя копировать 2/3

Читать первую часть статьи.

Не могу не написать о политических моментах, о которых тоже многие критики «забывают».

Слышали когда-нибудь про организацию CoCom (Coordinating Committee for Multilateral Export Controls) – Координационный комитет по экспортному контролю?  Эта организация создана в 1949 году и занималась тем, что определяла, какими товарами можно торговать с СССР, а какими – строжайше запрещено! И это при т.н. «свободном рынке» [18]!

Организация позиционировалась как «международная», но, разумеется, была полностью управляема из США, штаб квартира находилась в Париже, на территории… посольства США! И именно США определяло перечень продукции и характер технической информации, которые должны проходить экспортный контроль, а также осуществляли контроль за выдачей разрешений (лицензий) и наказывали виновных в случае нарушения установленного порядка в области экспорта. А правила были довольно жёсткими и нарушать их даже ради прибыли капстраны не хотели.

Как мы видим, «железный занавес» был обоюдным.

США предприняли серьёзные меры, чтобы американский, а заодно и иной след в советской науке и промышленности, в том числе и в микроэлектронике, не появился. В результате советская микроэлектроника оказалась в условиях жёсткой изоляции от мировых достижений. КОКОМ разработал положение и огромный свод правил, по которым Союзу нельзя было продавать не только передовые технологии и изделия, принадлежавшие к области любой высокой технологии, и в первую очередь к микроэлектронике и вычислительной технике, но технологическое и измерительное оборудование, материалы, прецизионное станочное оборудование и т. д.

В СССР может быть и рады были бы сотрудничать и торговать/покупать нужные товары, но, к сожалению, в полном объёме этого делать было нельзя. В общем, «свободный рынок» существует только для белых господ, а не для всяких холопов…

Не смотря на неплохую номенклатуру отечественной техники (я имею в виду аудио и бытовую аппаратуру), редко какая модель могла по качеству конкурировать даже с ширпотребом из западных стран или из Японии. Про топовые заграничные аппараты даже говорить не приходится – в Союзе аналогов просто не было.

В нашей электронной промышленности всё приходилось делать своими силами. Конечно, спецслужбам частично удавалось пробивать окружающую нас стену КОКОМ и окольными путями добывать кое-какие изделия, документацию, покупать через подставные фирмы материалы и оборудование. Но добывалось далеко не всё и в мизерных количествах – только посмотреть и пощупать. Разрабатывать же всё это и тиражировать в нужных объёмах отечественная микроэлектроника вынуждена была сама. Иногда полученные образцы копировались, но точную копию сделать было невозможно из-за различий в материалах, технологиях, оборудовании и т. п. Иногда делали функциональные аналоги, иногда – целиком собственные разработки. Но всегда разрабатывали и тиражировали сами.

Представить сегодня, чтобы одна страна делала бы всё сама (если это не Северная Корея, которую заблокировали по всем фронтам!), просто невозможно.

В этот самый  КОКОМ входили все члены НАТО (кроме Исландии), Австралия и Япония. И, конечно, Великобритания, как член НАТО, тоже была в КОКОМ.

Думаю, не лишним будет напомнить и о том, что шла «холодная война», а как раз в конце 60-х годов США вели активные боевые действия «защищая демократию» во Вьетнаме и именно там столкнулись с советскими военными специалистами, которые активно помогали вьетнамским товарищам.

Интересная вырисовывается картина. Фирма ICL из страны, являющейся одним из членов организации, возглавляемой США, предлагает не просто сотрудничество с СССР, а обещает полную кооперацию с предоставлением пакета документов на свою машину! Тем самым прямо нарушив постановления КОКОМ, подставив тем самым и свою фирму, и страну! И всё это на фоне «холодной войны» и противостояния СССР-США во Вьетнаме!

Что именно англичане пообещали Сулиму и Ко, что он так отчаянно лоббировали их интересы? Или это была осознанная диверсия? Не хочется верить в детскую наивность советских разработчиков, надеявшихся, что при кооперации с англичанами все неудачи всегда можно списать на них – типа, опять проклятый Запад вставляет палки в колёса.

С другой стороны можно предположить, учитывая прежние заслуги, что Сулим совершенно искренне хотел продвинуть работу с англичанами, тем более, что он был относительно молод и горяч (в 1967 году ему было 42 года и его назначили заместителем министра радиопромышленности).

Ну и наверняка, возможность регулярных заграничных поездок сладко грела душу советского чиновника…

* * *

Обратимся к более чем странной цитате из книги Малиновского:

«Отечественная линия развития вычислительной техники отнюдь не отрицала широкого международного сотрудничества. Наоборот, ее сторонники С.А. Лебедев. Б.И. Рамеев. М.К. Сулим прекрасно понимали, какую выгоду сулит сотрудничество с фирмами Западной Европы, и сознательно шли им навстречу. Западноевропейские фирмы, производящие вычислительную технику, желая быть конкурентоспособными с фирмой IBM, учитывая огромный научный и производственный потенциал Советского Союза, а также неудовлетворенный спрос на ЭВМ в СССР и странах Восточной Европы, первыми сделали конкретные шаги по установлению сотрудничества с Советским Союзом в области создания и производства вычислительной техники. Инициатором выступила крупнейшая английская фирма ICL. разработавшая к этому времени семейство ЭВМ “Система-4", не уступающее IBM-360.

В одной части своей книги Малиновский сетует, что власти отказались делать универсальные «Уралы», а тут неприкрыто радуется за потенциальные перспективы от «дружбы» с ICL. А копирование System-4 называет не иначе как «отечественной линией развития вычислительной техники»! При этом, надо полагать, никакой «катастрофы» и «ужасного ужаса» бы не случилось?

Ещё меня удивило вот это, про Рамеева: «Б.И. Рамеев был активным сторонником и участником переговоров. Им был подписан ряд двухсторонних протоколов с фирмой ICL о сотрудничестве. Он считал, что при тесном сотрудничестве с ICL в соответствии с уже подписанными протоколами “Система-4” могла бы быть воспроизведена одним-двумя заводскими КБ, а основные силы НИИ и СКБ страны можно направить на создание более совершенного ряда машин на базе накопленного опыта с учетом новейших зарубежных достижений, как это предлагал ПНИИММ».

Получается, что такой специалист как Б. И. Рамеев и в самом деле считал, что достаточно только «подружиться» с англичанами, как их System-4 будет «воспроизведена одним-двумя заводскими КБ». И это без необходимой элементной базы, без оснастки, без согласований по ГОСТам и технологическим картам. Или всё это подразумевалось? И серьёзно, «один-два КБ» наладят массовый выпуск будущей универсальной ЭВМ? И сколько времени всё это займёт для «одного-двух КБ»? А что с ПО будем делать? А остальные крупные предприятия чем будут заниматься в это время? Ждать когда «придёт опыт» от пары предприятий, воспроизводящих System-4, а в это время будут продолжать штамповать свои ни с чем не совместимые ЭВМ по паре десятков в год?

«Совместимость с серией компьютеров IBM 360 стала ключевым фактором для заказа ещё двух машин ряда System 4 у фирмы ICL».

Посмотрите на обширную кооперацию по ЕС ЭВМ, но даже в этом случае о паритете с США не могло быть и речи, так какие тогда «один-два КБ» справятся с поставленной задачей?

Башир Рамеев умер в 1994 году, а книга Малиновского вышла в 1995, поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть Рамеев уже ничего не мог, а никаких мемуаров, к сожалению, он не оставил.

Видите, как всё неоднозначно во всех этих «воспоминаниях».

Ещё из Малиновского:

«Высокие руководители попали под гипноз предложения обойтись без разработки математического обеспечения. Его сторонники утверждали, что система IBM-360 имеет наиболее богатую и распространённую во всем мире библиотеку программ, от которой фирма не сможет отказаться даже при выпуске ЭВМ четвёртого поколения, и если мы скопируем машины этой серии, то сможем использовать эти программы, тем самым выиграв время и средства. (Предполагалось, что свои машины мы экспортировать в западные государства не будем!)»

Все тезисы из этой цитаты легко опровергаются.

«обойтись без разработки математического обеспечения» – унификация ПО с системой, являющейся мировым промышленным стандартом – был один из решающих факторов ориентации на System/360. Чуть подробнее про ПО будет далее.

«сможем использовать эти программы» – так и произошло. Покупались программы (в обход ограничений КОКОМ) и серьёзно дорабатывались/модифицировались под собственные задачи. И, разумеется, в больших количествах писалось собственное ПО.

«Предполагалось, что свои машины мы экспортировать в западные государства не будем» – кем предполагалось? Широкое распространение System/360 и экономические выгоды от того, чтобы делать ЭВМ, совместимые с самой распространённой в мире архитектурой, а потом их продавать – вот зачем надо было ориентироваться на IBM.

ЕС ЭВМ (и СМ ЭВМ тоже) не были копиями западных машин, а были разработаны так, чтобы отечественная промышленность (которая была объективно хуже западной) могла наладить крупносерийный выпуск. Обеспечить программную совместимость ЕС ЭВМ со ставшей стандартом де-факто System/360, была одной из целей и была вполне оправданной. Совместимость позволяла наладить сотрудничество с организациями, применяющими ЭВМ, обмениваться прикладным и системным ПО. Многие понимали, что создание АСУ, разработка сложных программных комплексов – задача не менее трудная, чем разработка самих ЭВМ, и надо обеспечить условия для кооперации со странами Восточной Европы и с западными странами в области применения ЭВМ за счёт их программной совместимости.

Ещё из «форумной» критики: «Поэтому заимствовать западные технологии и стандарты, ориентироваться на совместимость было абсолютно необходимо, причём опережающими темпами. Но совершенно необязательно при этом было "засушивать мозги", занимаясь тупым копированием».

Какие мозги и кто именно «засушил» – неясно. ЕС ЭВМ позволил нарастить в приличных объёмах компьютерный парк отечественных машин, построенных на собственной элементной базе. Это стоило огромных финансовых затрат и сил множества инженеров, разработчиков, руководителей, производственников, и всех, кто в этом участвовал и делал свою работу. А про «засушивание мозгов» мог написать человек или вообще ничего не смыслящий в производстве, компьютерной технике и не интересующийся её историей, или совершенно осознанно врать и искажать факты. К какой группе принадлежат те или иные «критиканы» – решайте сами.

В воспоминаниях о Дородницыне [5] всё о том же: «В конце 1969 г. руководством страны совместно с руководством АН СССР принимается имевшее катастрофические последствия (как показал ход дальнейших событий) решение о копировании американской серии IBM/360».

Но какие именно случились «катастрофические последствия», скромно умолчали…

Можно немного пофантазировать и представить, а как бы пошло дело, если бы был выбран путь сотрудничества с англичанами и копирование (совместное производство) их System-4.

Следующим шагом вполне мог бы быть и такой: тогда, когда уже в Союзе было бы налажено производство, поменяна структура, выделены люди и деньги, организованы соответствующие министерства и ведомства, англичане бы подняли лапки кверху и, ссылаясь на КОКОМ, попросту отказались бы от дальнейшей совместной работы. Или бы действовали исподтишка – просто саботировали бы работу в течение нескольких лет, пока Советы не одумались.

Тогда уж точно, отставание бы было не на 10 лет, а навсегда!

С другой стороны, мне сложно представить, чтобы КГБ разрешило настолько тесную кооперацию с буржуями в такой стратегически важной сфере как вычислительная техника – а тогда советское косное руководство наконец-то «проснулось» и стало осознавать необходимость ЭВМ в науке и промышленности. Ещё были свежи воспоминания о «Карибском кризисе», угроза ядерной войны продолжала висеть в воздухе, шпиономания как с одной, так и с другой стороны процветала, поэтому вопрос сотрудничества Союза с ICL, на мой взгляд, был крайне маловероятен. И вполне возможно, что КГБ «настоятельно рекомендовало» всё же «мягко задвинуть» идею о прямом сотрудничестве с англичанами, поэтому ещё задолго до принятия «рокового решения» и по мере разработки аванпроекта всё больше отечественных специалистов склонялись к ориентации на IBM System/360, а многие фактически уже начали работать по этой теме.

Генеральный конструктор ЕС ЭВМ В. В. Пржиялковский это подтверждает – на момент совещания 1969 года уже была проделана некоторая работа: «По IBM-360 имеем систему из 6 тыс. микрокоманд, 90 % схем ТЭЗов, 70 % растрассировано, 7000 единиц конструкторской документации. При переориентировке на ICL придется переработать весь этот задел, это задержит работы на 1-1,5 года. Понадобится много валюты (для закупки ЭВМ фирмы ICL). Вариант сотрудничества с ГДР, успешно ведущей работу по IBM-360, предпочтительнее. Если усилить коллектив математиков, то ДОС можно разработать к 1971 г. Пора прекратить колебания».

Малиновский пишет, что лишь «архивные материалы и рассказы участников дискуссии (Рамеев, Сулим, Дородницын) позволили автору восстановить ход событий». Значит, спрашиваем заинтересованных лиц, а другую сторону спросить «забыли»? Ну да, объективненько получилось (нет).

Здесь как раз очень бы понадобились документы. Одно дело некие «рассказы участников дискуссии» и «воспоминания», и совсем другое – сухие документы с цифрами, сравнениями, плюсами и минусами того или иного пути, которые наверняка были. Да и со стенограммами совещаний было бы интересно ознакомиться. В принципе, Малиновский приводит некоторые стенограммы, но полного доверия у меня к ним нет, потому что, опять же, нет факсимильного изображения и не ясно, откуда он вообще получил к ним доступ.

* * *

За ориентацию на IBM были: директор НИЦЭВТ С. А. Крутовских, министр В. Д. Калмыков и президент Академии наук СССР М. В. Келдыш. Кроме них на архитектуре ЕС ЭВМ, совместимой с System/360, настаивали программисты ведущих организаций, применявших ЭВМ для научных расчётов и обработки данных в АСУ.

Видимо, «сверху» понимали и тот факт, что если дать «карт-бланш» на создание серии универсальных ЭВМ какой-то одной из существующих советских компьютерных школ, то остальные сильно обиделись бы и скорее всего прямо отказались от сотрудничества, либо просто саботировали будущую работу – как уже всем было видно по ракетно-космической технике.

Поэтому за год до «рокового совещания», в 1968 году, был создан отдельный Научно-исследовательский центр электронной вычислительной техники (НИЦЭВТ) – головная организация СССР и стран социалистического содружества (стран-членов СЭВ) по созданию комплекса электронных вычислительных машин «Ряд» – Единой системы электронных вычислительных машин (ЕС ЭВМ).

И, кстати, главные таки обиделись: Сулим подал в отставку прямо во время того совещания 1969 года, Лебедев сказал, что будет делать свой «ряд» не смотря ни на что, Рамеев уволился с поста заместителя главного конструктора ЕС.

Но не все были такими «принципиальными». Дородницын, например, поступил мудрее всех: немного побухтев и поворчав он стал… руководителем всех Межведомственных комиссий по приёмке ЕС ЭВМ! И правильно, не можешь победить – возглавь!

Со временем, Дородницын, который стоял горой за БЭСМ-6, взял ЭВМ ЕС-1060 в ВЦ РАН [5]:

Следующая ЭВМ ЕС-1066 уже удовлетворяла требованиям надёжности и производительности:

- по надежности она была близка к БЭСМ-6;

- программное обеспечение практически соответствовало уровню подобных моделей IBM;

- по технологичности и дизайну ЕС-1066 уже не уступала зарубежным моделям;

- ЕС-1066 превосходила БЭСМ-6 по объёму оперативной и внешней (диски) памяти;

- по скорости центрального процессора ЕС-1066 превосходила БЭСМ-6 на отдельных задачах, но немного уступала интегральной БЭСМ-6 (ЭЛЬБРУС КБ), введённой в эксплуатацию в 1989 году вместо одной из БЭСМ-6.

В. М. Глушков тоже без работы не остался. В киевском Институте кибернетики, под его руководством, разработали оригинальный процессор ЕС-2701 с архитектурой класса MIMD и макроконвейерную вычислительную систему ЕС-1766 и передали их для производства Пензенскому заводу ВЭМ.

Так же его институтом был развёрнут широкий фронт работ по разработке систем автоматизации проектно-конструкторских работ и создан ряд уникальных систем «ПРОЕКТ» («ПРОЕКТ-1», «ПРОЕКТ-ЕС», «ПРОЕКТ-МИМ», «ПРОЕКТ-МВК») для автоматизированного проектирования ЭВМ вместе с математическим обеспечением. Первоначально они реализовывались на ЭВМ «Киев», затем М-20, М-220 и БЭСМ-6 (с общим объёмом в 2 млн. машинных команд), а со временем переведены и на ЕС ЭВМ.

Конечно, этим вклад Глушкова и его института в работу по ЕС ЭВМ не ограничился.

Видите, вроде не похоже на «ужас-ужас» и «смерть отечественной вычислительной техники». Все, кто хотел – продолжали работать и работали самоотверженно.

Мало кто вспоминает про несколько других важнейших решений, которые были приняты в то время.

Проект ЕС ЭВМ предполагал и предлагал международное разделение труда при создании масштабного коммерческого проекта. Именно экономическая привлекательность сподвигла многие страны переориентировать свои производства в сторону совместного проекта по ЕС ЭВМ.

Было подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве социалистических стран в области вычислительной техники, создан Совет Главных конструкторов ЕС ЭВМ. Генеральными конструкторами ЕС ЭВМ стали С. А. Крутовских, А. М. Ларионов, В. В. Пржиялковский. Начались совершенствование и оптимизация отдельных предложенных программных и аппаратных компонентов проекта и практическая работа по его реализации в странах СЭВ.

В 1969 году было принято ещё одно важнейшее решение – о двойном назначение ЕС ЭВМ и о разработке единой конструкторской и технической документации для Министерства обороны и народного хозяйства. Таким образом, у ЕС ЭВМ появился заинтересованный потребитель и контролёр качества разработки и производства. Министерство обороны активно способствовало становлению ЕС ЭВМ. Это проявилось и на государственных испытаниях, и на всех последующих этапах создания и освоения ЕС ЭВМ. Представители МО не только поддерживали, но и практической работой совместно с разработчиком и специалистами завода конкретно решали возникающие проблемы.

С одной стороны, было много неоднозначных требований, в частности, чтобы машина выдерживала ударные нагрузки до 15g по трём осям (хм, это чтобы ЕСки не пострадали при прямом ракетном попадании?), что серьёзно тормозило изготовление и увеличивало стоимость. Но с другой стороны, наличие военных косвенно способствовало более грамотному и ответственному подходу как к проектированию/разработке и составлению документов, так и к изготовлению, наладке и испытаниям.

Я по личному опыту знаю, что если местных (в смысле, с твоего же предприятия) представителей ОТК можно и заболтать, и договориться, то с независимыми военными нельзя сделать ничего. Либо сдавай так, как написано в методике испытаний и так, чтобы получились те же результаты, что и в документации, или «давай, до свидания».

* * *

Нельзя не сказать и о серьёзных технологических проблемах, выявленных в самом начале производства машин ЕС ЭВМ, сопровождавших отечественную ВТ все дальнейшие годы.

Микроэлектронная база, на которой строилась ЕС ЭВМ, создавалась параллельно с машинами. Поскольку цикл разработки ЭВМ составлял минимум три года, то к моменту первой поставки машины потребителю она устаревала по своей элементной базе. До начала 80-х годов отечественные микросхемы неуклонно повышали степень своей интеграции. Так, ЭВМ ЕС-1020 использовала всего восемь типов микросхем серии 155, а к моменту начала её производства появились ещё два десятка типов, причём уже средней степени интеграции.

Наступала эпоха СБИС (сверхбольших интегральных схем) и электронная промышленность Союза показала, что очень плохо готова к изменениям. Строительство завода для производства СБИС оценивалось в несколько миллиардов долларов, а в состоянии эмбарго и выпуская малые партии продукции без выхода на внешние рынки это было сверхзатратным и малорентабельным для социалистической экономики мероприятием.

Химическая промышленность не могла стабильно выпускать для микросхем с корпусами ДИП пластмассу, обеспечивающую герметичность корпуса. В результате этого микросхемы имели крайне низкую надёжность, особенно в условиях принудительной вентиляции шкафов ЭВМ. Так и не удалось наладить в нужных количествах выпуск качественных компонентов ферролака для накопителей на сменных магнитных дисках, прецизионных подшипников, качественного проката для подложек магнитных дисков, магнитной ленты для высокой плотности записи, высокоточных шаговых двигателей для внешних накопителей и устройств.

Но проблемы были не только у СССР, Европа тоже серьёзно отставала от США и фактически была выдавлена с этого рынка.

* * *

Для оголтелых антисоветчиков на поле отечественной вычислительной техники полное раздолье и если мне попадалось что-либо по этому вопросу, то без «своровали» через слово там не обходится.

Например, вот фразы, которую я прочитал у очередного «аналитика»: «вместо того чтобы всерьёз учиться и старательно перенимать опыт…» и «учиться скучно, лучше воровать». Так ориентация на продвинутую и отлаженную архитектуру, которую мы строили на собственной элементной базе и с отечественной периферией и отечественным же ПО – это и есть «учиться и перенимать опыт»!

В спектр проблем того времени никто не углубляется, ведь «авторитетные же источники сказали», при этом всегда имеются в виду деятели типа небезызвестного Б. А. Бабаяна, который может выдать, к примеру, такой перл: «потому что после того, как все были согнаны в одно место, творчество кончилось. Образно говоря, мозги начали сохнуть от совершенно нетворческой работы. Нужно было просто угадать, как сделаны западные, в действительности устаревшие, вычислительные машины».

Вот как! Просто угадать (про «устаревшее» уже даже и не говорю, см. выше), делов то! Такое мог сказать только простой функционер, который к реальному производству никакого отношения не имеет.

В режиме жёсткого эмбарго собрать из довольно ненадёжных отечественных компонентов (которых постоянно не хватало) систему, совместимую с System/360, которую, по сути, делала общемировая кооперация – тут, конечно, никакого творчества не нужно, нужно было просто «угадать»…

«Согнать в одно место»… В кооперацию по созданию ЕС ЭВМ входили все страны СЭВ и сотни предприятий в СССР. Кого «всех» и в какое именно «одно место» согнали – непонятно…

Создание ЕС ЭВМ и СМ ЭВМ в рамках МПК по ВТ было крупнейшим совместным проектом социалистических стран. М. Е. Раковский – заместитель председателя Госплана СССР и председатель МПК по ВТ отметил в 1969 г. в газете «Правда», что впервые в истории стран социалистического содружества началась реализация общего проекта, в котором приняли участие 20 тыс. учёных и конструкторов, 300 тыс. рабочих и техников на 70 заводах. Только к концу 1979 г. в социалистических странах было разработано 240 типов устройств ЕС ЭВМ. За годы сотрудничества разработан 31 тип процессоров, из них 17 – в СССР. Серьёзные успехи были в разработке периферии.

Наверное, это и есть «катастрофические последствия»

70 заводов… 20 тыс. учёных… 300 тыс. рабочих… Кстати, а что серийного разработано и произведено современной Россией за последние 10-15 лет, и как там, тысячи учёных и техников трудоустроены на родном высокотехнологичном производстве?

Опять у Малиновского нечто странное: «…была и польза, – повторили пусть устаревшую, но все же весьма сложную систему, многому научились, пришлось овладеть новой технологией изготовления ЭВМ, разработать обширный комплекс периферийных устройств, появились навыки «советизации» зарубежных разработок. И всё же при этом «варились в собственном котле», с трудом доставая документацию на систему IBM-360».

Признавая, что всё же «была и польза», он, тем не менее, считает, что разработчики «варились в собственном котле». Другими словами, если бы мы выбрали «свой путь», а весь мир продолжал осваивать архитектуру System/360, то тогда уж точно мы не «варились в собственном котле»? Ведь в другой главе он же сам пишет, что «…американская фирма IBM – крупнейшая в США, являющейся поставщиком почти 80% вычислительной техники для всего капиталистического мира». Где логика?

Даже при такой небольшой форе – не надо было разрабатывать свою архитектуру – у Союза не получилось полностью выполнить запланированную норму по компьютерам и добиться паритета с США. Их всегда, до самого развала СССР, постоянно не хватало.

А теперь представьте, если действительно было бы принято решение продвигать свои родные технологии, а про всё буржуйское забыть! Остались бы все те НИИ, которые были до 1969 года. Оттягивали бы все ресурсы на себя, распыляли бы бюджет и силы, выпуская свои ни с чем другим не совместимые ЭВМ в количестве пары десятков штук в год и без соответствующего ПО. Параллельно IBM захватывал всё новые и новые страны, наращивая собственное производство. Но рано или поздно, всё пришло бы к тому, что всё равно надо было бы делать IBM-совместимые компьютеры, но это произошло бы не в 1969 году, а намного, намного позднее…

Просто надо признать, что время создателей компьютеров второго поколения ушло. Как в своё время с мирового рынка ушли и Sinclair, и Compaq, и Armstad, и Dallas, и Silicon Graphics, и DEC, и множество других фирм и фирмочек, которые создавали мировую компьютерную индустрию. Но ничего страшного или «катастрофического» не произошло, никто не верещал, что «всё пропало», «ничего не осталось», прогресс не остановился, а руководители и инженеры приспособились к новым реалиям и продолжали работать.

Читать третью часть.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте