Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

И.Ефремов «Час Быка». Продолжение

После того, как написал о первых впечатлениях, решил немного почитать официальную критику. Действительно, судя по Вики, Ефремов толсто намекал на тогдашнюю политическую обстановку в СССР. Кстати, про СССР Ефремов в своём произведении ни разу не упомянул. У него всегда Россия. Как бы то ни было (опять же, если верить Вики) "Час Быка" подвергся жёсткой цензуре и был полностью издан лишь в конце 80-х.

О смысле названия. "Час Быка", по монгольским верованиям, это самое глухое время ночи (два часа) - время власти злых духов и тёмного шаманства. Словосочетание звучит и в эпиграфе, который представляет собой цитату из китайско-русского словаря епископа Иннокентия 1909 года: "Ди пхи юй чхоу — Земля рождена в час Быка (иначе Демона, два часа ночи)".

Не хотел постить цитаты из романа, но приведённый ниже фрагмент очень уж хорош. Встреча суперземлян с тормансианскими гопниками. Гопники точно такие же, как и в нашей ЭрЭфии - тупые, озлобленные ублюдки, которых хочется пристрелить...


Трое землян,  осуждая себя за промедление,  выбежали на площадь. Торжествующий   рев  вырвался  из  сотни  одичалых  глоток,  но  толпа разглядела необычный вид  людей  и  притихла.  Тивиса  склонилась  над корчившимся  пленником,  осмотрела  кинжал.  Он был покрыт пластинками стали,  пружинисто отделявшимися от клинка  подобно  хвойной  шишке  с длинными   чешуями.   Такое   оружие   можно  было  вырвать  только  с внутренностями.  Тивиса мгновенно приняла решение:  успокоив  раненого внушением,  Тивиса  нажала  две  точки  на  его шее,  и жизнь мученика оборвалась.

Женщина, не в силах встать на ноги, доползла до землян, умоляюще протягивая к ним  руки.  Полуголый  вожак  прыгнул  к  ней,  но  вдруг завертелся  и  с  глухим  стуком  ударился  головой о плиты.  Тор Лик, который сбил его воздушной волной  из  незаряженного  наркотизаторного пистолета,  бросился к женщине,  чтобы поднять ее.  Откуда-то из толпы вылетел такой же тяжелый нож и вонзился между лопатками женщины,  убив ее  наповал.  Второй  нож  ударился  о  скафандр  Тор Лика и отлетел в сторону,  третий просвистел  у  щеки  Тивисы.  Гэн  Атал,  как  всегда рассчитывая  на  технику,  включил  защиту  своего  СДФ,  которому  он заблаговременно приказал быть рядом.

Под рев возбужденной толпы и  звон  ножей,  отлетавших  от невидимого заграждения,  земляне укрылись в проходе в стене.  Не сразу нападавшие поняли, что имеют дело с непреодолимой силой. Они отступили на  площадь  и  принялись  совещаться.  Осмотревшись,  путешественники поняли,  что  находятся в огражденном массивными стенами бывшем парке. Труха рассыпавшихся пней лежала кучками  между  каменными  столбами  с надписями,  плитами  и скульптурами.  Это было кладбище тех отдаленных времен,  когда людей хоронили в городе, около знаменитых храмов. Стена кладбища не задержала бы нападения,  поэтому Гэн Атал выбрал место для установки защитного поля недалеко от входа.  Он поставил  два  СДФ  на "осевых"  углах квадрата,  оконтуренного столбиками из синей керамики. Здесь для нападавших нагляднее  была  граница  запретной  зоны.  После нескольких атак у них выработается рефлекс на непреодолимость, и тогда можно будет иногда выключать поле.  Состояние батарей  очень  заботило инженера   броневой   защиты.  Не  ожидая  подобных  приключений,  они израсходовали много энергии на быструю езду...

Тор Лик  поднял  перископ СДФ,  одновременно служивший антенной. Приближался час,  когда "Темное Пламя" создаст отражательное "зеркало" в  верхних  слоях  атмосферы  над городом Кин-Нан-Тэ.  Путешественники вызовут самолет и смогут посоветоваться по поводу случившегося.

Индикатор связи  показал  синий  огонек.  Для  экономии  энергии решили вести переговоры без изображения, с выключенными ТВФ.

Потрясенная Тивиса бродила между могил и все никак не могла успокоиться, коря себя за опоздание с помощью пленникам.

Тор Лик  подошел  к  ней  и  хотел обнять ее,  но она отступила, отстранилась.

- Кто  эти существа?  Они неотличимы от людей и в то же время не люди. Зачем они здесь? - мучительно прозвучал ее вопрос.

- Вот  это,  наверное,  та самая опасность,  на которую намекали чиновники Торманса, - убежденно сказал  Гэн. -  Очевидно,  они  стыдятся признать,  что  на планете Ян-Ях существуют такие виды - обществом это не назовешь,- виды бандитских шаек,  будто воскресших из Темных Веков Земли!

- Да,  опасность куда страшнее,  чем лимаи  Зеркального  моря  и пожиратели черепов в лесу,- согласился Тор.

- Я вспомнил,  к сожалению,  поздно одну из лекций  Фай  Родис, - удрученно  вздохнул инженер броневой защиты, - о чудовищной жестокости, накапливавшейся в психологии древних  рас.  Отсюда  следовал  вывод  о разных  уровнях  инферно у разных народов в одно и то же время.  Из-за униженности перед владыками  жизни  в  любом  образе  -  зверя,  бога, властелина  - возникает потребность торжества через изощренное мучение и издевательство над всеми попадающими во власть подобных нелюдей.

- Мне кажется,  здесь не то! - возбужденно крикнул Тор Лик.- Как и всякое другое, тормансианское общество накапливало моральные ресурсы через   воспитание   в   суровой  школе  жизни.  Они  израсходованы  в тиранической эксплуатации,  и наступила всеобщая аморальность, которую никакие грозные законы и свирепость "лиловых" сдержать не могут.

- Нет, я должна поговорить с ними! Гэн, выключайте поле.- Тивиса направилась к проему в стене.

Появление Тивисы  вызвало  крики  толпы,  заполнявшей   площадь. Тивиса  подняла  руки,  показав,  что  хочет  говорить.  С двух сторон подошли, очевидно, главари - полуголый с волосами, стянутыми в узел, и татуированный - в сопровождении своих подруг. Женщины, похожие друг на друга, как сестры, шли, виляя худыми бедрами.

- Кто вы? - спросила Тивиса на языке Ян-Ях.

- А кто вы?  - спросил в свою очередь татуированный,  он говорил на "низком", примитивном наречии планеты, с его неясным произношением, проглатыванием согласных и резким повышением тона в конце фраз.

- Ваши гости с Земли!

Четверо разразились  хохотом,  тыча  пальцами  в  Тивису. Смех подхватила вся толпа.

- Почему вы смеетесь?

- Наши  гости!  -  проорал полуголый,  налегая на первое слово.- Скоро ты будешь наша...- И он сделал жест,  не оставляющий сомнений  в судьбе Тивисы.

Женщина Земли не смутилась и, не дрогнув, сказала:

- Разве вы не понимаете, что катитесь в бездну без возврата, что накопленная в вас  злоба  обращается  против  вас  же?  Что  вы  стали собственными палачами и мучителями?

Одна из женщин,  злобная,  ощетинившись,  как разъяренная кошка, внезапно приблизилась к Тивисе.

- Мы мстим, мстим, мстим! - закричала она.

- Кому?

- Всем!  Им!  Кто  умирает  бессловесным  скотом,  и  тем,   кто вымаливает жизнь, служа холуем у владык!

- А кто такой холуй?

- Гнусный раб,  оправдывающий свое рабство,  тот, кто, обманывая других,  ползает на животе перед  владыками,  кто  предает  и  убивает исподтишка. О, как я их ненавижу!

"Эта женщина    подверглась    тяжелому    унижению,    насилию, поставившему ее на грань безумия",- подумала Тивиса и тихо спросила:

- Но кто обидел вас? Именно вас, лично?

Лицо женщины исказилось.

- А!  Ты чистая, красивая, всезнающая! Бейте ее, бейте всех! Что стоите, трусы! - завизжала она.

"Психопатка!" -  подумала  Тивиса.  Она  вглядывалась   в   лица приближавшихся к ней людей и ужаснулась: ни одной мысли не было в них. Дикая и темная,  плоская,  как блюдечко,  душа  недоразвитого  ребенка смотрела на нее глазами этих людей.

И Тивиса отступила в ворота как раз вовремя. Гэн Атал, следивший за  переговорами  с  рукой  на  кнопке,  замкнул  защиту.  Отброшенные преследователи покатились по плитам древней площади.

Тивиса схватилась  за щеку,  как всегда в минуту разочарования и неудач.

- Что  ты  можешь  еще,  Тихе?  -  спросил  Тор Лик,  называя ее интимным именем, придуманным еще во время подвигов Геркулеса.

- Будь вместо меня здесь Фай Родис! - с горечью сказала Тивиса.

- Боюсь,  что и она не добилась бы от них ничего хорошего. Разве что применила бы свою силу массового гипноза...  Ну, остановила бы их, а что дальше?  Мы их тоже остановили,  но не избивать же  их  лазерным лучом, спасая наши драгоценные жизни!

- О нет,  конечно.- Тивиса умолкла,  прислушиваясь к шуму толпы, доносившемуся через ограду кладбища.

- Может быть,  им нужны наркотики? - спросил Гэн Атал. - Помните, как  широко были распространены наркотики в старину,  особенно,  когда химия изобрела наркотик дешевле, эффективнее, чем алкоголь и табак?

- Не   сомневаюсь,  что  у  них  есть  одурманивающие  средства. Достаточно взглянуть, как они двигаются. Но суть бедствия в другом – в потере  человечности.  В  давние  времена  случалось,  что дикие звери воспитывали маленьких детей,  случайно брошенных на  произвол  судьбы. Известны дети-волки,  дети-павианы, даже мальчик-антилопа. Разумеется, могли выжить только индивиды, одаренные особым здоровьем и умственными способностями.  И  все  же  они  не  стали  людьми.  Дети-волки   даже утрачивали  способность  ходить  на  двух  ногах.  Вот  что делается с человеком,   когда   инстинкты   и   прямые   потребности тела не дисциплинированы воспитанием.

- Не  удивительно,-  сказал  Тор Лик.- Давно известно,  что мозг человека стал могущественным,  лишь  развиваясь  в  социальной  среде. Первые  годы жизни ребенка имеют гораздо большее значение,  чем думали прежде. Но...

- Но  общество,  а  не  стадо  воспитало  человека,-  подхватила Тивиса.- Человек был групповым,  но не стадным  животным.  А  толпа  - стадо,  она не может накопить и сохранить информацию. Преступно лишать людей знаний,  правды;  омерзительная ложь привела человека  к  полной деградации.  Руководимые  лишь простейшими инстинктами,  подобные люди сбиваются в стадо,  где главное развлечение - садистские удовольствия. И   перестроить   их  психику,  как  и  детей-волков,  непосредственно обращаясь к человеческим чувствам,  нельзя.  Надо  придумывать  особые методы... Как все-таки я жалею, что с нами нет Родис.

- Что мешает вызвать ее сюда? - спросил Тор.

- Афи, неужели ты не догадался, что Родис осталась заложницей во дворце владык?  - сказал Гэн Атал.-  И  будет  там,  пока  все  мы  не вернемся в "Темное Пламя".

- Смотрите, они перебрались через стену! - воскликнула Тивиса.

Осаждающие догадались,  что  защитное  поле  перекрывает  только ворота,  и полезли через стену.  Скоро ревущее скопище уже  бежало  по кладбищу,  тесня и толкая друг друга,  в проходах между памятниками. У синих глазурованных столбиков нападающих отбросило  назад.  Заработали два  угловых СДФ.  Гэн Атал установил минимальное напряжение защитного поля,  проницаемое для света и сильного оружия,  которого у нападавших не было.

Никогда земляне не могли представить, что человек может дойти до такого  скотства.  Взбешенные неудачей,  жители Кин-Нан-Тэ выкрикивали ругательства,  кривлялись,  плевались, обнажая, выставляя постыдные, с их точки зрения, части тела, даже мочились и испражнялись.

Низкий, похожий на  отдаленный  гром  сигнал  звездолета  принес небывалое  облегчение.  Синий  огонек  СДФ  заменился желтым.  "Темное Пламя" запрашивал связь.  Тор Лик выключил поле у ворот,  где стал  на страже Гэн, и третий СДФ начал передачу. Гриф Рифт спросил:

- Насколько хватит круговой защиты?

- Все зависит от того,  как часто нас будут штурмовать,- ответил Тор.

- Рассчитывайте на самое худшее.

- Тогда самое большое - на восемь часов.

Гриф Рифт сверится с картой Торманса.

- Наш дисколет пролетит эти семь тысяч километров за пять часов. Скоростная  ракета  пришла  бы через час,  но при недостаточном знании физики планеты ее нельзя нацелить с нужной точностью.  Может быть, вам пробиться за город?

- Нельзя. Боюсь, что без жертв не обойтись.

- Вы  правы,  Тор.  Потому  не стоит присылать и дискоид.  Пусть тормансиане сами разберутся.  Их самолеты пролетят до Кин-Нан-Тэ  тоже не более пяти-шести часов.  Сейчас свяжусь с Родис.  Подключаю  ТВФ  и памятную машину. Дайте видеоканал для снимков. И держитесь!

Тор Лик  наскоро  передал  круговую  панораму  и выключил связь. Вовремя!  Гэн Атал подал знак опасности,  и снова третий СДФ загородил ворота.

Время шло,  а толпа с прежним упорством и тупостью бесновалась у границ,  обозначенных  синими столбиками.  Гэн Атал досадовал,  что не догадался  захватить  со  звездолета  батареи  психического  действия, созданные  на  случай  нападения  животных.  Эти  батареи разогнали бы одичавших тормансиан,  вызвав у них чувство животного ужаса.  Подобное защитное устройство здесь пригодилось бы как никогда прежде, но сейчас оставалось только ждать.  Дикую толпу можно  было  бы  уничтожить,  но такая мысль даже в голову не могла прийти землянам.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте