Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Компьютерная музыка – галактика звуков

Источник: журнал «Америка», №369 (август), 1987 год. Автор: Лора Ван Тайл. Статью прислал читатель сайта –  Роман.

Композитор Барри Перко (на переднем плане), директор Экспериментальной музыкальной студии в Массачусетском технологическом институте, и Маркус Томпсон, преподаватель музыкального Факультета, исполняют композицию «Синапс» для альта и компьютера.

Музыка весело подходила к финалу. Когда прозвучал заключительный аккорд квинтета, пианистка в переливающемся чёрном с золотом платье поднялась из-за рояля и элегантно раскланялась перед публикой.

Но остальные четыре исполнителя даже не шелохнулись. Пока длились аплодисменты, они неподвижно сидели за своими пюпитрами. Потом пришёл рабочий, отключил их и унёс со сцены.

В современной музыке трудно чем-нибудь удивить, и эта музыкальная пьеса для фортепьяно и компьютера была лишь одной из нескольких композиций, исполнявшихся недавно в Массачусетском технологическом институте в Кембридже. В этой пьесе компьютер исполнял партии четырёх музыкальных инструментов, каждому из которых соответствовал свой динамик.

Хотя зарождение компьютерной музыки относится к 50-м годам, только в наши дни она становится новым средством выражения. Из лабораторий по разработке новой техники она перешла в студии звукозаписи, учебные аудитории и жилые дома. То, что поначалу считалось редкой и эксцентричной формой искусства, превратилось в признанную альтернативу музыки для традиционных музыкальных инструментов.

Компьютерная музыка может выражаться во множестве форм, но главное её отличие – в разнообразии звуков и способов исполнения. Музыканты либо произвольно создают новые необычные звуки, либо имитируют звучание скрипки, фортепьяно, ударных инструментов, хора и даже целого оркестра.

Даже такие немузыкальные звуки, как, например, хлопанье двери, можно записать с помощью цифрового кода, а затем ускорить, замедлить или музыкально скомбинировать его с другими звуками.

– У композиторов теперь гораздо более широкий выбор, – говорит Барри Верко, композитор, основавший Экспериментальную музыкальную студию в Массачусетском технологическом институте – ведущий центр по созданию компьютерной музыки. – Они могут написать пьесу для одного компьютера, либо для компьютера с пятью инструментами или с вокальным сопровождением.

Хотя многие композиторы начинают признавать преимущества компьютерной музыки, слушатели, по мнению специалистов, воспринимают её с трудом. Можно ли музыку свести к механике? Можно ли с помощью электроники донести до слушателей экспрессию, индивидуальную интерпретацию и нюансы музыки?

Это серьёзные вопросы, и, учитывая разнообразие форм компьютерной музыки, они требуют не категорического «нет!», а тщательного рассмотрения.

– Очевидно, люди занимаются ею в силу какой-то творческой и коммуникативной потребности. И компьютерную музыку как средство выражения следует рассматривать только в этом контексте, – говорит Верко. Он считает, что в этой области много трудностей и признаёт, что произведения, написанные только для компьютеров, ещё не имеют силы, свойственной произведениям для традиционных инструментов:

– Мы ещё не научились окрашивать звук теми оттенками, которые можно получить от традиционных музыкальных инструментов. Но зато благодаря компьютерам композиторы смогли расширить границы своего воображения, получили возможность изменять и производить звуки совершенно новыми способами и иметь в своём распоряжении целую галактику звуков.

Распространение компьютерной музыки во многом определяется всё большей доступностью оборудования.

– Сейчас можно купить синтезатор с компьютером меньше чем за 5000 долларов. Это было немыслимо четыре года назад, – говорит Кёртис Родс, композитор и редактор журнала «Компьютер мьюзик джорнал». – Кроме того, компьютерная музыка превратилась в крупный бизнес, – добавляет Родс, чей журнал продаётся в 45 странах. – Многие джазовые музыканты стали проявлять к ней интерес.

Компьютерная музыка набрала силу также благодаря новым методам применения цифровой техники. Аналоговые синтезаторы, вроде того, который был предложен Робертом Мугом 22 года назад, заменяются сложными цифровыми синтезаторами, в которых звук преобразуется не в электрическое напряжение, а в цифры. Эта тонко настроенная высокоскоростная система дат безграничную звуковую палитру и обеспечивает полный контроль над ней, о чём давно мечтали музыканты.

Чтобы композитору было легче ориентироваться, компьютер подключается к фортепьянной клавиатуре. Благодаря таким усовершенствованиям, наука смогла привлечь музыкантов и дала компьютерной музыке необходимый толчок.

– Между наукой и музыкой будет всё более и более тесное взаимодействие, потому что музыканты нуждаются в подобных системах и будут все чаще ими пользоваться – говорит Джон Чаунинг, директор Центра компьютерных исследований в музыке и акустике Стандфордского университета в Калифорнии. – Теперь композиторы выполняют работу, которая раньше считалась научной.

Компьютеры и синтезаторы всё шире используются в рекламах, в музыке для фильмов и грамзаписях, а также в песнях рок- и поп-стиля, исполняемых по радио.

– Мы больше не ограничены акустическим пространством, – говорит Сузанн Чиани, президент компании «Чиани мьюзика», считающейся одной из самых передовых музыкальных фирм в Нью-Йорке. Она сочиняет музыкальные рекламы для таких крупных компаний как «Кока-кола», «Линкольн-Меркури» (автомобили) и «Клэрол» (средства для ухода за волосами), а также пишет музыку и выпускает пластинки. Чиани говорит, что её помещение, в котором стоит 40 синтезаторов, – это новая разновидность студии звукозаписи, где электронные помощники дают музыкантам возможность творчески реализовать свои идеи. Персональные компьютеры используются в студии для печатания нот, создания и записи музыкальных композиций.

Сьюзан Чиани, президент фирмы «Чиани мьюзика», одной из передовых студий звукозаписи в Нью-Йорке.

Хотя Чиани получила традиционную музыкальную подготовку, основанную на классической музыке, она считает, что возможности в этой новой области намного интереснее:

– Представьте себе, например, игру на флейте длиной в три с половиной метра... Или, скажем, вы держите на ней одну ноту в течение трёх минут – обычный флейтист не может этого сделать.

Значит ли это, что традиционные инструменты устарели?

Чиани полагает, что в её области они не так нужны, как прежде, но рассматривает это явление не как вытеснение, а как эволюцию.

– Число музыкантов заметно возрастёт, потому что синтезаторы менее требовательны: нужно преодолеть гораздо меньше трудностей, чтобы обратиться к творчеству. Для достижения творческого уровня в игре на скрипке надо потратить много лет на подготовку, – говорит она. – на синтезаторе же этого можно достичь гораздо скорее.

По просьбе певца Стиви Уондера фирма «Курцуайл мьюзик системс» из Уолтема, Массачусетс, разработала специальный цифровой синтезатор, который воспроизводит звук, тембр и резонанс концертного рояля «Стейнвей» или любого другого музыкального инструмента. Он записывает звук, скажем, скрипки, разбивает его на составные элементы и хранит в своей памяти, используя новый метод уплотнения информации. Когда нажимают соответствующую клавишу синтезатора, он воспроизводит звук скрипки во всём его натуральном звучании. «Курцуайл 250» воспроизводит звуки с такой точностью, что человеческое ухо не может отличить их от натуральных, утверждает Джером Руцика. заведующий отделом сбыта компании «Курцуайл».

Синтезатор «Курцуайл» стал последний приобретением ультрасовременной студии звукосинтеза в Музыкальном колледже Беркли в Бостоне. Дейвнд Мэш, руководитель отделения звукосинтеза, говорит, что благодаря этому синтезатору будущие композиторы могут услышать, как будет звучать их произведение, прежде чем печатать ноты или нанимать исполнителей. Таким образом, говорит он, они намного быстрее приобретают необходимый опыт.

Композиторы, не занимающиеся джазом или популярной музыкой, также считают, что компьютеры могут многое им дать. Джон Риммер, композитор из Оклендского университета в Новой Зеландии, любит комбинировать электронные звуки с выступлением живых музыкантов.

– Мне очень нравится эффектное сопоставление исполнителя с динамиком. – говорит он. Риммер, занимающийся компьютерной музыкой уже больше пятнадцати лет, считает, что его работа нисколько не порывает с традициями прошлого.

– Композиторы всегда стремились расширить свою звуковую палитру. – продолжает Риммер, – и приход электроники вовсе не изменил этого стремления. В музыке сейчас используется новое средство выражения, тоже требующее чувств, мастерства и воображения. Я не вижу абсолютно никакой разницы.

Декстер Моррилл, композитор и руководитель Студии компьютерной музыки в Унивсрситете Колгейт в Тамилтоне, штат Нью-Йорк, начал работать с компьютерами в 1971 году и очень полюбил их звучание.

– Мне нравится, что я могу управлять звуками: я люблю тонкую настройку, – говорит он. Однако многие композиторы предпочитают работать только с традиционными инструментами.

– Синтезированные звуки, которые мне приходилось слышать, мне не понравились. – говорит Рут Шонтал. композитор и преподаватель из Нью-Рошелла. штат Нью-Йорк. Но она восхищается теми, кто умеет пользоваться электронными звуками:

– Если компьютерная музыка написана хорошо, с подлинной изобретательностью и имеет художественную ценность, то я не возражаю.

– По мере роста числа концертов компьютерной музыки весь её диапазон и всё её разнообразие проходит процесс естественного отбора, – говорит Верко из МТИ. – Вся история развития музыкальных инструментов состоит из непрерывных изменений, экспериментов, проб и ошибок, и компьютерная музыка лишь продолжает этот естественный процесс эволюции.

Декстер Моррилл говорит, что он достаточно наслушался плохой электронной музыки. К сожалению, добавляет он, многие новые и сложные системы дают возможность с большой лёгкостью сочинять плохую музыку. Более совершенная аппаратура не гарантирует хороших произведений. Всё, как всегда, зависит от музыкального таланта и композиторского мастерства.

– Вся музыка во все времена проходила через фильтр истории. – говорит Моррилл. – и мы свидетели того, как этот фильтр начинает применяться и к компьютерной музыке. Традиция экспериментирования в музыке представляет собой огромную ценность: мы должны слышать всё новое, что создаётся в мире.

 

Хор кузнечиков

Представьте себе, что вы играете на трубе перед микрофоном, а из динамика вместо звуков трубы вырываются аккорды фортепьяно. Или играете на саксофоне, а он звучит, как скрипка! Или ударяете по струнам гитары, а звучит целый оркестр!

Сегодня такие превращения – отнюдь не фантастика. Цифровой интерфейс музыкальных инструментов (ЦИМИ) [по всей видимости, имеется в виду MIDI Musical Instrument Digital Interface. Ох уж эти советские аббревиатуры... – Дмитрий] полностью меняет процесс создания музыки.

Внешне процедура очень проста: музыка, исполняемая на особо сконструированном инструменте, чаще всего с клавиатурой, воспринимается как сигнал. Сигнал этот переводится компьютером на язык, известный под названием «команды ЦИМИ».

Эти команды посылаются в синтезатор, который их считывает и воспроизводит по иному: как другой инструмент или совсем иной звук.

– Партию скрипки в одном из Бранденбургских концертов Баха можно перевести в звучание банджо, тромбонов, хора кузнечиков или в лазерные взрывы, – объясняет Митч Фарбер, вице-президент музыкальной компании «Чиани мьюзкка» в Нью-Йорке.

Некоторые инструменты – контроллеры, специально сконструированные гитары, ударные или клавишные инструменты или инструменты типа кларнета, называемые лириконами, – производят только электронные сигналы, а не звуки. Музыкант играет на контроллере, а звук при этом создаётся звуковым генератором или синтезатором.

Таким образом, музыкант, умеющий играть только на фортепьяно, может имитировать игру практически на любом инструменте, просто играя на клавиатуре контроллера. ЦИМИ появился в 1983 голу, когда изготовители синтезаторов – такие фирмы, как «Секуэншл серкитс», «Ямаха», «Роланд» и «Корг», поняли, что смогут продавать больше инструментов, если сделают их совместимыми.

Теперь синтезаторы и компьютеры могут «говорить» друг с другом, а также давать и принимать команды. С помощью одной клавиатуры исполнитель может одновременно контролировать 12 и более синтезаторов, комбинируя целые пласты туков. Роберт Муг, пионер компьютерной музыки, называет ЦИМИ доминирующим фактором в области электронной музыки.

 

Компьютеры видят, слышат и... аккомпанируют

Должны ли компьютеры, выступая на сцене, быть глухими, немыми и слепыми?

Исследователи из Массачусетского технологического института считают, что нет, не должны. Они превращают компьютеры в «Синтетических исполнителей», способных выступать как думающие, музыкально реагирующие члены ансамбля.

В сонете Генделя для флейты и клавесина, например, компьютер знает не только свою партию клавесина, но и партию флейты. Как объясняет руководитель студии Барри Верко. «компьютер должен сам сообразить, как совместить обе партии».

С помощью оптических датчиков компьютер следит за пальцами флейтиста, а с помощью акустических датчиков он слушает его игру, точно так же, как слушал бы аккомпаниатор на клавесине. И он играет с флейтистом с «музыкальной интуицией».

Например, когда флейтист замедляет темп, компьютер чувствует это и соответственно перестраивает свой темп. Когда флейтист играет быстрее, компьютер не отстаёт. А что если флейтист перед очередной нотой сделает паузу, чтобы придать музыкальной фразе определённый оттенок?

Оказалось, что компьютер в первый момент теряется, но скоро приходит в себя и продолжает аккомпанировать. А если музыкант при повторном исполнении опять сделает паузу в том же месте, компьютер, уже все предвидя, задержит свою игру, чтобы подстроиться под сданную интерпретацию: синтетический исполнитель «учится» во время репетиций.

Хотя ещё необходимо устранить некоторые недостатки, такая форма компьютерной музыки явно облегчит жизнь музыкантам, выступающим под фонограмму, под которую им всё время приходится подлаживаться. Даже те исполнители, которые часто работают с заранее записанной музыкой, жалуются, что в результате их исполнение становится механическим.

Синтетический исполнитель помогает преодолеть негибкость компьютеров, говорит Верко. Он стремится к тому, чтобы компьютер перестал быть лишь «тупым обработчиком данных».

– Специалисты по компьютерной музыке, – объясняет Верко, – должны создавать музыкально реагирующую аппаратуру, чтобы коммерческий рынок не погасил в нас порывы живого искусства. Мы, правда, не можем ожидать, что компьютер будет учитывать наши индивидуальные черты, но при помощи синтетического исполнителя можно установить ту взаимосвязь между музыкантами, те неуловимые нюансы и изменения, которые делают каждое исполнение уникальным.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте