Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Скоморохи XX века

Источник: журнал «Наука и религия», №7 за 1988 год.

Комментировать тут особо нечего, но мне стоило больших усилий воздержаться от того, чтобы не вставить в текст пару шуточек... Ладно, обычная статья «про рок», времён позднего СССР. Хотя, те же статьи из «Ровесника» поинтереснее будут. Но эта – гораздо, гораздо веселее. Пара фактических уточнений. Ричард Рамирез (известный также как Ночной Охотник) на момент своих убийств не был подростком ему было 25 лет.  Действительно, он был фанатом AC/DC, но не был музыкантом, в отличие от того же Мэнсона, у которого была своя рок-группа и который в свою очередь был просто таки фанатиком Битлз. Это как раз Мэнсону мерещились всякие послания, заложенные в «Белый альбом» и прочие мистические «призывы» и «воззвания»… Рамирез совершил от 14 до 20 (а может и гораздо больше) убийств, в том числе с изнасилованием. Отличался крайней жестокостью и практически отсутствием какой бы то ни было идеологии – просто тупо крошил всех подряд.

Статью выкладываю из-за культурологического интереса.


«Рок»... Ураганом пронёсся он по свету, завоёвывая миллионы восторженных поклонников, но и порождая не менее яростных противников. Пожалуй, никакой другой музыкальный жанр не вызвал столь противоречивых эмоций и суждений. Рок превратился в нечто большее, чем музыка. Не даром западные исследователи говорят о формировании рок-религии, рок-культуры.

Не затухает полемика вокруг рок-музыки и в нашей стране. В одном из номеров журнал опубликовал небольшую заметку «Приземление звёзд», которая неожиданно для нас вызывала поток читательских откликов. Сегодняшняя беседа за «круглым столом» - это попытка ответить хотя бы на часть вопросов, поднятых читателями в целом по проблеме молодёжь – музыка – духовность.

В разговоре участвуют: доктор философских наук профессор О.А. Антонова, руководитель молодёжного хора евангельских христиан-баптистов Е.С. Гончаренко, композитор А.Б. Журбин, журналист К.В. Каренин, кандидат исторических наук сотрудник журнала «Молодой коммунист» Н.В. Кривцов, кандидат медицинских наук А.П. Морозов, сотрудник журнала «Наука и религия» Л.А. Немира, писатель Н.Г. Самвелян, солист Московской госфилармонии А.А. Суетин, руководитель группы «Бригада С» И.И. Сукачёв, кандидат психологических наук А.В. Толстых, кандидат психологических наук доцент Казанской консерватории Ю.А. Цагарелли.

НЕМИРА: Рок-музыку нередко называют «молодёжной музыкой». Многие, однако, с этим термином не согласны: музыка есть музыка, утверждают они, не существует ведь молодёжной живописи, архитектуры.

КАРЕНИН: Музыка едина. Это очевидно. Когда полвека назад критики упрекали Равеля за использование в Скрипичной сонате элементов блюза, он отвечал: «Неразумно проходить мимо достижений в смежных жанрах единого мира музыки». Но необходимо учесть и возрастные интересы, склонности людей к тем или иным жанрам или стилевым разновидностям музыки.

КРИВЦОВ: Английский критик Стив Тёрнер, например, утверждал, что «рок-музыка – это своего рода религия, основанная на культе молодости». Молодым импонирует энергичность, напористость, эмоциональность рока. Но не следует думать, что с возрастом человек автоматически перестает воспринимать такую музыку.

ЖУРБИН: Молодёжная музыка... В свое время я немало копий поломал в защиту этого термина. Я говорил, что молодёжная музыка есть и должна быть. Необходимо только одно уточнение: у каждого поколения своя молодёжная музыка. Мне сейчас 40 лет. Но и в 60 я все равно буду слушать музыку своей молодости. Для моего поколения – это рок-музыка. Для многих, чья молодость пришлась на 40-е, 50-е годы, – это джаз. У нынешних подростков – иная музыка, во многом уже чуждая нам... Должен сказать, что мне трудно воспринимать «скоростной металл». Я не собираюсь заигрывать с молодёжью и поэтому искренне признаюсь в этом. Мне по душе более музыкальные, более интеллигентные течения в рок-музыке.

ЦАГАРЕЛЛИ: Сразу же оговорюсь, что я не против жанра рок-музыки, но этот жанр включает в себя диаметрально противоположные поправления; тут и музыка А. Рыбникова и «хеви-металл». Мне довелось быть в группе специалистов на прослушивании рок-групп «Черный кофе» и «Рок-ателье». Мнения разошлись. После концерта к гостинице, где мы остановились, пришли толпы молодёжи, поклонники этих рок-групп, и началось... Перевернули пару автомобилей. Скажете: а при чём тут рок? А вот при том! Сейчас даже и термин новый есть «музыконаркомания». За наркотики наказывают, алкоголь достать трудно, вот и «балдеют» под музыку.

Послушайте, что пишут о рок-музыке в западной прессе. Журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» сообщает, что подросток Ричард Рамирес обвинён в совершении 16 садистских убийств. По словам его друга, Рамирес находился под сильным влиянием музыки из альбома «Дорога в преисподнюю» группы «Эй-Си-Ди-Си». Или вот сообщение о самоубийстве 14-летней девочки из Калифорнии... Подчеркиваю, это пишут западные журналисты. Так что недаром говорят, что рок содержит в себе сжатую формулу агрессии и насилия.

НЕМИРА: Мы еще плохо знаем, как воздействует музыка на развитие интеллекта, эмоций, психологические свойства личности. Так, в прошлом году в одной из газет было опубликовано интервью с заведующим кафедрой психологии Башкирского университета Г.А. Аминевым. Профессор утверждал, что исследования лаборатории его кафедры позволили, в частности, сделать вывод, что пристрастие к року негативно сказывается на производительности труда. «Оказалось, что в группах лиц, больших дозах потребляющих ту музыку, что называется «хеви-металл», выработка ниже на 50 процентов». Далее упоминается, что «после посещения дискотек у некоторых школьников ухудшается память, внимание, скорость чтения, зато нарастают упрямство, агрессивность...»

А вот еще небольшой, но весьма впечатляющий отрывок из этого интервью: «Запись, воспроизводимая на звуковом пределе, оказывает сильнейшее наркотическое воздействие. По-видимому, так называемый «кайф» от восприятия музыки связан с образованием эндорфинов – морфиноподобных веществ удовольствия. Таким образом, «рок» оказывает не только психологическое, но и биохимическое воздействие на человека».

МОРОЗОВ: Недавно группа учёных из Всесоюзного центра психического здоровья провела исследование статей и книг по вопросам медицинских, физиологических, психологических и психиатрических последствий поп- и рок-музыки. В состав группы вошли специалист в области научных основ медицинской информатики, психолог, занимающийся проблемами музыкотерапии, специалист по психиатрической эпидемиологии. Через наших коллег в Женеве мы запросили библиотеку Всемирной организации здравоохранения, и они с помощью компьютерной системы библиотечного поиска «Медлайн» проскриниронали всю медицинскую периодическую печать за последние 10 лет. Было проверено более миллиона статей. В результате мы обнаружили 23 статьи по нашей тематике. Из них 22 были посвящены воздействию рок-музыки на слуховой анализатор, и в одной рассматривалось влияние этой музыки на сердечно-сосудистую систему. Научно подтвержденных сведений о негативном влиянии рока на психическое или психологическое состояние человека мы не обнаружили. Существуют данные об отрицательном воздействии мощных звуковых волн во время рок-концертов на слух.

НЕМИРА: Между тем в западной прессе упоминаются многочисленные исследования по этой проблеме.

КАРЕНИН: Во время сегодняшней дискуссии уже цитировались западные источники. Не следует думать, что рок ругают только у нас, а на Западе его только и знают, что хвалят. А ведь и там немало людей активно выступают против рока, в том числе и священники. В США это Джимми Суэггерт, Пэт Робертсон, Якоб Аранза, а Канаде – Жан-Поль Режимбаль. В последние годы на Западе было опубликовано немало книг, разоблачающих «сатанизм» рок-музыки. В них утверждается, что в результате шумового воздействия и низко-, а также высокочастотных облучений у многих любителей рок-музыки обнаруживаются тяжелые поражения слуха, зрения, спинного мозга, эндокринной и нервной системы. «Но как бы ни были губительны физиологические действия рока, – пишет Режимбаль, – психические результаты его воздействия еще более страшны». Это – утрата способности к сосредоточению и умственным занятиям; ослабление воли; серьёзные нарушения памяти, мозговых функций и нервно-мускульной координации; усиление склонности к убийству и самоубийству и т. д.

По мнению Режимбаля, которого, кстати, цитируют и советские критики, рок-музыка – не что иное, как изощренный сатанинский культ. Вот что он пишет: «Можно было бы предположить, что уже достигнуты все пределы, но это было бы недооценкой дьявольского гения современных революционеров. Им было необходимо перешагнуть последний порог – порог оккультизма, ведущий к сатанинскому культу. Начало этой фазы было положено «Битлз», когда они выпустили в 1968 году «Белый альбом», включивший в себя произведения под названием «Революция №1» и «Революция №9». Впервые в истории индустрии пластинок появились подсознательные сообщения для передачи «евангелия от сатаны». Отныне рок-музыка стала на широкий путь свершений дьявольского зла...»

НЕМИРА: А что имеется в виду под «подсознательными сообщениями»?

КАРЕНИН: Это некие зашифрованные сообщения, которые воздействуют не подсознание, минуя сознание. По мнению «борцов против рока», в тексты рок-песен намеренно вставляются фразы, истинный смысл которых открывается, если их прослушать «задом наперед». Эти фразы улавливаются и расшифровываются подсознанием. В использовании подсознательных сообщений обвиняются не только «Битлз», но и такие группы, как «Роллинг Стоунз», «Лед Зеппелин», «Эй-Си-Ди-Си», «Кисс», «Блэк Сэббат», «Мотли Крю» и многие другие. Как утверждает Режимбаль, для того чтобы сознание легче расшифровывало «сатанинское» послание, в музыкальную запись включают ультразвуковой сигнал, который, воздействуя длительное время на мозг, провоцирует биохимические реакции, аналогичные той, что вызывает укол морфия. Этот сигнал Режимбаль называет «эндорфином» (тот самый «эндорфин» – загадочное «вещество удовольствия», упомянутое в одной из наших газет). В результате этой акции происходит якобы двоякое действие: приятное, расслабленное ощущение и одновременное повышение активности мозга, что и позволяет ему воспринять зашифрованный ребус. Сообщения, передаваемые рок-музыкой подсознательным образом, имеют самое различное содержание: пропаганда половых извращений, призыв к бунту против установленного порядка, побуждение к самоубийству; подстрекательство к насилию и убийству и т. д. «Авторы концепции подсознательных сообщений знают цель, которую хотят достичь, – пишет Режимбаль,– они хотят осуществить революцию, ниспровергнуть всех и вся».

КРИВЦОВ: Остается узнать лишь одно, кто же, по мнению Режимбаля, творцы этого «дьявольского» заговора?

КАРЕНИН: Пожалуйста. Я цитирую: «Рок-музыка является социокультурной, политической, экономической, нравственной и духовной революцией. Эта революция является частью более обширного проекта, задуманного и финансируемого иллюминатами. Таким образом, это неотъемлемая часть задуманного иллюминатами мирового заговора, явная цель которого – привести молодёжь к «интернационализму», что облегчит приход к власти единого мирового правительства.

Последовательный разрыв связей с семьей, церковью, национальными и культурными ценностями приводит к тому, что молодёжь теряет чувство своей принадлежности к той или иной группе, той или иной стране и начинает ощущать себя «гражданами мира» без закона, без веры, без каких-либо обязанностей по отношению к иным хозяевам, кроме иллюминатов и сил зла, хотя эта зависимость и не всегда является осознанной».

НЕМИРА: Иллюминаты – это масоны?

КАРЕНИН: Некоторые иллюминаты стали впоследствии масонами. Орден иллюминатов возник в XVIII веке в Баварии. Его деятельность вначале носила просветительский и антиклерикальный характер. В канун Великой французской революции возникла легенда о «всемирном заговоре иллюминатов», замысливших убиение всех монархов и ниспровержение существующего в Европе общественного строя.

НЕМИРА: Но сатанинская символика на обложках многих современных дисков действительно присутствует – всякие там черепа, пентаграммы, кресты перевёрнутые... может, это все элемент эпатажа, дразнят публику?

ЖУРБИН: На Западе сейчас наблюдается всплеск моды на всякую дьявольщину. Но и это не ново. Сатанинские символы, образы и персонажи – часть западной массовой культуры. И если говорить о рок-музыке, то используют эти символы в основном группы, выступающие в жанре «хеви-металл». Но рок «хеви-металлом» не исчерпывается. А приписывать к сатанистам «Битлз» – это уж полная чепуха.

СУЕТИН: На Руси все народные инструменты считались бесовскими, и духовенство призывало их уничтожить, а единственно дозволенной музыкой было церковное духовное пение.

Кстати, могу привести любопытный пример: предписание преосвященного Ионы, митрополита Ростовского и Ярославского (1657), требующее «учинить закон крепкой, чтобы отнюдь скоморохов и медвежьих поводчиков не было и в гусли бив домры и в сурны и в волынки и во всякие бесовские игры не играли, и песней сатанинских не пели, и мирских людей не собложняли...»

КАРЕНИН: Приведённая цитата свидетельствует о характерном для всех времен и народов явлении – борьбе за контроль над музыкой.

Здесь уже обсуждали возможные воздействия рок-музыки на человека. Но ведь любая музыка так или иначе воздействует на человеческую психику, вызывает различные эмоциональные состояния. Например, состояние экзальтации может возникнуть не только во время рок-концертов, но и при слушании музыки Бетховена в исполнении Святослава Рихтера. Правда, с точки зрения психофизиологии, эти «экстаэы» не идентичны, но внешне, по крайней мере, очень похожи. А что творилось в свое время в Москве и других наших городах на концертах Вана Клайберна? Да и сейчас, приглядитесь, как реагирует публика во время выступлений наших знаменитых оперных певиц – шквал аплодисментов, восторженные крики «пой всегда, божество!» и т. п.

САМВЕЛЯН: На концертах Карузо и Мернодель Монако были зрители, которые от восторга теряли сознание.

КАРЕНИН: Такова особенность музыки. В родоплеменных обществах музыка, как, впрочем, и инструменты – барабаны, трещотки, дудки, имела священный характер. С помощью комбинаций музыки и ритма достигалось состояние транса, необходимое, согласно верованиям, для общения с богами и духами предков. В те времена музыка никогда не звучала просто так, для удовольствия, – она носила функциональный, магико-религиозный характер.

Впоследствии, с развитием общества и образованием классов, началась борьба за право «контролировать» музыку. Участвовала в ней и церковь. Определённые, наиболее соответствующие духу церкви жанры были канонизированы, вся остальная музыка объявлена «от лукавого», с ней велась борьба.

Однако, говоря о музыке как могучем средстве воздействия, не следует впадать в крайности. Недавно мне довелось прочесть такого рода утверждение: «...Музыка может быть эффективным оружием в воспитании идейных, нравственных устоев, но она же способна нанести и огромный идейный, моральный и политический вред обществу». Думается, здесь явная передержка. В фашистской Германии в почете была маршевая музыка, но марши могут нравиться и убежденному антифашисту. У нас в своё время вели борьбу с «поповщиной» в музыке, призывали «срывать с неё маску», разоблачать её антинародную вредную сущность. Теперь, однако, выяснилось, что атеист вполне может слушать «церковную» музыку, скажем Бортнянского, и при этом оставаться атеистом. Я, например, будучи убежденным атеистом, с удовольствием слушаю григорианский хорал, баптистские песнопения.

Так что восприятие музыки людьми неоднозначно, оно опосредовано их интересами, культурой, мировоззрением. Да и музыка, при всех своих возможностях, не всемогуща.

ГОНЧАРЕНКО: Позвольте сказать несколько слов о музыке евангельских христиан-баптистов в нашей стране. Это религиозное течение имеет более чем 120-летнюю историю. За эти годы, одновременно с формированием церковно-общинной жизни и служения, зарождалось, формировалось и развивалось новое направление в духовной музыке. Сегодня оно представлено множеством песнопений – от духовных песен в неродном стиле до сложных кантато-ораториальных произведений. Отличительными их признаками являются не только новые, оригинальные по своему содержанию тексты, но также и музыка, в своей основе опирающаяся на прекрасные и самобытные интонации русско-украинской народной песенности, связанной с самобытным духовным пением молокан, которое в свою очередь есть одно из оригинальнейших ответвлений русского крестьянского песенного фольклора (к сожалению, пока ещё мало изученного). Впитала она в себя и определенные элементы музыки русской православной церкви и музыки западных протестантских церквей.

Влияние музыки на личность человека огромно. Звуки сами по себе ещё не есть музыка, а только исходный материал. Музыка зависит от выбора выразительных средств композитором и исполнителем. Общеизвестно, что определенные качества музыки могут производить чисто физиологическое, даже наркотическое действие. К ним можно отнести звуки шумового характера (шумовые, ударные, некоторые электроинструменты); неточную высоту интонации (чрезмерное вибрато, скользящие звуки – глиссандо); постоянное преобладание крайних регистров (нижние и верхние); повышенную громкость звука; монотонную ритмику и монотонно повторяющиеся мелодические мотивы. В совокупности эти качества усиливают физиологический эффект. Но он может быть и иным.

Музыка может быть духовной и не духовной. Может оказывать положительное влияние на формирование духовной личности и апеллировать к низменным, я бы сказал, плотским чувствам.

ЖУРБИН: Религия сыграла определённую роль в развитии музыкального искусства. В наших учебных пособиях часто пишут, что, например, Бах, создавая свои «Страсти по Матфею», хотел отразить страдания угнетённых народных масс и т. д. Но следует признать, что дума о Христе, боге – вот что вдохновляло его, прочем, как и Чайковского, Рахманинова и многих других композиторов.

АНТОНОВА: Я бы сказала иначе – великое музыкально-философское полотно «Страсти по Матфею» было рождено не столько думами о боге, сколько размышлениями о борьбе добра и зла, о трагичности человеческого существования. Бах был человеком своей эпохи, и бурные события Германии начала XVIII века не могли не отразиться на его мироощущении и творчестве. Он был безусловно религиозным человеком, но его могучие творения, повинуясь законам творчества, вышли за рамки собственно церковной музыки. Вот почему церковь не приняла «Страсти» в качестве «своей» музыки. Известный немецкий историк Карл фон Вингерфельд а этой связи указывал, что «Бах, несмотря на большое благочестие, композитор нецерковный». А берлинский архидиакон Фр. Г. Людке писал в 1791 году по поводу хоралов Баха следующее: «Каждый хорал свидетельствует о почти непостижимых знаниях этого человека. Между тем мы бы порекомендовали эти хоралы только для изучения и для того, чтобы ими восторгаться, но никоим образом не для сопровождения приходских собраний».

ГОНЧАРЕНКО: С первых веков своего существования христианская церковь (а вначале это была единая церковь) сделала строгий отбор музыкальных жанров для богослужений. Рекомендуется использовать только три из них: псалом, гимн (в русском переводе славословие) и духовную песню. Каждый жанр имеет свои отличительные признаки и в процессе исторического развития духовной музыки дал свои разновидности.

Иван Коренев в предисловии к «Грамматике мусикийской» Н. Дилецкого писал о влиянии духовного пения: «страх муки, и покаянию мстивица, греху узда, похотей установление, уму возвышение».

Количественное соотношение между духовной и недуховной музыкой в различные исторические эпохи неодинаково. Если в V–XV веках преобладала музыка духовная, то в XX веке мы слышим много музыки не духовной и даже говорим о музыке «демонической».

НЕМИРА: Но ведь в ряде церквей США и Европы проводились рок- и джаз-мессы...

КАРЕНИН: Отношение церкви к рок-музыке двойственное: с одной стороны она пытается как-то использовать её популярность у молодёжи. Отсюда и рок-мессы в США, Англии и других странах. В молодёжных культурных центрах при польских костелах с успехом выступают рок-ансамбли. С другой стороны, противоречия между церковью и рок-музыкой весьма значительны. Бунтарская, ироническая по своей природе, рок-музыка никак не укладывается в жесткие рамки официального христианского благочестия. И уж подавно возникают конфликты, если тексты рок-песен хоть как-то задевают церковь или её догматы. Телепроповедник Пэт Робертсон, претендовавший на пост президента США, в одной из своих передач «Клуб 700» обрушился на песню Джона Леннона «Имеджин». Знаете почему? Там есть такая строка: «Вообрази, что бога не существует, постарайся, и ты увидишь, что это не так уж трудно сделать». Этих слов было достаточно, чтобы зачислить Леннона и его песню в черный список.

ТОЛСТЫХ: Мне кажется, мы упускаем из виду важную проблему: каковы причины, способствовавшие столь бурному успеху и распространению рок-музыки во всём мире? Убежден, что мы не сумеем понять феномен взрыва рок-музыки, если обойдем вниманием довольно сложное психологическое явление, известное в науке как «зрелищное общение». Что это такое? Это некий процесс взаимодействия и взаимовлияния людей, возникающий в результате какого-то публичного действия или, говоря разговорным языком, зрелища, вызывающего сильные эмоциональные переживания, обостренное чувство коллективности, причастности участников-зрителей к чему-то общезначимому. На протяжении всей истории человечества зрелища выполняло важные социально-психологические, я бы даже сказал ритуальные функции. Возьмем, к примеру, древнегреческий театр, римские сатурналии, средневековые карнавалы...

С XVIII века наблюдается падение интереса к зрелищной культуре. Развитие капиталистических отношений способствует разрушению народной культуры, тяготеющей к зрелищной стихии, формирует культ индивидуализме, и не первый план выдвигается искусство, рассчитанное на индивидуальное потребление (в частности, книга).

Однако в XX веке ситуация вновь меняется – с бурным развитием городов, увеличением разобщенности индивидов, страдающих от одиночестве, начинаются поиски новых коммуникативных возможностей. В новых уже формах возрождается зрелищная культура.

Зрелище приходит в кинотеатры, вырывается на простор эстрадных площадок и стадионов, входит в дом каждого человека светящимся экраном телевизора.

Период мирного сосуществования культуры «индивидуального потребления» и культуры публично-зрелищной сменился во второй половине 70-х годов взрывным развитием зрелищных форм. К этому можно относиться по-разному, но факт остаётся фактом: в жизни современных поколений потребность в зрелищном общении начинает играть всё более важную роль.

Мощным средством зрелищного общения оказалась и рок-музыка, со своей, порой бьющей через край, эмоциональностью, эффектной театральностью, способностью объединять в едином эмоциональном порыве тысячи зрителей.

НЕМИРА: То, что рок-музыке стала средством массового общения – понятно. Но эту музыку как раз часто обвиняют в простоте, доходящей до примитивности, в бездуховности.

КАРЕНИН: Известный пианист Херби Хэнкок говорил: «Рок стал популярным, потому что он был понятен. Сложный, атональный джаз 60-х оказался трудным для восприятия. В нем нельзя было «соучаствовать», а рок давал такую возможность».

САМВЕЛЯН: Любопытный факт. В своих работах по эстетике Г.В. Плеханов отмечал, что так называемая «серьёзная» музыка становится всё более сложной для восприятия, требует специальной подготовки. В связи с этим, считал он, обязательно возникает виток в увлечениях более простой ритмической музыкой.

СУКАЧЕВ: Согласен с вами. Классическая музыка требует солидной общекультурной и психологической основы, определённого жизненного опыта. Но и рок не так уж прост. Мне кажется, что многие наши критики рок-музыки на самом деле плохо разбираются в предмета, о котором взялись судить. Сейчас только и разговоры, что о «металле» Но ведь любому мало-мальски разбирающемуся человеку ясно, что это лишь одно из течений рока. Придёт время, и оно сойдет со сцены, там же как до него «диско». Но ведь помимо «металла» и на Западе, и у нас существуют десятки других очень интересных и бурно развивающихся направлений рок-музыки. И вот о них почему-то наши критики молчат.

КРИВЦОВ: И вот ведь парадокс: посылки и аргументы иных наших критиков удивительным образом совпадают с аргументами борцов против рока на Западе, которые видят в роке диверсию коммунистов. «Чтобы понят», что рок-н-ролл в целом и «Битлз» в частности делают с нашими подростками, – говорится, к примеру, в книге «Коммунизм, гипнотизм и «Битлз», – необходимо вернуться в лаборатории Павлова. Способность «Битлз» приводить подростков в буйство испытана и проверена в его лабораториях. Ливерпульская четверка действует в интересах Советского Союза, ослабляя моральный дух молодёжи нации, и тем самым делает ее неспособной бороться против коммунизма».

КАРЕНИН: Эти стереотипы используются для обоснования совершенно определённых социальных концепций. Уже упоминавшийся в нашем разговоре Режимбель действует в такой последовательности: сначала демонстрирует «сатанинский», разрушительный характер рок-музыки, затем указывает, что все зло исходит от неких внешних, плетущих мировой заговор сил, и под конец с чистой совестью списывает на действие этих сил все беды современной молодёжи Запада. Получается, что не общественный антагонизм порождает преступность, наркоманию и т. д., а рок-музыка, распространяемая коварными заговорщиками.

Как это ни грустно, но похожую логическую цепь рассуждений можно встретить и у некоторых наших авторов. Наркомания? Алкоголизм? Социальная апатия? Бездуховность? – всё это результат зловредной рок-музыки, внедряемой «оттуда» с целью разложения нашей молодёжи.

СУКАЧЕВ: К вопросу о «бездуховности» рок-музыки. Некоторые модные направления молодёжной музыки действительно можно назвать «бездуховными» в том смысле, что они поверхностны, бессодержательны. Рок по своей сути – это песенная культура, и она не сможет существовать, если песни будут «пустышками», то есть ни о чем. Многие же номера программ «металлистов» – это чистая «энергетика», никакого содержания, «бит» и только. Я уверен, что подобные направления рок-музыки вполне устраивают некоторых наших бюрократов от культуры. Дело не только в том, что подобная музыка коммерческая, хотя и это играет свою роль. Но для бюрократов важнее другое – такой поверхностный рок безобиден. Он принесет прибыль, и в то же время никого не заденет

Большинство наиболее сильных, интересных рок-коллективов страны хотят не просто музицировать и зарабатывать деньги, а говорить правду. Никто уже не рвет на себе рубашку, не вопит – смотрите, как нам плохо... Такое соплячество давно в прошлом. Все уже взрослые люди. И мы выходим на сцену движимые потребностью высказаться, сказать о том, что нас волнует, огорчает или радует.

МОРОЗОВ: Мне иногда приходится слышать недоумевающие вопросы: что случилось, почему такое внимание к проблемам рок-музыки – со стороны радио, телевидения, прессы – ведь это в принципе должно интересовать только молодёжь. А дело в том, что с конца 70-х и в 60-е годы возникла ситуация, на которую мы обратили внимание только сейчас. Рок-музыка стала явлением остро социальным. В 60-е годы мы думали, что рок – это всего лишь ритмичная музыка с незатейливым текстом. Верхом фрондёрства в те годы считались песни бардов. Теперь же, когда мы включаем телевизор и слушаем вечер авторской песни, а потом, скажем, песню того же Гребенщикова, то воочию убеждаемся в том, что всё поменялось местами. Лучшие образцы современной советской рок-музыки остры, злободневны, и для многих это оказалось полной неожиданностью. Рискну сказать, что по сравнению с ними многие авторские песни, которые мы слушали в 60-е и 70-е годы, ныне воспринимаются как нечто приятное, но уже старомодное.

Джон ЛеннонСУКАЧЕВ: Рок-музыка и народное творчество отнюдь не соперники. Что из того, что рок возник на Западе? А разве великие русские композиторы Глинка, Бородин, Мусоргский появились на «голом месте»? Их национальное по своей сути творчество опиралось и не народные мотивы и на богатые традиции классической западной музыки. Что же касается рок-музыки, то наиболее талантливые коллективы раз личных стран, отталкиваясь от существующих классических образцов, развивают эту музыку дальше, идут своим путем. Например, давно уже существует венгерский рок – его не спутаешь ни с каким другим. Свое лицо и у польского рока. Думаю, что мы уже вправе говорить о существовании советского рока. Есть, конечно, еще музыканты, которые намеренно работают «под Запад», есть и такие писатели, художники, но не о них же идет речь...

КРИВЦОВ: Рок-музыка – типично городское явление, честь современной городской культуры. Но вовсе не потому, что в городе молодёжь мается от безделья, как считают некоторые. Население крупных городов в значительно большей степени, чем сельские жители, испытывает на себе давление одиночества, отчуждения, страхов, бешеного темпа жизни, нервных перегрузок. Рок-музыка, часто носящая исповедальный характер, – это, как правило, разговор на особом «языке» о перипетиях городской жизни. О коммуникационных и некоторых других функциях рок-музыки здесь уже говорили. Кстати, у современных городов, вне зависимости «там» они или «здесь», немало общих проблем. Да и выглядят они во многом одинаково – небоскребы, автострады, реклама – что в Нью-Йорке, что в Токио, что в Абиджане...

Что же касается подлинно народной культуры, то есть фольклора, то это по сути «деревенская культура». И как ни печально, она действительно умирает.

САМВЕЛЯН: Не помню уж, где и когда я читал старую легенду об итальянском композиторе, знаменитом певце и органисте Алессандро Страделле, жившем в XVII веке. Некий ревнивый вельможа, тоже музыкант, но неудачливый, нанял убийц, чтобы свести счеты со своим счастливым соперником. Но когда убийцы подошли к дому Страделлы, они услышали голос. Это было не просто пение. Казалось, это был голос самой природы. Она просила: «Пощади, боже!» Так состоялось первое авторское исполнение знаменитой впоследствии арии «Пьета, сеньоре!» Рухнув на колени, убийцы униженно попросили у певце прощения за то, что задумали покуситься на саму Природу

Легенда легендой. Но вот факты. Отмирание классической музыки предрекают уже как минимум полтора столетия. Между тем во времена Страделлы знать, помнить мелодию «Пьете, сеньоре!» могли максимум 10–12 тысяч человек. Сейчас, как показали самые приблизительные подсчёты, 80–90 миллионов. Число почитателей Баха растёт, Моцарта – тоже. Моцарта более или менее регулярно слушают около 300 миллионов людей на Земле. Это больше, чем все население Европы во времена Моцарта.

Кстати, в США, этой цитадели рока, отмечен небывалый интерес к классической музыке. В минувший сезон там было продано около 30 миллионов абонементов на концерты симфонической музыки, осуществлены десятки интереснейших оперных премьер.

СУЕТИН: Старинная, духовная музыка – моя специальность. В отличие от рок-музыки, старинная музыка требует тишины, вдумчивого, сосредоточенного соучастия. Вроде бы она лишена тех «недостатков», о которых часто говорят противники рока. Но ведь и этот жанр находится у нас в загоне. Эту музыку не пропагандируют, выказывают ей недоверие. Мне неоднократно приходилось слышать от различных ответственных чиновников: «Эта музыка скучна, она никому не интересна!» К сожалению, многое в развитии и пропаганде музыки зависит не только от музыкантов, но от различных ведомственных инстанций. А там нередки люди, не имеющие достаточной профессиональной квалификации. Необходимо свободное, творческое развитие всех музыкальных жанров: рока, джаза, народной и классической музыки. Некомпетентное администрирование, различные запреты в этой области наносят огромный ущерб духовному развитию людей.

НЕМИРА: Мне кажется, во время дискуссии имел место процесс коллективного мышления. Мысль подхватывалась, развивалась, иногда доводилась до своей диалектической противоположности, проблема «обкатывалась» со всех сторон... Ну а некоторая расплывчатость предмета спора, на мой взгляд, объясняется сложностью, многоплановостью феномена рок-музыки. Думаю, к нему мы еще вернемся.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте