Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

На пороге страны Компутопии

Источник: журнал «Техника – молодёжи», №1, 1971 год. Этот номер посвящён научной фантастике.


«Идеальное общество, созданное компьютером, – Компутопия – мечта сегодняшнего дня!»

Эти слова я прочитал у подножия древней деревянной башни – на одном из удивительных павильонов ЭКСПО-70. «Компутопия» – новое слово, возникшее из двух составляющих: «компьютер» – это значит счётно-решающая машина, и «утопия» – мечта о прекрасном будущем.

О каком же прекрасном обществе мечтают организаторы павильона «Электроника»?

Попытка обещать светлое будущее, создаваемое с помощью машин, совсем не случайна. Сегодня в мире капитализма, разогретом успехами научно-технических достижений, всё чаще и чаще раздаются голоса здравицы в честь научно-технической революции, которая якобы поможет капитализму запросто избавиться от всех его пороков и безобразий, незаметно преобразовав это общество в идеальное.

В связи с этим вспоминаются замечательные слова Владимира Ильича Ленина, сказанные им очень давно, 17 сентября 1913 года, в газете «Правда труда», в статье под названием «Цивилизованное варварство». Ленин писал тогда, казалось бы, по частному вопросу строительства тоннеля под Ла-Маншем:

«И вот, самые богатые, самые цивилизованные, самые свободные государства в мире со страхом и трепетом обсуждают теперь – далеко, далеко не в первый раз! – «трудный» вопрос: можно ли прорыть туннель под Ламаншем (морской пролив, отделяющий Англию от европейского материка)?

Инженеры давным-давно рассчитали, что можно. Денег у капиталистов Англии и Франции – горы. Прибыль на капитал, вложенный в это дело, обеспечена безусловно.

За чем же дело стало?

Англия боится... нашествия! Туннель, изволите видеть, облегчит, «в случае чего», неприятельским войскам вторжение в Англию. И поэтому военные авторитеты в Англии уже не в первый раз проваливают план прорытия туннеля.

Читаешь об этом – и удивляешься сумасшествию и ослеплению цивилизованных народов...

...Капиталистическое варварство сильнее всякой цивилизации.

Куда ни кинь – на каждом шагу встречаешь задачи, которые человечество вполне в состоянии разрешить немедленно. Мешает капитализм...

Цивилизация, свобода и богатство при капитализме вызывают мысль об обожравшемся богаче, который гниёт заживо и не даёт жить тому, что молодо.

Но молодое растёт и возьмёт верх, несмотря ни на что».

Знаменательные слова. С тех пор, как они были написаны, прошло более полувека. Но попытки преобразовать капиталистическое общество в благополучную утопию с помощью машин, механизмов и компьютеров до сих пор вдохновляют многих пророков от науки и техники.

Вспоминая грозные слова Владимира Ильича Ленина, адресованные капиталистическому обществу, я не хотел бы обидеть японскую фирму, представившую на Всемирной выставке один из самых интересных павильонов, если бы эта фирма не стремилась доказать, что с помощью своих электронных устройств она в состоянии преобразовать общество капитала в «идеальное общество – мечту сегодняшнего дня».

У порога мифической страны Компутопии вам обещают новый мир, созданный электроникой.

Павильон Фурукава возвышается над всей мозаикой выставочных залов. Это колоссальная 86-метровая башня – точная копия знаменитой пагоды храма Тодайдзи, построенной в 728-449 году до н. э. В те бесконечно далёкие годы строительство семиэтажной башни, бывшей символом буддизма, являлось воплощением мечты древних японцев. Таким же воплощением мечты, но уже современной Японии, по замыслу фирмы, должен послужить павильон «Компутопия», раскинутый у подножия исторической башни... И если для сооружения неоднократно горевшей и перестраиваемой башни требовалось 26723 деревянных бревна и 133660 досок, то для павильона «Компутопия» потребовалось, вероятно, ещё большее количество электронных приборов, реле, ламп и транзисторов, чтобы доказать величие «сооружения» второй половины XX века.

Да, здесь есть чему удивляться. Вы входите в ярко освещённый зал. Перед вами переливается всеми цветами радуги, как символ нашего математического времени, знаменитая «лента Мебиуса» – кольцо с вечно односторонней поверхностью, – задавшая человечеству бесчисленное число загадок.

Отсюда вы попадаете к колоссальному стеклянному аквариуму. Сквозь холодную толщу стекла 7-метровой длины и 4-метровой ширины перед глазами вашими раскрывается первая тайна тайн «Компутопии»: машина-робот, подчиняющаяся живому голосу человека.

Электронный робот подчиняется человеческому голосу.

Нет, не нажатие кнопки, не клавиатура и рубильники, а тонкий голосок случайно забредшего в заповедную страну электроники мальчишки заставляет машину выполнять довольно сложную работу. Семь различных команд, произнесённых с голоса, заставляют работать телеуправляемый грейфер. Да и работа, казалось бы, несложна – машина перекладывает разбросанные по дну аквариума круглые цветные шары в жёлтые, красные, голубые и зелёные цилиндры, выстроившиеся в ряд у микрофона.

«Вправо», «влево», «вперёд», «назад», «взять», «бросить» – вот команды на японском языке, которым послушна удивительная машина. Никакие другие слова не могут заставить автоматический грейфер сдвинуться с места. Но достаточно лишь одной внятно произнесённой команды, чтобы стальные щупальца, так напоминающие человеческую руку, чётко и уверенно выполнили команду, перенеся шар в нужном направлении.

Но, оказывается, это ещё не все. Машина запросто подчиняется более сложному приказанию, как бы перепрыгивая через все промежуточные команды.

– «Положить шар № 1 в красный цилиндр», – произносит мальчик. Электронный робот безошибочно подбирается своей стальной рукой к первому шару. Аккуратно хватает его, поднимает и несёт не к какому-нибудь, а именно к красному цилиндру.

Но вот другая машина. Она выполняет более весёлые функции. Возле неё оживлённая толпа женщин. Ещё бы, компьютер на протяжении нескольких секунд порекомендует и выдаст вам выкройку вашего платья, созданного с помощью электроники соответственно вашим желаниям и вашим размерам.

Трудно поверить, но компьютер может одеть женщину по её вкусу.

Женщина заполняет небольшую стандартную карточку. На ней ряд модных причёсок, различные расцветки тканей, фигурки довольно сложной формы, а также указания на ваш рост, возраст и характер туалета, которым вы интересуетесь. От вас требуется немного: лишь поставить соответствующий крестик над причёской, цветом платья, которое вам по душе, формой, которая вам нравится. Карточку засовывают в читающее устройство машины. Оптический глаз мгновенно передаёт счётно-решающей машине все требования заказчицы. Согласно поступившим данным компьютер выбирает из 320 базисных форм модной одежды ту, которая соответствует вашим вкусам и желаниям. Лучшие дизайнеры платья под руководством некой мисс Амико Куирайко трудились чтобы заложить в машину этот богатый ассортимент.

Но вот нужное сочетание вариантов мгновенно выбрано компьютером и, как говорится, подогнано по фигуре клиентки. Тогда наступает третья стадия – компьютер даёт команду печатающей машине изобразить на бумаге будущее платье. Молоточки с черными тире стремительно выколачивают на ленте абрис элегантно одетой женщины. Буквально через несколько секунд после того, как карточка была проглочена электронным портным, из чрева машины разматывается к ногам посетителя метровой ширины бумажное полотно. На нём отпечатана очаровательная женщина с обусловленной причёской, в платье-мечте. Здесь же оговорены цвет платья и отделки, все прочие мелкие детали, которые подтверждают исключительный вкус обладательницы электронного наряда.

Чудо на каждом шагу. Сейчас оно гнездится в небольшом застеклённом павильоне: опять электроника, опять счётно-решающие машины.

– Ваша подпись на банковском чеке уже не имеет никакого значения. Вы можете подписываться собственным голосом!

Быть не может!.. Но, оказывается, это действительно так: голос любого человека имеет свои нестираемые признаки, такие же, как отпечатки пальцев или личная подпись.

 

Несколько слов произнесены в микрофон. Где-то в глубинах машинной памяти они отпечатались, пройдя специальную обработку, выявляющую индивидуальные особенности вашего голоса. В банке памяти машины десятки тысяч отпечатков голосов других людей. Если вы хотите удостовериться в том, что звуки вашего голоса неотвратимо зарегистрированы машиной, произнесите несколько слов и внятно назовите ваше имя. Почти мгновенно на экране телевизора появится ваше изображение, сделанное в те далёкие дни, когда вы вложили в банк памяти свой первый голосовой отпечаток. Из гигантского вороха машинных воспоминаний компьютер выбрал ваше изображение и показал его вам на телевизионном экране.

Но, оказывается, машина реагирует не только на незримые нити голосовых особенностей, но и на имя. Если вы, заведомо ошибаясь, назовёте чужую фамилию (предположим, Иван Петров), машина ответит: «Нет, вы не Иван Петров!» И чтобы быть окончательно убедительной, она покажет вам на экране физиономию подлинного Ивана Петрова.

Наконец мы в последнем зале «Компутопии». Здесь машина сочиняет музыку вместо композитора и вместо художника рисует свето-музыкальные изображения, сопровождающие звук. Это кажется почти неестественным, невозможным. В полукруглом зале два белых электрических органа. Возле широкого экрана тоже полукруглой формы, на элегантной подставке ряд металлических трубок. Это обычный, вульгарный металлофон – целая гамма. Вам предлагают деревянным молоточком воспроизвести на несложном музыкальном инструменте любую, пускай наипростейшую мелодию.

Человеческий голос, как и отпечатки пальцев, имеет свои неповторимые особенности.

Трепетной рукой я выколачиваю с детства знакомое: «Чижик-пыжик, где ты был?»

– А сейчас, – объясняет очаровательная отесса павильона, – вы можете заказать любую музыкальную интерпретацию вашей мелодии. Всего у вас 15 возможностей. Вы можете иметь популярную музыку: вальс, блюз, танго, босанова, румба, самбо, свинг, го-го или, наконец, просто марш. Но если пожелаете, компьютер выдаст вам вашу мелодию и в классическом исполнении. Что-то вроде ноктюрна или вальса шопеновского типа. Или же в виде хорала, сделанного под Баха.

В том случае, если ваша мелодия, заданная на металлофоне, какофонична, то есть лишена мелодичности, компьютер одарит вас современной конкретной музыкой – без ритма, без мелодии, без какого-либо значения.

Мне хочется пройти по всем хитросплетениям возможностей электронного композитора. Я заказываю классику. Зал содрогается от органных звуков колоссального невидимого электронного оркестра. В мамонтовом рёве электронных труб, исполняющих трагический реквием, сквозь сумбурное движение цветовых пятен, синусоид и овалов на экране я уверенно прослушиваю незабвенного «Чижика».

Но вот оркестр звучит уже в стремительном ритме самбы. Меняется темп вспышек цвета на экране. Музыкальный поток захватывает и несёт вас в головокружительной стремнине современного танца. Но родной «Чижик-пыжик» чётко стучит своими хрупкими крылышками в барабанную перепонку моего уха. Мелодия всё та же.

Меня хватило всего лишь на пять оркестровых аранжировок из 15 возможных. Где он только не был, наш «Чижик-пыжик»? Электронный композитор работал безукоризненно и с непостижимой скоростью преобразовывал «Чижика-пыжика» из классического звучания в танцевальный ритм, из торжественного движения вальса в стремительный го-го.

15 вариантов, исходящих из единого задания... Да, об этом стоило задуматься!

Так что же, это подлинное творчество компьютерного таланта?

На сотнях магнитных барабанов записаны многие сотни мелодий и ритмов в исполнении самых различных оркестров. Это та же музыкальная память машины. Именно отсюда, из немо застывшей кладовой звуков, машина должна с неимоверной скоростью выхватить те музыкальные сочетания, которые в состоянии, нанизавшись на цепочку заданной мелодии, выдать вам видимость нового музыкального произведения в заказанном стиле.

Но этого мало. Звук сопровождается абстрактными изображениями и переливом цветов. Думается, вторая половина волшебного зала электронного композитора осуществляется проще. Каждому ритму и каждому звуку должен соответствовать цветовой сигнал. Он-то и выдаётся машиной через электронно-оптические устройства на экран в зависимости от музыкального звучания двух электронных органов. А они, как говорится, способны на всё.

Как известно, не технические, а социальные изменения лежат в основе перестройки старого мира. Поймут ли это талантливые учёные и инженеры, сумевшие ради прихоти посетителей выставки продемонстрировать удивительные возможности электронных машин?

Этот вопрос хочется задать именно сегодня, когда автоматика Страны Советов продемонстрировала всему миру свои поистине фантастические возможности в изучении Луны с помощью самоходных автоматов, управляемых с расстояния почти полмиллиона километров.

Взгляд мой останавливается на стеклянном балагане, окружённом толпой японских юношей. Это обычный аттракцион «Эксполенда» – весёлого городка выставки.

«Электронная гадалка предскажет ваше будущее. Вы узнаете, какие капиталы вам предстоит унаследовать», – читаю я над входом. Как не зайти?..

Сотрудники в белых халатах склоняются над перфорированными картами. Мигает и шелестит электронное нутро компьютеров. Стучат рычаги самописцев. Всё как у «больших». Все настоящее – электронное. Все на промышленной основе – прямо из Компутопии... Юноши и девушки всерьёз, с верой тянутся к загадочной машине, способной предсказать их завтрашний день.

Но я верю, сама жизнь этого быстро приспособившегося к кибернетике общества с её всеобостряющимися противоречиями в сфере труда и капитала неотвратимо заставит понять всю неизбежность непреложного закона развития человеческого общества: на смену капитализму – не Компутопия – Коммунизм!






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте