Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Intonarumori / Интонарумори

После написания манифеста "Искусство Шумов", у Руссоло появилось естественное желание воплотить теоретические идеи на практике. Что бы реализовать это в "железе", в 1913 году Руссоло изобрёл семейство музыкальных инструментов, имеющих общее название Intonarumori, что можно вольно перевести как "шумогенераторы".

Все инструменты, входящие в группу, позволяли извлекать различные шумы, контролируя при этом высоту звука и динамику. Каждый инструмент представлял собой деревянный параллелепипед с картонным или металлическим раструбом-громкоговорителем на передней панели, для усиления и направления звука. Исполнитель поворачивал рычаг или нажимал на кнопку, извлекая звук, высота которого конролировалась ручкой на верхней панели коробки. Уровень мог регулироваться по шкале тонов, полутонов и промежуточных значений лишь в пределах октавы.

Внутри коробки находились деревянные или металлические колёса (форма и диаметр которых варьировалиь в зависимости от модели инструмента), которые заставляля вибрировать натянутую струну. Натяжение струны тоже можно было изменять, тем самым можно было делать глиссандо или извлекать отдельные звуки разной высоты. Один конец струны был закреплён на барабанной перепонке, которая передавала колебания на громкоговоритель.

Было придумано 27 различных вариаций инструментов с именами, описывающими производимый звук: воющий, гром, хрустящий, мятый, взрывной, жужжащий, гудящий, свистящий и т.д.

Идея шумовых инструментов Руссоло жива и сейчас. Итальянец Пиетро Верардо (Pietro Verardo) сделал реплику Интонарумори, основанную на оригинальных чертежах Руссоло. Инструменты так же применяются некоторыми авангардными музыкантами.

 

Далее отрывок из статьи К.Дудакова.


Руссоло, он не ограничился лишь фантастическими прогнозами, но сразу же, вместе со своим другом художником Уго Пьятти (1880-1953), приступил к созданию своих удивительных инструментов, которые назвал "интонарумори" (intonarumori) – шумовые модуляторы. Уже через три месяца – 2 июня 1913 года – на футуристическом вечере в театре Стокки города Модена, Руссоло представил свой первый инструмент из серии "интонарумори" – "Взрыватель" (Scoppiatore). Через два месяца – 11 августа, в Милане, в доме Маринетти он продемонстрировал целых 15 шумовых инструментов, каждый из которых имел свое уникальное название, отвечавшее характеру производимого им звука: "Квакун" (Gracidatore), "Треньканьщик" (Stroppiciatore), "Войщик" (Ululatore), "Грохотальщик" (Rumbler), "Скрипун" (Scraper) "Булькальщик" (Gorgogliatore), "Трескун" (Crepitatore), "Ревун" (Rombatore), "Громыхальщик" (Tuonatore), "Свистун" (Sibilatore), "Жужжальщик" (Ronzatore), "Хрустун" (Crumpler) и многие другие. Последние 7 и первый "Взрыватель" образовали некую семью из 8 интонарумори . Остальные же инструменты входили в какую либо из семей. В свою очередь, в большинство семей входило до трех инструментов, каждый с разной высотой тона: низким, средним или высоким регистром.

Одним из первых слушателей Руссоло был молодой Сергей Прокофьев, который летом 1914 года приехал в Англию и в июне попал на один из 12 концертов итальянских брюитистов в Лондонском "Колизеуме" . Через год, в журнале "Музыка" он опубликовал статью "Музыкальные инструменты футуристов", где писал следующие наблюдения: "Инструменты имеют форму ящика, вооруженного большим рупором. Под левой рукой находится рычаг, движение которого по скале определяет высоту звука. Скала построена по диатонической гамме и имеет объем в 2-2,5 октавы. Под правой рукой находится рукоятка, вращение которой дает самый звук и позволяет производить ритмические эффекты. Звук получается от механического ущипления струны особыми защипками, которые, будучи прикреплены к вращающемуся кругу, зацепляют их настолько часто, что, при быстром движении рукоятки, звук кажется почти не прерывающимся, сплошным.

Струны бывают либо металлические, как употребляются для балалайки, либо кишечные, как у скрипки. В первом случае звук ярче, крикливее и точнее; во втором – мягче, расплывчатей и с большей примесью постороннего шума. Звук крайне чувствителен к crescendo и diminuendo, а при движении рычага через всю скалу наверх и при одновременном ускорении вращении рукоятки, получается особый животный эффект, родственный завыванию сирены. Вообще в этих инструментах много дикого и беспокойного" - заключал композитор.

К вышеизложенному остается лишь добавить то, что необыкновенно важную роль в звучании инструмента играли даже не выбранные материалы, а их тип и способ обработки. Так круг мог быть металлическим или деревянным, покрыт канифолью или мелкими зубцами. Кроме того, некоторые инструменты имели дополнительные элементы внутренней конструкции: палочки или струны. Некоторые приводились в действие электричеством. Внешне же они отличались размерами и цветами: красный, желтый, зеленый, синий. К 1921 году существовало 27 разновидностей таких "бруитёров". Однако как выяснялось, мало кому они были нужны.

Несмотря на положительные отзывы таких крупных композиторов как Игоря Стравинского, Сергея Прокофьева, Мориса Равеля, Артюра Онеггера, Дариуса Мийо и особенно Эдгара Вареза, ни один из них не включил в свои партитуры ни одного инструмента из серии интонарумори. Реакция же публики на брюитистских концертах была часто противоположно агрессивной. Так 21 апреля 1914 года на дебютном вечере в одном Миланском театре, весь шумовой оркестр (включавший и симфонический состав) был освистан и забросан овощами. Дальнейшие выступления в Генуе, Лондоне, а позже и в Париже прошли более спокойно, хотя скептически настроенная, консервативная часть публики и особенно журналисты продолжали реагировать как "стадо коров увидевших паровую машину". Таким образом, новая футуристическая музыка оставалась в узком кругу футуристических музыкантов и в своем первоначальном виде так и не стала достоянием мировой музыкальной мысли.

Между тем, репертуар шумовой футуристической музыки расширялся с каждым годом. Первые пьесы были написаны самим Луиджи Руссоло в 1914 году: "Пробуждение одного города" (Risveglio di una citta), "Завтрак на террасе курзала" (Si pranza sulla terrazza del kursaal), "Встреча автомобилей с аэропланами" (Convegno di automobili e aeroplani), "Нападение в оазисе" (Combattimento nell’ oasi) . Все эти четыре этюда стали основными в концертном репертуаре Руссоло (всего было написано около 20 произведений). В записи они не сохранились, и лишь по нотации "Пробуждения города", и недавнему исполнению по этой записи, можно судить насколько передовыми были устремления Руссоло. Интересно то, что через три месяца после патентования инструментов (11 января 1914), Руссоло опубликовывает статью "Энгармоническая нотация для футуристических интонарумори", которая фактически повторяет идею Кульбина о записи "в виде рисунка с повышающимися и понижающимися линиями". Как я уже писал, такой вид нотации уже во второй половине века будет использоваться и совершенствоваться электронным музыкантами, а потом станет прототипом для нотации в компьютерных программах.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте