Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Музыкальные смычковые инструменты древнего Новгорода

Статья Б.А. Колчина из сборника "Славяне и Русь", 1968 год.


В современном оркестре ведущее положение занимают смычковые инструменты. Их предки появились в конце I тысячелетия н. э. Прародиной смычковых инструментов, дающих непрерывный скользящий звук со всеми полутонами, вероятнее всего, является Средняя Азия. В XI в. смычковые инструменты проникают в Европу и довольно быстро распространяются по всему континенту. В это время они уже известны в Испании, Франции, Италии, Англии. С проникновением их в Европу в инструментальной музыке происходят значительные изменения. Гетерофонная музыка, господствовавшая в раннем средневековье и ограниченная отдельными тонами или звуками, становилась благодаря смычковым инструментам более певучей и мелодичной. К концу эпохи Возрождения в музыке утверждается уже мелодический (гомофонный) стиль.

Историю смычковых инструментов в западноевропейских странах удалось изучить благодаря многочисленным изобразительным материалам. На миниатюрах, фресках и в скульптуре X-XIV вв. имеются изображения этих инструментов, как правило, вместе с музыкантами и очень часто в ансамбле с другими инструментами. Археологический материал по смычковым инструментам в Западной Европе почти не известен.

Ранняя история музыкальных инструментов России не изучена. Имеется лишь единственная работа известного инструментоведа Н. И. Привалова, большого знатока русских народных музыкальных инструментов, посвящённая этой теме. В 1904 г. он опубликовал историко-этнографический очерк, в котором рассмотрел как восточные и западноевропейские сообщения о смычковых инструментах, так и русский народный смычковый инструмент, известный под названием гудок. Исходя из доступного тогда материала, Н. И. Привалов мог предположить, что на Руси смычковые инструменты появились лишь в XVI в. Первое изображение русского смычкового инструмента - гудка - сохранилось лишь от XVII в. Два изображения этого инструмента приводит Олеарий в своём "Путешествии по Московии". Семиструнный лирообразный смычковый инструмент уцелел в Киевской Софии на фресках XI в., где изображены сценки развлечений феодальной знати, в том числе и византийского двора. Исследователи считают, что инструменты, изображенные на фресках, не входили в состав русского музыкального инструментария. Следует заметить, что лицо музыканта, играющего смычком на лире, принадлежит к ярко выраженному восточному типу.

Новые источники по истории смычковых инструментов на Руси появились лишь после археологических раскопок в Новгороде. На Неревском раскопе в 1954, 1955 и I960 гг. были найдены сами инструменты. Самая ранняя находка происходит из слоев середины XI в. (ярус, 23, пласт 29, квадрат 775). Это обломок нижней части корпуса инструмента. Целый корпус с сохранившейся головкой найден в слоях конца XII в. Ещё один инструмент, сохранившийся целиком вместе с декой, найден в слоях середины XIV в. Наконец, в слоях второй половины XIV в. (ярус 8. пласт 12, квадрат 874) найдена головка инструмента.

На вопрос, что за музыкальные инструменты найдены в Новгороде и к какому виду по способу извлечения звука они относятся, мы смогли ответить лишь при широком сравнении их с этнографическими материалами и с многочисленными изображениями музыкальных инструментов на средневековых памятниках Западной Европы.

Наши находки являются фрагментами трехструнных смычковых инструментов, струны которых приводятся в звучание трением при помощи смычка. Такой инструмент в позднее время назывался гудком. В словаре В. Даля говорится, что гудок - это род скрипки без выемок по бокам, с плоским дном и покрышкою, в три струны, и что у народа он выходит из употребления. В древнерусских письменных памятниках о гудке не говорится, но несколько раз упоминается "гудець", т. е. музыкант, играющий на гудке. Кроме этого термина, в памятниках XVI в. и в Никоновском списке Повести временных лет под 1068 г. упоминается струнный музыкальный инструмент - смык. Это, вероятно, другое название смычкового инструмента, подобного гудку.

Довольно близкие аналогии новгородским находкам по форме и по количеству струн мы находим в приведенных Н. И. Приваловым описаниях и рисунках. Играющий гудочник одной рукой держит инструмент за шейку, оперев его на ногу, а другой - смычок. Если он держит инструмент левой рукой, то опирает его на левую ногу. Ещё более близкие аналогии мы находим на миниатюрах и фресках Западной Европы. Абсолютно аналогичные трехструнные фидели изображены вместе с музыкантом, играющим смычком, на миниатюре английской псалтыри второй четверти XII в. из Кембриджской библиотеки, на миниатюре Страсбургского календаря 1154 г., на миниатюре, нарисованной около 1100 г. в сочинении Августина и хранящейся в Британском музее, и на миниатюре из Библии Национальной Парижской библиотеки, написанной около 1200 г. В. Бахманн собрал более 25 подобных изображений. Следует отметить, что все музыканты на этих миниатюрах играют смычком на фиделях, вскинутых на плечо.

Теперь перейдём к описанию двух наиболее хорошо сохранившихся инструментов из новгородской коллекции. Целый корпус гудка с головкой найден у наружного угла развала небольшого жилого дома, принадлежавшего, вероятно, ремесленнику. Этот дом был построен в 80-х годах XII в. Он стоял во дворе усадьбы, которая была расположена на перекрестке Великой и Холопьей улиц, и сгорел в пожаре 1211 г. Корпус гудка представлял собой удлиненное корытце с головкой в виде удлиненного треугольника. Общая длина корпуса составляла 41 см. Длина самого резонаторного корытца была 28 см, шейки - 3 см к головки - 10 см. Наибольшая ширина корытца достигает 11,5 см, наибольшая глубина - 5,5 см. Толщина стенок инструмента равнялась в среднем 0,5 см. На головке имелись три отверстия для колков диаметром по 0,7 см каждое. Расстояние между центрами отверстий, т. е. расстояние между струнами, было до 1,8 см. Объем резонаторного корытца равнялся 550 куб. см. Инструмент сделан из одного елового чурбака. Резонаторное корытце выдолблено.Другой гудок был найден в развале дома, стоящего непосредственно на Кузьмодемьянской улице. Этот дом был построен после пожара 1340 или 1342 г. и сгорел в мае 1368 г. Он стоял на усадьбе, которая принадлежала, по свидетельству найденных тут же берестяных грамот, боярскому роду Мишиничей. Во время, когда найденный гудок был в употреблении, здесь могли жить посадник Онцифор Лукич и его дети Юрий (впоследствии знаменитый посадник Юрий Онцифорович), Максим и Афанасий. У гудка сохранились целиком сам корпус и дека. Общая длина гудка равна 30 см. Длина корытца была 18,5 см, головки с короткой толстой шейкой - 11,5 см. Наибольшая ширина корытца составляла 10,5 см, наибольшая глубина - 3,3 см. Толщина стенок инструмента была в среднем около 0,5 см. Наибольшая ширина головки равнялась 5,6 см, её толщина - 1,2 см. На головке имелись три отверстия для колков диаметром по 0,6 см. Расстояние между центрами отверстий, т. е. расстояние между струнами, было по 1,3 см. Резонаторная доска - дека покрывала весь верх корытца, т. е. соответственно имела ту же форму и размеры: длина её 18,5 см и ширина 10,5 см. Толщина доски равна 0,4 см. В средней части деки имелись два отверстия сегментовидной формы длиной 5 см и шириной 1,3 см. Дека приклеивалась к корпусу инструмента рыбьим клеем. В нижней части корытца и соответственно у деки расположено отверстие для деревянного штифта, который крепил струнодержатель. Корпус гудка и дека сделаны из ели. Корытце долбленое.

Кроме самих инструментов, на раскопе в разных местах были найдены отдельно восемь колков, абсолютно одинаковых по форме и размеру. Эти колки применялись в гуслях и гудках. Колок представлял собой деревянный цилиндрик диаметром 0,6-0,7 см, переходящий в верхней части в расширенную лопаточку для держания рукой. Общая длина колка равнялась 4-5 см. И нижней части стержень колка был немного расколот для крепления в щели струны.

Струны, вероятнее всего, были из бараньих кишок. Крепились они с одной стороны к костяному струнодержателю с тремя отверстиями. Струнодержатель прикреплялся к низу корпуса деревянным штифтом. Со стороны головки струны вставлялись в щели колков и затягивались. Смычка или его деталей мы на раскопе не нашли, но об устройстве смычка можно говорить при сравнении с этнографическими материалами и западноевропейскими изображениями. Смычки были самых разнообразных форм: сильно изогнутые, почти полукруглые, напоминающие простой лук, плоские, у которых струны шли почти параллельно штанге, круто изогнутые с одного конца и т. д. Все они существовали одновременно. Длина смычка по линии струн колебалась от 40 см до 1 м. На смычок натягивали конский волос - от нескольких штук до нескольких десятков (современные смычки имеют более 100 волос). Как новгородцы держали гудок во время игры, мы пока определить не можем.

Итак, смычковые инструменты, распространившиеся в Западной Европе в XI в., были известны и употреблялись в то время и в Древней Руси. В Россию они могли попасть непосредственно из Средней Азии или через Византию. В первой половине XI в. новгородцы уже играли на гудках.

Наиболее древняя находка обломка корпуса гудка попала в культурный слой в 50-60-е годы XI в. Корпус гудка конца XII в., как мы отмечали, абсолютно аналогичен по устройству и форме трёхструнным фиделям того же времени Франции, Англии, Германии.

Находка музыкальных инструментов в древнем Новгороде открывает перед нами заманчивую перспективу в изучении музыки древней Руси. Восстановив древний музыкальный инструмент или сделав его абсолютную модель из ели, мы сможем услышать диапазон его звучания, его тембр и определить его технические возможности. Если достоянием науки станут источники, в которых мы найдем сведения о звукорядах и интервалах, о принципах настройки инструментов и, наконец, сами музыкальные записи, то мы сможем услышать и подлинное звучание древней музыки.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте