Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Грань 2. Музыка

20.04.2015

Иероним Босх «Сад земных наслаждений» (фрагмент)

Продолжение цикла. Начало здесь: Грань 0, Грань 1.

Музыка и околомузыкальные дела оказали и оказывают влияние на многих, формируют и определяют личность. И я здесь не исключение. Поэтому, по идее, эта Грань должна идти первой, но получилось так, как получилось... Я описываю не по важности, и не по порядку, а так, как пишется. Тут надо понимать, что все грани равнозначно важны для меня и являются неотъемлемой моей частью, так что определить «порядок» или выделить «важность» не представляется возможным.

Любовь к музыке у меня очень широкая и всеобъемлющая, поэтому я не могу разделить её на разные аспекты – прослушивание, создание и на разную профильную деятельность... У меня это всё неразрывно связано в одно большое чувство, поэтому и рассказ будет соответствующим – обо всём.

* * *

Всё началось очень давно, ещё в далёком детстве. До школы я жил в деревне недалеко от Москвы, а там мой родной дядя слушал много всякой доступной тогда (во второй половине 80-х) музыки. Преимущественно на «катушках», но было кое-что и на виниле – советская эстрада и что-то на пластинках из журнала «Кругозор», но т.к. музыкой серьёзно никто не увлекался, то и пластинки, скорее всего, были лишь для галочки – мол, и у нас в семье тоже пластинки есть. На «катушках» же было самое «модное»: Modern Talking, Наутилус Помпилиус, Машина Времени и т.п. Речь даже шла не о моде, т.к. мода, это когда есть выбор, а тогда особого выбора-то и не было, поэтому «потреблялось» почти всё подряд.

Первые касание моих шаловливых детских ручек каких-либо инструментов произошло тоже именно тогда. Дед (видимо, по пьяни) за каким-то фигом купил (мне?) балалайку и горн (?). Горн мне сразу не понравился, а вот на балалайке я даже делал попытки поиграть что-то осмысленное...

Мой первый коллектив...

На фотке моя первая банда... В те далёкие времена мы лабали нойз с фолк влияниями, кхе-кхе... cool Я как раз с балалайкой. А младший товарищ – с моим горном. А вот гармонь (хоть она и была детская) мне действительно нравилась – из неё можно было извлекать так любимые мною дроуновские тягучие звуки.

Что мне нравилось слушать тогда, в детский «катушечный» период, я не помню. Скорее всего, ничего не нравилось. А вот чуть позже (90-91 гг.), когда появился кассетный магнитофон и кассеты (опять же – у дяди), то я уже помню свои вкусы. Мне нравился звук электрогитары, особенно когда игрались риффы, соло нравились не очень – они казались мне слишком «визгливыми» и какими-то излишне пафосными. Нравилось, когда создают атмосферу с помощью клавиш и вокала – от песни «Старинные часы» Аллы Борисовны у меня до сих пор мурашки по коже...

Из тогдашнего «выбора» музыкального контента мне понравилась парочка альбомов Сектора Газа о мертвецах и вурдалаках (возможно, поэтому death metal мне пришёлся по душе), т.к. там была электрогитара и лирика была не про «любовь-морковь». Нравились некоторые песни того же Наутилус Помпилиуса с шизоидными текстами и туповато-психоделическими музыкальными моментами.

Что мне точно никогда не нравилось, так это рэп, синтипоп, галимая попса, оголтелая панкота, и разные дворовые «брынчаще-трёхаккордные» дела.

* * *

Вскорости мой одноклассник дал послушать Metallica «...And Justice For All». Именно этот альбом явился для меня – 12-летнего мальчишки – тем откровением, которое испытывали те, кто впервые послушал The Beatles в 60-70-е, после чего жизнь обычно поворачивает на совершенно конкретный путь, неразрывно связанный с музыкальной культурой. Так произошло и со мной. Этот альбом перевернул всё! Это было моё: звук, музыка, риффы, вокал, атмосфера, тяжесть... Я его обслушался настолько, что он мне даже снился – музыка играла во сне!

Этот классический альбом Metallica и сегодня, спустя без малого 30 лет, слушается достойно, агрессивнее и тяжелее некоторых современных true, pure, и т.п. релизов. Конечно, я сужу с точки зрения металлической музыки, а не депрессивно-суицидальных розовых соплей с жидким... саундом. cheeky

Интересно, чтобы было, если бы я тогда послушал пришедшие ко мне чуть позже Slayer, Kreator или Death?..

Я подсел на эту музыку. Тогда я не знал ничего – ни кто эти люди, если ли ещё такие группы, как называется этот стиль, какие ещё есть стили... Меня всё это начало интересовать, и я жадно начал «рыть» в поисках крупиц информации.

В школе давали что-то вроде денежной дотации или типа того. И я как раз узнал о существовании рок-магазина рядом с к/т «Победа» на Пролетарке. Позже он переехал на ул. Талалихина вместе с Р-Клубом (для тех, кто не из Москвы: Р-Клуб – один из главных рок-клубов в городе второй половины 90-х, закрыт в 2006 году). Эту «дотацию» я тратил на кассеты – хватало на две и ещё немного оставалось до следующего месяца, хотя можно было попросить немного денег у родителей якобы на мороженое и купить уже три кассеты!

Рядом с рок-магазином находился какой-то обычный магазин (продуктовый или аптека), в котором я заработал свои первые деньги разгружая с товарищами машину, и конечно, всю небольшую выручку тут же потратил на кассеты.

...У меня долгое время не было нормального магнитофона. Моя семья самая обычная, музыкой никто не интересовался, а отец после свадьбы с мамой отдал упомянутый выше катушечник моему дяде. На дворе были т.н. «лихие девяностые», денег особо не было, а о каких-то там магнитофонах никто, конечно, даже и не думал. Но однажды отец каким-то образом и непонятно зачем (насколько я помню, не для меня, а просто, потому что можно было купить по дешёвке) достал чудо советской промышленности – аудиоплеер, на котором я и слушал музыку. Нормальный магнитофон у меня появился позже (если я не ошибаюсь, то на 15-летие), когда родители наконец-то заметили мою нездоровую суету и как-то раз, открыв шкафчик, увидели кучку кассет, которую уже можно было назвать коллекцией.

Ничего не оставалось делать, как приобрести для меня нормальный магнитофон. Это был довольно простенький Panasonic (работающий до сих пор!). У него помимо возможности проигрывания CD и встроенного приёмника был и ещё один плюс – он был двухкассетным! Можно было переписывать! И количество оседавшей у меня аудиопродукции начало возрастать в геометрической прогрессии. Я покупал кассеты, менялся ими, переписывал, опять покупал и снова переписывал.

Вот вкладка от моей самой первой приобретённой кассеты. Конечно, это был тот самый альбом.

Первая кассета

Когда кассет у меня стало достаточно много я начал их нумеровать. Насобирал я их около 400. Каталога я не вёл, но у меня была тетрадка с перечислением групп и самой минимальной информацией о составе и стране происхождения.

В школу кассеты носились пачками по несколько штук для обмена, на что учителя порой делали замечания – мол, устроили тут рынок... Все окружающие меня в школе маргиналы, гопники и альфа-самцы знали о моём увлечении и постоянно подкатывали для «эээ... а притащи что-нибудь послушать...». При этом у меня не было никакого рока, никакого тупого панка, никакой сопливой готики и гранжа... Даже хэви было по минимуму. Вся моя коллекция – это зубодробительный, максимально тяжёлый и агрессивный thrash, death, brutal, doom и начавший тогда проникать на наши просторы true black metal. Без всяких компромиссов!

Коллекция образца 1996 года

Где-то в 1995 году я узнал про знаменитую «Горбушку» (в те времена стихийный рынок аудио-видео продукции в Москве, возникший ещё в конце 80-х в ДК им. Горбунова и в ближайшем парке). И это стало моей основной точкой не только по покупке кассет, но и прочего околомузыкального стаффа – фанзинов, билетов, атрибутики. Ещё там можно было тусоваться с правильными людьми. Вообще, то место обладало какой-то особой магией, там мне было энергетически хорошо, а поездка туда была своего рода ритуалом. Разумеется, все знакомые девочки тоже открыли для себя это место благодаря мне.

CD были дорогие, если и покупались, то только пиратки, которые были иногда просто ужасающего качества! Самое «дно» появилось в начале 00-х – переписанные на CD-R mp3-шки в формате Audio-CD, оформленные ч/б принтерной вкладкой!

* * *

В классе восьмом я с парой приятелей увидел объявление в школе, что идёт набор в кружок по электрогитаре. «Гы, клёва!» – подумали мы хором, и решили сходить ради прикола.

Так и застряли там на год или полтора... По-моему, я был единственным из группы (в 5-7 человек) который ответственно выполнял задания, играл риффы и аккорды, разучивал мелодии, аккомпанемент и пытался разобраться в теории. Ну а как иначе? Ведь это было мне действительно нужно и важно.

Тогда у меня не было электрогитары и я «насиловал» самую простую советскую акустику.

Я был в последних классах школы, нужно было готовиться к выпускным экзаменам, к поступлению в институт, да и вообще, подтянуть свои учебные дела (которые шли не очень хорошо – ведь вокруг помимо школы было столько всего интересного). В общем, на кружок по гитаре пришлось забить, хотя занятия дома я не прекращал.

К тому времени у меня прибавилось кое-что из оборудования: дядя отдал мне супермагнитофон «Скиф» со всторенным микрофоном. Это с помощью него я начал впервые заниматься звукозаписью, имитируя одновременно со вторым магнитофоном запись наложением.

Но самое главное: я за мелкий прайс купил у какого-то барыги самопальную, но наконец-то самую настоящую электрогитару! Хотя она была из ёлки (не самое музыкальное дерево), зато она очень вкусно пахла. Гитара была сделана под Джексон (без «качалки») и с довольно маленькой мензурой. ИнстрУмент в моих руках лежал как влитой и на ней было чертовски удобно играть.

Инструменты и кот

Это фото – единственная память о моих первых инструментах (и о коте, хотя с ним есть ещё фото).

* * *

Когда я поступил в институт родители купили мне компьютер и началась новая веха в моей жизни.

Надо сказать, что это сейчас дети рождаются уже с планшетом в руках, а до того, как у меня появился личный компьютер, я почти не общался с подобного рода техникой – один раз, когда мне было лет 10 у матери на работе играл на ЕС-ке в аркаду и в школе программировал разноцветные точечки на «Агате». И это всё. Поэтому некоторое время я потратил на изучение компьютера как такового и пресловутой ОС «Windows’95».

Примерно 1997 год...Немного освоившись с новым для меня «железом» как только появилась возможность, я тут же свой компьютер приспособил под музыкальные дела. Поначалу это были трекеры (относительно простые музыкальные программы с DOS-овским интерфейсом, с эффектами и с библиотеками сэмплов), т.к. мой друг уже освоил компьютер и «баловался» с подобного рода музыкальными программами. Я остановился на FastTracker II и с помощью него начал постигать азы компьютерной музыки и даже делал попытки что-то сочинять.

Открыв для себя MIDI и купив на дисках библиотеки с миди-файлами, секвенсорами и редакторами (домашнего Интернета тогда у меня ещё не было), я стал постигать основы звукосинтеза и осваивать компьютерное музицирование уже на более менее профессиональных программах – CakeWalk, CoolEdit и др. Как раз вышла целая серия книг Петелиных о домашней компьютерной звукозаписи, которые мне очень помогли разобраться в этой «кухне».

Параллельно с компьютерными делами я «надрачивал» технику игры на гитаре – я играл всё подряд благодаря тем самым миди-файлам с дисков (в основном классику, ну и металл, конечно). Для тех, кто не знает – особенность миди-файлов в том, что это по сути команды синтезатору и не важно, где этот синтезатор находится и что из себя представляет: отдельная ли это железка, встроен ли он в звуковую карту или это всего лишь программа. В программе-секвенсоре MIDI-сообщения отображаются в виде самых обычных всем известных нот на самом обычном нотном стане. Таким образом, открыв миди-файл, скажем, с «Лунной сонатой», можно по нотам её сыграть самому на гитаре. Конечно, можно было просто купить ноты в магазине на бумаге, но открыв миди-файл в секвенсоре, можно слушать и играть одновременно, соблюдая длительность и ритм. С листа я, разумеется, не играл. В секвенсоре можно было менять инструменты, можно добавлять простенький аккомпанемент, скрывать ненужные дорожки и играть, скажем, под бас и пр.

Очень мне нравилось играть классику – и интересно, и техника развивается, и в случае чего можно понтануться перед девочками... wink

Но вот незадача! Мой компьютер был оснащён стандартной простенькой звуковухой – SB16, у которой не было нормального встроенного синтезатора, а все MIDI-звуки звучали как в старой компьютерной игре. Поэтому я приобрёл более навороченную SB AWE32, изучил её аппаратный синтезатор и принцип формирования сэмплов в SF-банках...

В таком режиме прошло ещё года два – я «пилил» на гитаре под МИДИ, осваивал азы домашней звукозаписи, пытался что-то сочинять сам. Я тогда записал демку из четырёх вещей: два своих собственных трека и две переработанные в metal-ключе классические композиции – 25-ю симфонию Моцарта и «Шутку» Баха.

Именно в этот период у меня случился разброд и шатание по различным музыкальным и околомузыкальным тусовкам. Я пытался играть со знакомыми из института (но они играли совершенно беспонтовый говонорок), с теми ребятами, с которыми ходили в кружок по электрогитаре – они как раз переехали в гораздо более солидное помещение и в их распоряжении оказалась база и даже что-то вроде простенькой студии. Но что-либо толкового из всего этого так и не получилось.

Параллельно я занимался менее интересными, но необходимыми для социальной жизни делами – учёбой в институте, общением, мелкими подработками и пр.

О моём развитии как аудиофила, я решил подробно не писать, тем более, что я уже про это давно написал.

* * *

Наступил переломный для меня 1999 год... Произошло три события, которые очень сильно повлияли на мою жизнь.

Весной умер мой единственный друг... Это с ним мы делились всем – музыкой, идеями, это он мне рассказал про «Горбушку», это он доставал кучу интересных кассет, это он раньше меня приобрёл электрогитару, это у него появился компьютер, и именно у него я брал те самые трекеры для музыки... Так больно мне было всего несколько раз в жизни...

...В августе я приобрёл у институтского товарища новый инструмент. На этот раз это был весьма приличный и очень тяжёлый Russtone, сделанный из красного дерева под BC Rich. Я хорошо помню тот день – день поездки за новой гитарой. А запомнил я его, так как именно в августе 1999 года произошло солнечное затмение. Было прохладно, пасмурно, голова гудела, а я пёрся пешком со свежекупленной гитарой до ж/д станции по заброшенным полям Подмосковья, мимо разрушенных ферм для скота, поднимая в воздух стаи воронья и отпугивая голодных и злых собак...

Эта гитара до сих пор хранится у меня – продать не поднимается рука...

А уже осенью я подумал, что неплохо было бы присоединиться к какой-нибудь полноценной и серьёзной группе, т.к. мне надоело «пилить» в одиночку и тусоваться с любителями.

Повесив объявление на Кузнецком мосту и раскидав по тогда ещё немногочисленным музыкальным сайтам (я пользовался Интернетом в институте), я стал ждать, и вскоре меня пригласили на прослушивание...

* * *

Тут начинается небольшой период моего довольно плотного взаимодействия с т.н. «андеграундом» (локальные районные и институтские околомузыкальные тусовки, проходившие до этого, я не считаю).

2000 год...Самое главное, что у меня тогда вызывало непонимание, так это то, что большинство (да почти все) команды всеми правдами и неправдами стремились попасть на сцену. А я же в это время пытался склонить всех в сторону записи альбома. Я думал, что в концертах как таковых нет никакого смысла (творческого, хотя это весело, забавно, интересно и т.п.). Если и выступать, то только в поддержку альбома или хотя бы демо. Но не все думали так как я (эх, надо было всё в свои руки брать...).

К большому сожалению, с тем коллективом ничего толком не получилось, хотя в некотором роде было весело. И, в конце концов, бесполезные репетиции стали доставать...

Да, наверное, мне надо было брать всё в свои руки, но как разумный исполнитель (там я лишь местами добавил свои партии, в основном музыка была уже написана – т.е. я не «рулил» процессом) я понимал, что если я внесу ещё один вектор, то всё превратится в хаос и приведёт к распаду и без того хилого образования. Последней каплей (точнее, каплями), переполнившей чашу моего железного терпения (я даже не говорю о потерянном практически впустую годе!) стало то, что две моих классных песни были проигнорированы, а новые идеи вообще не воспринимались. Я предложил записать ходя бы демку – планировал записать дома все инструменты сам, чтобы было что показать, но и эта идея была тоже воспринята в штыки.

Потом начался маразм со сменой неплохого названия, изменением концепции (якобы, вся эта возня была следствием какого-то невидимого для меня «развития») и прочее. В итоге, мне всё это осточертело, и мы (плюс ещё один человек из группы) послали всё это и стали работать над материалом для нашего собственного проекта.

Так появился Kadath.

Примерно через полгода после разрыва, предыдущая группа  вышла с нами на связь для участия в паре концертов. Почему бы и не помочь? Тем более, что материал всё же был неплохим и было жалко спускать все труды в унитаз. Пара концертов состоялась, и это было... чудовищно! В основном из-за несколько укуренного барабанщика, который даже не знал что такое бласт-биты... От первоначальной задумки не осталось ничего, а более менее приемлемый black metal превратился в... Даже не знаю во что... Уффф... нет, это даже вспоминать болезненно... frown

Больше мы с ними никогда не пересекались. Нынче они вообще канули в Лету, сгнив, как обычные обыватели, хотя раньше (ох уж это «раньше»...) они были «неформалами», «язычниками» и «борцами с системой»...

* * *

Я полностью сконцентрировался на Kadath’е и хотел превратить его из студийного проекта в полноценный коллектив.

2002 годПримерно в 2003 году получилось выбить бесплатно (!!) худо-бедно оборудованное помещение (по крайней мере, был усилок с мощными колонками и простенькая барабанная установка). Около года был потрачено на поиск и прослушивание различных чертей, которым хватало смелости приехать в наше захолустье, соблазнившись бесплатной базой. Но ни один из них не подошёл – кто-то вообще не знал, что такое металл, кто-то не умел играть, кто-то приезжал с самопальными гитарами и примочками, которые не звучали...

А надо-то было всего ничего: найти гитариста, басиста, барабанщика, вокалиста и сыграть уже полностью готовый материал! Простая же задача! После чего я планировал выйти на сцену для того, чтобы заявить о себе, и конечно, сконцентрироваться на записи. Но всё пошло иначе, точнее, никуда не пошло...

Была попытка привлечь местных знакомых и знакомых этих знакомых. Но, увы, все эти попытки тоже провалились по различным (преимущественно «человеческим» причинам)...

Было жаль своё потраченное время, нервы и силы... Я почти словил депрессию от всего этого «андеграунда»...

Конечно, для меня было очевидно, что никого найти не получится. Нужно как-то выкручиваться самостоятельно с тем что есть. И нужно было срочно записывать альбом, иначе всё это грозило опять превратиться в какую-то тягомотину.

План был простой. Мы уже записали дома клавиши и я набил «барабаны». В студии под MIDI-барабаны я планировал записать гитары и бас. Потом я запишу свой вокал – я надеялся хоть как-то «проорать», хотя у меня не было вокального опыта (не считая «орания» на демо-альбоме). Там же и сведём всё это в нечто целостное...

Я рыскал по Сети в поисках подходящей студии (в основном по финансовому критерию, т.к. всё же в то время студии уже были). Искал, искал и нашёл...

Итак, за 6-8 ночей (студийная сессия проходила в раз в неделю в ночь с пятницы на субботу), растянувшихся на три-четыре месяца (лето-осень 2004 года) в подвале (труЪ андеграунд!) какого-то административного здания, где была оборудована репетиционная база и студия, был записан альбом «Правду скрыла тьма веков...», в который, помимо прочего, вошли те две песни, проигнорированные предыдущим коллективом. Больше всего я недоволен своим вокалом, во вторую очередь – «барабанами». Ну и вообще, саунд, конечно, получился довольно хилым...

У меня не было никакого студийного опыта (хотя, мои домашние эксперименты по звукозаписи очень помогли), как я уже сказал, почти не было вокального опыта (а по темпераменту я вообще не гожусь в вокалисты). Но выхода не было – не было времени искать вокалиста, а с барабанщиками тогда была вообще «труба». А чем оборачиваются все эти «поиски» было уже пережито на собственной шкуре...

Но на самом деле для меня это была победа! Наконец-то, настоящий полноценный релиз! Запись, сделанная в настоящей студии (ну и пофиг, что с простейшим оборудованием), с комбиками и микрофонами. Да, не всё получилось, и далеко не всё устраивает... Но появился долгожданный результат! И позитивные ощущения от этого перевешивали все минусы...

Результат – это хорошо, но что дальше?

В течение следующего года мы распространили минимум своих CD-R – в основном по знакомым и несколько штук при личной встрече. Ни о каком серьёзном распространении не было и речи. И в конце концов я просто выложил альбом в пиринговую сеть.

Именно тогда я задумался о собственном идеологическом сайте, который бы частично касался концепции коллектива.

Для Kadath’а был почти полностью написан материал для второго альбома и даже велись переговоры с другими музыкантами – гитаристом и барабанщиком из известной московской black-группы. Продолжались поиски вокалиста... Но как-то собраться с силами и доработать материал (ведь с новыми музыкантами надо было его ещё и отрепетировать), найти наконец-то недостающих музыкантов, найти базу для репетиций, найти студию, найти время и деньги для всего этого... Пройти ещё раз все эти этапы, разбираясь с неизбежно возникающими человеческими заморочками... Нет, не получилось...

В период 2005-2008 гг. в творческом плане был застой. Было куча социально-бытовых проблем. Я работал, осваивал Интернет, покупал кое-какую аппаратуру и уже в каком-то виде начала вырисовываться студия Entropy Sound. Ещё у меня мелькала идея где-нибудь с кем-нибудь что-нибудь поиграть, чтобы не протухнуть в музыкальном и творческом смысле окончательно. Но... нет, всё это так и осталось идеями...

Начались серые времена...

* * *

Обычно после подобных перипетий все «завязывают» с этими «игрушками», распродают инструменты и аппаратуру, и лет через десять-пятнадцать пьют горькую, и  поглаживая свою небритую щёку, со слезами на глазах, вспоминают былые времена...

Ну уж нет... Это не в моём стиле... devil

Хотя только лишь в 2008 году я вернулся к музыкально-звуковым делам. Меня очень интересовала электронная экспериментальная музыка, а так как в «живой» музыке у меня тогда был застой, то я решил, что пришло время попробовать что-нибудь сделать на экспериментальном поприще.

Я начал экспериментировать с шумами, микрофоном, гитарой с процессором, акустическими инструментами, программными синтезаторами и вообще всем, что может издавать какой-нибудь звук.

На подходе к 2010 году совершенно случайно возникла ещё одна идея – забавная, и мы запустили готическо-сёрфовый проект Surfin’ Nanorobots. Мне было интересно поиграть что-то отличное от гудяще-жужжаще-громыхающей музыки, и я с удовольствием переделал «под сёрф» некоторые свои старые наработки и придумал новые. Одну композицию даже удалось сплавить на радио к Троицкому, а недавно мы узнали, что мп3-шки утекли в США и крутятся там на какой-то локальной радиостанции...

Специально этот проект не пиарился и даже в виде альбома ничего не сформировалось. Треки просто записывались по мере придумывания и помещались на MySpace (RIP). Чуть позже композиции были перезаписаны с новым звуком, но реализовать их пока не получилось, т.к. навалились другие музыкальные дела. Так что пока материал «лежит на полке» до лучших времён.

Так вот, в 2008-2011 гг. я в равной степени занимался электронно-шумовыми экспериментами, то есть тем, что дальше будет продолжаться под вывеской Тлен, Нанороботами, немного металлической музыкой, и кое-какими студийными делами.

В конце лета 2011 года я решил собрать более-менее интересные шумы и выложить на Рутрекер. С этого момента Тлен встал «на рельсы». И именно с этого момента случилось что-то вроде моего ренессанса, и мои музыкальные дела пошли в гору. А благодаря тому, что я вёл довольно раскрученный блог в ЖЖ, у меня появились новые знакомства. Так как первым «выстрелил» именно мой электронно-экспериментальный проект, то меня если и знают, то лишь как «дарк-эмбиентщика»... sad

В 2012 году я снова порылся по своим музыкальным архивам и на этот раз решил собрать уже металлические треки, включая совместные наработки и запустить ещё один проект – Daemondroid. Случайно я познакомился с вокалистом из Томска (Саша, привет!), у которого была возможность самостоятельно записать вокал. Под самый конец 2012 года альбом был завершён и выложен в Сеть.

Параллельно я воплотил ещё одну свою давнишнюю мечту и организовал что-то вроде собственного персонального лейбла Dystopian World Prod. по выпуску моей (пока что, во всяком случае) музыки на физических носителях. Но об этом, пожалуй, я напишу отдельную Грань.

И наконец-то появилась возможность взяться за долгострой – второй альбом Kadath’а. С этим альбомом дел было невпроворот и поэтому шлифовка аранжировок, запись инструментальной части, запись вокала, мучение со сведением и вообще, доведение всего до ума растянулось аж на три года! Только-только, в апреле 2015 года, спустя 11 лет после дебютного релиза, долгожданный CD увидел свет...

В итоге на данный момент (апрель 2015 года) у меня четыре физических релиза, один цифровой (остальную mp3-мишуру я не считаю), различных наработок ещё релиза на 2-3 и ещё больше идей и задумок на будущее...

Вот такая вот эпопея... И она не закончена... cool

Надеюсь, было интересно.

2014...

Продолжение здесь.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте