Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

О поповском обмане и грешных комсомольцах

Великолепная антирелигиозная статья из Смены №7 за 1924 год, да ещё и с юмором! Отлично!

 


Христос воскресе! — звонят колокола.

Христос воскресе! — поют ручьи и птички. Христос воскресе! — шумит лес. Словом, на пасху все, начиная от солнечных лучей и кончая плавающей в весенней луже щепкой, всемогущим пером старорежимного борзописца, мобилизовалось на служение пасхи.

Разыгрывалась пасхальная комедия глубоко-нравственного содержания. При этом в качестве идейной бутафории выставлялись лозунги, написанные с больших букв: Братство, Общечеловечность, Справедливость, Нравственность. Эту же задачу пасхальной бутафории выполняли и всевозможные лакомства: пасхи, куличи, красные яйца, поцелуи и проч.

Волей революции смыты румяна и краски с разряженных в белоснежные одеяния божественных фокусников — священников. Разоблачены причудливые церковные декорации. Закулисы религии, церкви и её праздников открылись но всей наготе.

Предпасхальные дни. По церковному календарю — Страстная неделя. Это самая торжественная неделя перед воскресением Христа. Обыкновенно, все христиане в Великий пост причащаются, дабы встретить пасху во всеоружии безгрешности и невинности. Правда, эта безгрешность приобретается странным путем: христиане всей России в Великий пост съедают сто тысяч пудов "христовой плоти" со всей содержащейся в ней кровью, в знак очищения себя от всякой скверны.

Читатель поднимает брови: что за страшная математика?

Спешу разъяснить. Церковь стремится в своих богослужениях инсценировать всевозможные сказки из жизни Христа (не существовавшего), которые выдумывались много веков тому назад. Причащение — есть инсценировка того момента, когда Христос на тайной вечери якобы раздавал своим ученикам хлеб и вино под видом своей плоти и крови.

Современный фокусник в рясе берет обыкновенную просфору и красное вино и объявляет церковной публике — сие превратится в истинную плоть и кровь того самого Христа, которого распяли на кресте. Конечно, с точки, зрения здравого человека, просфора и вино остаются тем, чем они есть. Но для христианина — они претерпевают чудесное перевоплощение. Чтобы легче представить себе это перевоплощение, в помощь фантазии христианина существуют всевозможные легенды из жития святых и других священных книг.

Так, в Житии Святых существует рассказ об одном жидовине. Он своими собственными глазами узрел, как святитель Василий Великий держал в руках отрока-Христа, раздроблял его священным копьем, подобием того копья, каким был пробит мифический Христос, и раздавал причащающемуся народу кому большой палец от ноги бедного отрока, кому носовую косточку, кому просто частицу ягодицы.

Стало быть, математика ясна: в каждой церкви за одно причастие съедают одного отрока, каждый, несмотря на всю священность, весит не меньше 2-х пудов, церквей в России больше 50000. Следовательно, христиане кушают в Великий пост 50000 человекоподобных отроков. Это значит, что если бы этими отроками были грешные комсомольцы, христиане в течение 8 лет съели бы весь комсомол.

Однако, Христос, в отличие от комсомольцев, по уверению церкви, всегда остается целым и нераздельным. И сколько бы его не ели христиане, однако, съесть не смогут до скончания века и самого Христа.

Напитавшись христианскими отроками, верующие находятся в великолепном настроении. По уверению церкви, они освобождаются от всякой нечисти и, буквально, второй раз родятся на свет.

Однако, т. Семашко говорит обратное. Он однажды подсчитал, что значительный процент заражений венерическими болезнями внеполовым путем накопляется через христианские обряды: причащение и пасхальные поцелуи, когда любой сифилитик-христианин, скрывающий свою болезнь, стоит пред трудной дилеммой: либо игнорировать христианский обряд причастия и поцелуя — тогда прослыть за еретика, либо отдать дань христианскому обычаю, но наградить своих ближних, которых он любит больше самого себя, пасхальным подарком венерического содержания.

Обыкновенно, в честь воскресения Христа, христиане весь праздник проводят в пасхальной пьяной вакханалии. Плохой тот христианин, который не ставит на стол перед гостями бутылку. В городах и деревнях, особенно до революции, всю Пасху раздаётся душеспасительный колокольный благовест под благочестивый аккомпанемент бутылочного перезвона.

В 1903 году в Москве в Пресненском участке потребление вина в год на душу доходило до четырех с лишним вёдер. И особенно большое количество потреблялось в дни святой пасхи. Драки, побоища, убийства, преступления особенно развивались в пасхальные дни блаженного ничегонеделания, поощряемого царем.

Не только птички и ручьи славили воскресение Христа, но и разбойники, преступники, драгуны и прочий подозрительный элемент засучивали рукава и то же кричали: — Христос Воскресе!

Духовный разврат во славу господствующих классов, распространение сифилиса и всевозможных заразных болезней, пьянство и безобразие, колоссальная нажива рыцарей обмана и безобразия — священников — таковы закулисы святой Пасхи, которую славили и продолжают славить те, кому она приносила пользу.

К счастью, революция заставляет Пасху считать свои последние дни. Свёргнуты господствующие классы, которым служила церковь.

Церковники, сняты с государственного котла, лишены своих богатств. С каждым днем у них утекает паства, как вода из решета.

И Христос — до ныне — знамя обманутых трудящихся, под которым их стригли и брили, доживает свои последние дни на комсомольской сцене и сценах рабочих клубов в качестве разоблачителя самого себя.

И комсомольцы не становятся перед ним на колени, а хохочут от души над ветхим могиканом старого мира.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте