Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Об искусстве будущего

Взгляд А.Н. Толстого на искусство будущего. Источник: Смена №6 за 1936 год.


Студент П. Дьяченко обратился к писателю А. Н. Толстому с вопросом о судьбе искусства в бесклассовом обществе. Мы помещаем письмо Дьяченко и ответ Толстого.
К интересному вопросу, затронутому в этих письмах, "Смена" ещё вернется в специальной статье.
Каждый читатель "Смены" может через журнал обратиться с интересующими его вопросами к мастерам литературы, живописи, скульптуры, театра, кино.

Письмо А. Н. Толстому.

Многоуважаемый Алексей Николаевич! Я решил обратиться к Вам за разрешением одного вопроса, который меня давно волнует. Я люблю литературу, музыку, театр, кино, — словом, люблю искусство. Искусство воодушевляет меня, даёт мне силы и развивает вкус к жизни. Больше всего я питаю любовь к литературе.

И вот, читая художественную литературу, я замечаю, что самым большим успехом пользуются те произведения, в основу которых положены сильные противоречия.
Изображены типы людей, представителей классов. Типы эти сильны и характерны. Сильны потому, что борются с врагами, с враждебным классом. Характерны потому, что обладают привычками и страстями своего класса. Можно привести много примеров. Вам они известны. Ведь Вы сами на X съезде комсомола говорили: "Капитализм нёс в себе смертельное противоречие интересов буржуазии и пролетариата. Это и другие противоречия и были той запальной искрой, которая зажигала гениальных писателей XIX века".

Самые сильные противоречия — это классовые противоречия. И произведение может быть сильным тогда, когда в основу его положены противоречия, следовательно, борьба. Из законов диалектики известно: где нет противоречий, там нет и борьбы. Что будет с нашим искусством в дальнейшем, когда коммунизм станет реальностью и не будет классовой борьбы, когда техника поднимется на неизмеримую высоту, сойдёт на нет борьба с природой и останется лишь одна любовь? Не слишком ли мало этого для того, чтобы создать такую боевую литературу, о какой говорил тов. Косарёв на съезде, и не достаточно ли много, чтобы заржавело оружие искусства?

Изучая для проверки своих мыслей творческий путь крупных художников, я убедился в том, что у большинства из них были большие личные трагедии, вызванные внешними обстоятельствами. Они познали горе всей глубиной своей души. Они, следовательно, могли оценить полной стоимостью и счастье.

Они могли создавать образы людей, представителей сильных и угнетённых, счастливых и несчастных. Они как бы побывали в ролях всех своих героев, прочувствовали их переживания, а то и сами пережили. Но всё это возможно лишь при внешнем воздействии действительности на их психику, на их разум, на их жизнь и нормы поведения. В бесклассовом обществе мы не будем иметь ожесточённой борьбы. Не обречёт ли это обстоятельство литературу на затухание?

Уважаемый товарищ Толстой! Если Вас не затруднит, пожалуйста, ответьте на мой вопрос.

С приветом студент Московского
рыбного втуза П.Я. Дьяченко

 

Ответ А. Н. Толстого.

Многоуважаемый товарищ Дьяченко!

Искусство всегда возникает при наличии противоречия — это или самая борьба или отражение борьбы. Глубокий (марксистский) анализ устанавливает, что в основе всех общественных противоречий, в том числе внутренних противоречий отдельной личности, лежала борьба классов. Разумеется, Шекспир, или Бальзак, или Лев Толстой и другие не думали подчас о классовой борьбе, когда творили, не думали потому, что некоторые из них даже и не имели понятия о классовой борьбе.

В нашей, советской литературе были попытки изображения классовой борьбы. Писатели пытались с надстройки спуститься к фундаменту и, так сказать, "обнажить приём". Но это не увенчалось большим успехом (за исключением разве Шолохова), не увенчалось потому, что получился примитивизм, упрощение. А эти свойства менее всего соответствуют сложности нашей эпохи, сложности нашего мышления и сложным методам науки.

Тем временем мы быстро приближаемся к тому состоянию советского общества, когда структура его первый раз в истории человечества не будет знать классов и классовых различий. Таким образом Ваш вопрос вполне уместен. Что же станется тогда с искусством?

Человечество ещё очень молодо. Оно прошло только небольшой отрезок огромного пути, развернутого перед нами.

Малая часть этого небольшого отрезка охватывается исторической наукой и принадлежит истории культуры. Это как раз период классовой структуры человечества (сейчас можно установить, что этот период обнимает около 10 тысячелетий). До нас дошло искусство этого периода. Но за этим периодом — назад, в "доисторические" времена — лежит немалый путь, когда человеческие племена жили лишь с зачатками классовой структуры. И тем не менее от этого доисторического периода до нас дошло огромное искусство — это сказки, песни, мифы. База этого искусства — не классовая борьба, но борьба человека с природой и познание глубин человеческой души.

На смену этому древнейшему искусству пришло искусство времён классовой борьбы. Оно пришло, яркое и полноправное, вместе с металлическим оружием и усовершенствованным производством, вместе с машиной, письменностью, кораблестроением и т. д.

Точно так же в наши дни на смену старой идёт новая общественная структура (мы имеем счастье быть её современниками) вместе с новыми темпами жизни, новыми усовершенствованиями техники и новыми достижениями науки.

Почему же вы думаете, что новая, социалистическая эпоха не вынесет на гребень новое искусство? Противоречия и борьба будут перенесены в другие области, но противоречия и борьба останутся всегда. Нельзя мыслить, что бесклассовое общество будущего превратится в сплошное сытое бездумное довольство. Вожди и созидатели социализма: Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин — учат нас, что бесклассовое общество будет миром неслыханного разностороннего развития человеческого творчества.

Борьба будет, лишь цели её станут другими. Ареной борьбы станет внутренний мир человека, этого сложнейшего, гениального, почти совсем не изученного и не вскрытого феномена. Ареною борьбы будет дальнейшее овладение тайнами природы и дальнейший технический прогресс, границ которого не существует.
И мне кажется, что только сейчас человечество подходит к истокам великого и небывалого по глубине и силе искусства.

Искусство станет познанием. Оно насытится элементами философии и науки. Оно пойдёт к широкому потребителю, который будет неизмеримо культурнее и требовательнее чем сейчас.

Вот кое-какие мои соображения.

Привет. Алексей Толстой.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте