Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Боги и люди на стадионах Эллады

Источник: «Атеистические чтения», №10 за 1979 год. Повествование разбавил как аутентичными картинками (из оригинальной статьи), так и не очень...


Кандидат филологических наук Ю. Шанин знакомит наших читателей с мифами и легендами о происхождении Олимпийских игр древности и с действительной их историей в статье «Боги и люди на стадионах Эллады».

Жарко бывает летом в Олимпийской долине. Той самой долине близ местечка Олимпия (в области Элида), где еще за три тысячи лет до наших дней состязались лучшие атлеты Древней Греции. А если верить мифам, то тут соревновались даже боги.

По одной из мифологических версий, именно Зевс считался основателем Олимпийских игр. Он учредил их будто бы в честь победы над своим отцом – Кроном. Захватив единоличную власть на земле и небесах, Зевс уступил лишь воды Посейдону, а подземное царство – Плутону. В зевесовых состязаниях приняли участие все наиболее известные представители эллинского пантеона. Как особое событие мифографы отмечают победу бога света Аполлона в кулачном бою над богом войны Ареем (Марсом). А в беге Аполлон победил самого вестника богов – крылоногого Гермеса (Меркурия)!

Древние греки считали Аполлона также непобедимым лучником и дискоболом. Составителем первых правил борьбы мифы называют знаменитого героя Тезея (победителя Минотавра). Но обучила его этим правилам и приемам якобы сама богиня Афина. Как видим, на Олимпе атлетов было не меньше, чем в Олимпии.

И другие герои эллинских мифов и эпоса отличались незаурядной атлетической доблестью. Непревзойденный бегун Ахилл, первый лучник Филоктет, братья Диоскуры – кулачный боец и наездник, наконец, универсальный атлет Одиссей... Этот список можно было бы продолжить.

Согласно другой мифологической версии, основателем Олимпийских игр был Геракл Идейский (так называемый Геракл Старший, которого не следует путать с Гераклом Фиванским, свершившим широко известные 12 подвигов). Придя якобы в Олимпию с Крита, он первый устроил тут состязания и увенчал победителя веткой маслины.

Однако самой популярной и живучей является третья версия происхождения олимпийских игр: имеется в виду миф о Пелопе – учредителе Олимпиад. Вот его краткое содержание. Сын Тантала Пелоп влюбился в Гипподамию – дочь Эномая, царя Элиды. Оракул предсказал Эномаю, что он погибнет от руки зятя. Поэтому всем, кто сватался к Гипподамии, царь предлагал состязаться на колесницах. Догнав очередного жениха, Эномай пронзал его копьем. Головы тринадцати претендентов-неудачников уже украшали частокол царского дома, когда явился четырнадцатый. Пелоп согласился на все условия состязания, но... предусмотрительно подкупил царского возницу Миртила, и тот подменил в царской колеснице деревянную осевую чеку восковой. В тот самый момент, когда царь занес тяжелое ясеневое копье, чтобы поразить четырнадцатого жениха, колесница Эномая на полном ходу разлетается в куски и он гибнет... Пророчество сбылось!

Посейдон

 

Став мужем Гипподамии и одновременно властителем Олимпии и всей Элиды, сын Тантала решил в память о своей победе проводить тут праздник с атлетическими состязаниями.

Между прочим, у древнегреческих авторов имеется описание могилы Пелопа в Олимпии. Историки и археологи решили проверить его достоверность. И каково же было их изумление, когда точно в описанном месте было найдено и захоронение, и принадлежности атлетических состязаний.

Ну, а Геракл Младший, знаменитый победитель Немейского льва, Лернейской гидры и других чудищ, неужели он не причастен к великим играм? Конечно же причастен!

Внук Пелопа в войне с царем Авгием освободил Элиду и в честь этой победы и в память о своем знаменитом деде (ведь и сегодня на карте Греции есть полуостров Пелопоннес!) возобновил в Олимпии забытые было игры. Сам он выступил там как борец и панкратиаст (панкратий – своеобразное соединение кулачного боя и борьбы) и, естественно, всех победил.

Миф этот учёные относят к ХIIIв. до н. э. Поэтому считать 776 г. до н. э., когда на мраморной доске впервые было записано имя бегуна-победителя, элидского повара Коройба, годом рождения Олимпийских игр, по-видимому, неверно. Это всего лишь начало их официальной календаризации.

Своих богов греки представляли себе и изображали сильными, ловкими, быстрыми и красивыми. Это были офантастиченные, идеализированные и гипертрофированные образы лучших атлетов. И каждый грек, желая походить на богов, стремился к интеллектуальному и физическому совершенству.

Конечно, современный человек не может всерьёз отнестись к утверждению о божественном происхождении Олимпийских игр, хотя «олимпийская мифология» широко и разнообразно отражена в произведениях древнегреческих авторов Аполлодора, Феофраста и Элиана. Однако, несомненно, первоначально они, как и другие подобные состязания эллинов, носили ритуальный характер. Древние греки считали, что лучший способ отблагодарить богов за победу над врагом, за хороший урожай и даже за удачную женитьбу или замужество – это устроить в их честь спортивные состязания. Устраивались состязания и на тризне в память об умершем и одновременно за право владения его наследством.

Атлеты после тренировки

Олимпийские игры, как и другие древнегреческие праздники, начинались обязательными культовыми процессиями. Однако у греков не существовало проповедей и прочего религиозного церемониала в общепринятом сегодня значении. Ритуальная часть игр оказывала на зрителей и участников больше эстетическое и нравственное, чем религиозное, влияние. По этому поводу в конце прошлого века известный русский исследователь античности В.В. Латышев писал: «Олимпийский праздник распадался на две главные части: священнодействия и состязания; хотя первые, собственно говоря, составляли существенную часть праздника, а вторые служили только его украшением, но очевидно первые в самих эллинах возбуждали гораздо меньше интереса, нежели состязания, и потому очень мало нам известны».

* * *

Подробно рассказал нам об Олимпийских играх в своем «Описании Эллады» Павсаний – писатель и путешественник IIв. н. э.

Главным достоинством Олимпийских игр был их исключительно мирный характер: на весь праздничный период провозглашалось священное перемирие – экехейриа.

ГераклПавсаний приводит одну из наиболее достоверных версий происхождения священного перемирия.

Древнегреческие государства не всегда жили дружно: междоусобные стычки не были редкостью. И вот элидский правитель Ифит обратился однажды к оракулу с вопросом: как прекратить раздоры и заодно умилостивить небожителей? И получил якобы совет возродить забытые (уже в который раз!) Олимпийские игры. Ифит немедленно заключил мирный договор со спартанским правителем Ликургом и Клеосфеном из Пиз. Они совместно выработали Олимпийский устав, а на медном диске записали текст договора. В частности, там говорилось: «Олимпия является священным местом, и тот, кто придет сюда с оружием, станет святотатцем...» Диск видели и описали Аристотель, а затем – Павсаний.

Как предполагают некоторые исследователи, этот договор был заключен в 884 г. до н. э. Вот еще одно свидетельство весьма древнего происхождения Олимпийских игр.

Итак, первым и главным олимпийским условием являлось прекращение на время игр любых враждебных действий. Все, кто шёл или ехал на игры, пользовались правом свободного прохода даже через неприятельские страны. Под страхом смерти и божьей кары никто не смел вторгаться с враждебными целями в священную область. Если же через неё должны были проследовать дружественные войска, то они отдавали своё оружие на границе и получали его лишь по выходе с олимпийской территории.

Устав категорически возбранял также приходить во время игр на Олимпийский стадион женщинам. Нарушительниц этого запрета полагалось сбрасывать в пропасть со скалы. Так своеобразно проявлялся тут культ Зевса – суровая и жестокая религия патриархата. Исключение делалось лишь для жрицы богини Деметры, у которой даже было на Олимпийском стадионе персональное мраморное кресло. Как известно, Деметра была богиней плодородия. Если же вспомнить к тому же, что победитель награждался венком из ветвей оливы, то можно смело утверждать: доисторической первоосновой Олимпийских игр был праздник урожая. Об этом же свидетельствуют и сроки их проведения. Они приходились обычно на месяцы Аполлоний и Парфений, когда собирали урожай.

В Олимпийских играх античности принимали участие греки (а позже – не только греки), приезжавшие из самых отдалённых уголков эллинского мира. А если вспомнить, что этот «мир» был весьма обширен, то станет ясно: на одну лишь дорогу в Олимпию и обратно домой иной атлет тратил несколько месяцев. Поэтому, пока Олимпийский праздник носил узко местный характер (так было до перемирия Ифита – Ликурга), он отмечался ежегодно. Со временем же это стало невозможным. Поэтому, как предполагают учёные, именно в IХ в. до н. э. игры начали проводить раз в четыре года. Открывался Олимпийский праздник в первое полнолуние после летнего солнцестояния и в эпоху своего наивысшего расцвета продолжался пять дней. Четырехлетний период между играми назывался Олимпиадой. Существовала и другая причина, по которой было невозможно проводить Олимпийские игры чаще одного раза в четыре года. Дело в том, что в четырехлетнем интервале между очередными торжествами на берегах Алфея проходили Панафинейские, Пифийские, Немейские, Истмийские игры, которые тоже считались панэллинскими. Существовало ещё и множество местных атлетических состязаний. Все их перечислить невозможно. Атлет, победивший только в Олимпии, получал звание олимпионика. Если же он побеждал на всех играх четырёхлетнего периода, то назывался периодоником.

Второе место по блеску и значительности после Олимпийских занимали Пифийские торжества. Они совершались в Кирренской долине, близ города Дельфы, у подножия легендарного Парнаса.

По преданию, бог Аполлон учредил этот праздник в честь своей победы над драконом Пифоном. Сначала тут проходили лишь состязания музыкантов: под аккомпанемент кифары исполнялся «пеан» – хвалебная песнь в честь Аполлона. В 590 г. до н. э. к состязаниям кифаредов добавились выступления певцов, флейтистов, атлетов и наездников. Победители Пифийских игр награждались венками из ветвей священного лавра.

Истмийские игры, как повествуется в одном из мифов, основал герой Тезей. Тот самый Тезей, который, подобно Гераклу, освобождал города и целые государства от гнёта тиранов и грабителей, от хищников и чудовищ. Впоследствии Истмийские игры были посвящены богу морей Посейдону, в честь которого проводились конные ристания. Начальной датой этих игр считается 583 г. до н. э. Победителя в них награждали венком из сосновых ветвей или свежего сельдерея.

Спартанка - победительница в бегеНемейские игры возникли, вероятно, позже других общеэллинских состязаний: первые записи имён атлетов, победивших в Немейской долине, относятся к 573 г. до н. э. Основание Немейских игр легенда приписывает славному Гераклу Фиванскому. Он учредил будто бы эти состязания в честь своего первого подвига – победы над свирепым Немейским львом. Многие эллинские писатели называли Геракла «великим атлетом». Позже Немейские игры стали посвящать памяти павших воинов (для возбуждения боевого духа у воинов живых). Поэтому наградой тут служил венок из сухого сельдерея – символ печали и скорби.

О происхождении Панафинейских игр рассказал Павсаний в «Описании Эллады»: «Этому празднику раньше было имя Афинеи, а Панафинеями они стали называться при Тезее, потому что были отпразднованы всеми афинянами, объединившимися в один город».

У эллинских женщин, которые, как помните, не допускались на Олимпийские игры, даже как зрительницы, был свой праздник, посвященный Гере. Назывался он Гереи или Героиды и проходил на... том же Олимпийском стадионе, в долине Алфея. По своей программе Гереи были, конечно, не столь разнообразны, как Олимпийские игры. Сначала на них состязались лишь в беге, и дистанция была на 1/6 короче мужской. Со временем программа Герей расширилась. Вся Эллада восхищалась Киниской – дочерью спартанского царя Архидама. Она многократно побеждала в состязаниях на ипподроме. Павсаний почтительно заметил, что после Киниски в Олимпии побеждали и другие женщины, однако никто не заслужил такой славы, как она. Спартанки активно выступали в таком сугубо мужском виде атлетики, как борьба. В одной из комедий великого древнегреческого сатирика Аристофана афинянка Лисистрата при встрече со спартанкой Лампито восклицает:

 - Какой красою блещешь ты, любезная!
 - Румяна как и в теле как упитана!

На что Лампиго отвечает:

 - Не зря ж борюсь я, прыгаю и бегаю!

Если верить легенде, то Гереи – ровесницы Олимпийских игр. Воздавая Гере благодарность за свой счастливый брак с Пелопом, Гипподамия будто бы собрала на состязания шестнадцать женщин и устроила первые Гереи.

Существует, впрочем, и другая мифологическая версия происхождения Герей. Певцы-аэды рассказывали, что после смерти тирана Дамофонта 16 эллинок из 16 городов уладили, повлияв на своих воинственных мужей, многолетние междоусобные споры и по этому случаю провели свой первый праздник и состязания.

Символично, что у Олимпийских игр и у Герей не только был общий стадион, но и общая идея – идея воцарения всеобщего мира.

* * *

Эллины часто вверяли свою судьбу богам. Бог морей Посейдон неизменно шефствовал над конными ристаниями. Обязательной принадлежностью гимнасиев и палестр (спортивных школ античной Греции) были гермы – колонны, увенчанные головой Гермеса: именно он считался покровителем молодых спортсменов. Участники состязаний до начала игр делали жертвоприношения богам, а в случае победы приносили благодарственные жертвы, возводили статуи богов, а иногда и храмы. В священной Альтиде – оливковой роще, где были расположены гимнастические постройки, стояло и несколько храмов. Самым главным был храм Зевса: тут находилось одно из семи чудес света – громадная и великолепная статуя «отца богов», изваянная Фидием из золота и слоновой кости. Мастерскую скульптора, находившуюся тут же, археологи обнаружили в 1954 г. Полагались древние греки на волю божью и выходя на Олимпийский стадион, философ Платон называл богов «друзьями игр». Возвратясь домой, победитель возлагал свой оливковый венок на статую небожителя – покровителя своего города. Этим подчеркивались и уважение к богу, и факт его «заочного участия» в победном поединке.

ОлимпияИнтересную мысль в этой связи высказал советский учёный М.Л. Гаспаров: он ставит античные состязания в один ряд «...с такими явлениями, как суд божий в средневековых обычаях, как выборы по жребию должностных лиц в греческих демократических государствах, как судебный поединок или дуэль. Греческие состязания должны были выявить не того, кто лучше всех в данном спортивном искусстве, а того, кто лучше всех вообще, того, кто осенен божественной милостью. Спортивная победа – лишь одно из возможных проявлений этой божественной милости...»

Однако, как говорится, на бога надейся, а сам не плошай. Перед каждым атлетическим поединком древние греки тренировались упорно и всесторонне. Да и по существующему уставу к участию в Олимпийских играх допускались лишь атлеты, которые посвятили перед открытиями игр ежедневным тренировкам не менее десяти месяцев. Последний же месяц они обязаны были тренироваться в самой Олимпии на глазах у суровых элландиков (то есть эллинских судей). Исключение делалось только для победителей прошлых игр.

Самым древним и популярным видом состязаний был бег: хорошими бегунами должны были быть и воины, и охотники, и пастухи, и, наконец, просто «настоящие мужчины».

Мерой пробега издревле считался один стадий (отсюда и произошло слово «стадион»). Дистанция эта, как ни странно, в разное время и в разных местах была неодинаковой. Дело в том, что по древнему обычаю стадий должен был соответствовать 600 ступням жреца Зевса. А поскольку у разных жрецов ступни ног были, естественно, разных размеров, то и стадий соответственно колебался от 175 до 192 метров.

Наибольший стадий был именно в Олимпии. По преданию, его отмерил сам Геракл. Состязание в беге на стадий связано с очень древним обрядом жертвоприношения Зевсу, которому в Олимпии был воздвигнут не только храм, но и громадный алтарь. У этого алтаря в день состязаний стоял жрец с факелом. Тому, кто первый пробегал 192-метровую дорожку, кончавшуюся как раз у алтаря, разрешалось зажечь священный огонь жертвенника. Это знаменовало счастливую и многообещающую близость победителя к богу. Поэтому следующую за играми четырёхлетнюю олимпиаду называли обычно по имени бегуна-победителя. В древнегреческих хрониках можно прочитать, например, следующее: «Фокейцы захватили Дельфы в четвертый год 105-й Олимпиады, когда в беге победил Прор из Кирены».

Но почему же «гераклов стадий» почти точно соответствует нашей привычной 200 метровке? Нет ли тут рациональной основы и реальной связи? Есть!

Во-первых, стадий равнялся длине прогона, который обычно шёл за своим плугом древнегреческий пахарь. Как тут еще раз не вспомнить, что праосновой Олимпийских игр явился праздник урожая?

Во-вторых, именно на 200-метровой дистанции человек способен развить максимальную скорость. И древние эллины, несомненно, знали это (хотя и не умели еще отмерять время с точностью до сотых долей секунды). Ведь античные Олимпиады существовали более тысячелетия: за такой срок эллинские спортсмены и тренеры накопили весьма солидный опыт.

Как уже было сказано, такому виду спорта, как бег, в Греции уделялось большое внимание. И тут уместно вспомнить про первую Академию.

С доисторических времён так называлась роща близ Афин, посвящённая герою Академу. Здесь в большом гимнасии упражнялись и закалялись юноши. Тут же любил прогуливаться и беседовать со своими учениками философ Платон. Отсюда нынешний смысл слов «академик» и «академия».

Однако афинская Академия славилась не только этим: отсюда начинались обычно самые интересные состязания бегунов лампадодромия (бег с факелами). В роще издревле стоял жертвенник Прометея – бога, подарившего людям огонь. От его священного пламени глубокой ночью бегуны зажигали восковые факелы и устремлялись к городу. Факел передавался от одного атлета к другому (как в современной эстафете). Выигрывала команда, участник которой первый, не погасив огня, добегал до жилища пекаря, кузнеца или гончара. Там по старинной традиции своим факелом он разжигал печь ремесленника.

В 490 г. до н. э. на Марафонской равнине афиняне сразились с армией персов. Численностью персидское войско превосходило эллинское во много раз. Но греки, в отличие от воинов Дария, сражались за свою независимость. И победили!

Исход битвы решил не только полководческий талант Мильтиада и беззаветная отвага воинов, но и то, что последние сотни метров греческие гоплиты не шли, а бежали с копьями наперевес навстречу персидским шеренгам, не позволяя засыпать себя стрелами. Смяв вражеские фаланги, закалённые и тренированные атлеты-эллины погнали противника, не давая ему опомниться и перестроить боевые ряды.

Радостную весть о победе понёс в Афины быстроногий Филиппид – лучший бегун из войска Мильтиада. Обессиленный, но бесконечно счастливый и гордый, он вбежал на рыночную площадь, выдохнул:

«Радуйтесь, афиняне, мы победили!» – и рухнул замертво. Сердце гонца не выдержало. А пробежал он, как считают теперь, 42 км 195 м.

Почему же опытный атлет умер, преодолев расстояние, доступное теперь тысячам бегунов?! Это не вызовет удивления, если учесть, что накануне битвы Филиппид «сбегал» через горный перевал из Афин в Спарту, чтобы от имени Мильтиада просить союзников о помощи. Преодолев за два дня более 200 км, гонец вернулся и, не отдохнув, ринулся в битву с персами, сражаясь плечом к плечу с другими афинянами. Возможно, Филиппид был даже ранен. Последний пробег оказался для него столь же триумфальным, сколь и роковым...

Подвиг эллинского героя-бегуна увековечен в истории и современном спорте: пройденная им последняя дистанция теперь называется «марафонской». Она введена в программу современных Олимпийских игр их основателем Пьером Кубертеном в память о величайшей победе афинян и небывалом спортивном подвиге одного из них.

Прыжок с гантелями

 

Итак, в пору своего расцвета, то есть по крайней мере до середины Vв. до н. э., атлетические состязания и подготовка к ним являлись существенным элементом гармонического воспитания свободных граждан эллинского общества. Конечно, игры эти были связаны с культом Зевса, Аполлона, Посейдона и прочих богов. Но, как верно заметил немецкий учёный Гайнц Шёбель в уже названной выше работе, «...надо учитывать, что греческая религия на этом этапе своего развития представляла собой прежде всего форму общественной и государственной деятельности... в Олимпийских играх все в большей мере росла идея единства политически разобщенного греческого народа, – единства жизненного уклада, языка, культуры».

* * *

Со временем Олимпийские игры пришли в упадок. Это явление закономерно совпало с началом кризиса античного рабовладельческого общества в целом. Неумолимо разрушалась вера в старых богов, и это отражалось в участившихся случаях нарушения экехейрии: уже во второй половине Vв. до н. э. священное перемирие соблюдалось не так уж свято и далеко не всеми.

Олимпия

В 420 г. до н. э. за военные действия в период экехейрии Спарта была отстранена от участия в Олимпийских играх. В ответ на это спартанцы силой оружия захватили Элиду и принудили её заключить с ними союз. Лишь в 371 г. до н. э. благодаря энергичному вмешательству фиванцев Элиде была возвращена независимость. Но в 365 г. до н. э. Олимпию захватили аркадяне. В разгар 104-х Олимпийских игр местное население напало на аркадян, и на мирном стадионе закипела жестокая битва.

И хотя законных хозяев Олимпии было гораздо меньше, они сражались с таким отчаянным мужеством, что победили аркадян и изгнали их с олимпийской территории.

Все игры, проведенные спартанцами и аркадянами, были объявлены недействительными. Однако вера в неприкосновенность Олимпии была уже подорвана. Каждому греческому государству хотелось стать (хоть ненадолго!) хозяином Олимпийских игр: ведь это сулило огромные преимущества и политический вес!

Поколебалась незыблемость и других статей Олимпийского устава. Так, в эллинистическую эпоху к участию в играх уже допускались иностранцы, например завоеватели – македоняне и римляне.

ОлимпияАлександр Македонский весьма заботился о процветании Олимпии. Это был редкий случай, когда фактический захватчик считал и чувствовал себя эллином со всеми вытекающими отсюда последствиями. Чтобы завоевать среди покорённых (но не покорившихся!) греков авторитет, в 324 г. до н. э. на 114-х Олимпийских играх Александр провозгласил мир между всеми эллинскими народностями и одновременно объявил общую амнистию для греков, изгнанных из родной страны по политическим причинам. Тем не менее утрата Грецией независимости под властью Македонии основательно подорвала авторитет Олимпийского праздника.

Покорение Греции Римом ускорило закат этого светлого, мирного и гармоничного праздника античности. Однако главным могильщиком олимпиад оказались не завоеватели, не варвары и не могущественные тираны, а христианская церковь. Возведенное в ранг государственной религии Римской империи христианство не могло потерпеть эти «языческие игры» с их прославлением гармонии человеческого тела и разума. Ведь это противоречило одной из основ христианского вероучения: властному призыву к «умерщвлению грешной плоти».

Последние Олимпийские игры древности состоялись в 393 г. н. э. А последним олимпиоником, чьё имя зафиксировано на мраморных скрижалях, оказался не эллин, а могучий армянский князь Вараздат – непобедимый кулачный боец.

В 394 г. н. э. декретом римского императора Феодосия IОлимпийские игры были запрещены как «богопротивные и языческие», изображения божеств сброшены с пьедесталов, храмы разрушены и разграблены. Многие бронзовые статуи олимпиоников римляне вывезли из Греции и переплавили.

Двумя годами позже готы под водительством Алариха вторглись в Олимпию и полностью разорили её, довершая начатое римлянами. Наконец, в 426 г. по приказу Феодосия IIримляне сжигают храм Зевса в Олимпии. А статую бога – бессмертное творение Фидия, одно из семи чудес света, – вывозят в Константинополь.

В VIв. н. э. разорение Олимпии довершают два сильных землетрясения. Затем нежданно разливаются реки Алфей и Кладем: песок заносит Олимпийский стадион и всю долину. Укрытые толстым слоем ила остатки Зевесова округа погрузились в многовековой сон.

Лишь в конце XVIII – начале XIXв. в долине Алфея появляются археологи, проводятся регулярные раскопки и делаются первые сенсационные открытия.

А в 1896 г. в Афинах древнейший в мире спортивный праздник был возрожден. В торжественной обстановке здесь открылись 1-е Олимпийские игры современности! И главная заслуга в этом благородном деле принадлежит неутомимому энтузиасту международного спортивного движения Пьеру де Кубертену.

Эти игры, как видите, оказались более долговечными, более жизнестойкими, чем «бессмертные» эллинские боги. Они отбросили прочь со своего пути и ханжеские христианские догматы, оказавшись сильнее любых религиозных запретов. Небожители ушли со стартовой дорожки, навсегда уступив её человеку. Людям нашей планеты Олимпийские игры приносят счастье мирных и дружелюбных соревнований. А люди принесли этим состязаниям доброту и бессмертие.

Олимпия






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте