Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Две статьи о «функциональной музыке»

Две главы про функциональную музыку из книги «Психофизиологические и эстетические основы НОТ». Изд. «Экономика», Москва, 1971 г.

Напоминаю, что НОТ – это «научная организация труда».

Узнал, что индустриальную музыку придумали советские грузины. Почему? Пожалуйста, цитата из книги: «В Тбилисском машиностроительном техникуме 3. Хетагури изобрёл прибор, преобразующий грохот и скрежет станков в приятные музыкальные звуки». Вот так! ;-)

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ МУЗЫКИ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Автор: ст. научный сотрудник НИИ труда А.А. Перроте.

В системе НОТ функциональная музыка является одним из самых молодых «инструментов» совершенствования организации труда, и тем не менее в теоретической разработке и практическом использовании её на производстве в нашей стране имеется немало достижений.

Научная основа возможности и целесообразности применения музыки для стимулирования трудовой деятельности человека состоит в следующем. Во-первых, музыка, вызывая положительное эмоциональное возбуждение центральной нервной системы, тонизирует работу коры больших полушарий путём вовлечения в активную деятельность новых, дополнительных нервных звеньев и снижает загрузку занятых, уже работающих участков. Во-вторых, она способствует положительному ритмообразованию двигательной деятельности организма работающих. Внося разнообразие в воздействие среды и уменьшая монотонность труда, стимулируя двигательную (трудовую) деятельность организма, музыка налаживает ритмичность работы, снижает нервную напряженность, поднимает настроение работающих, облегчая тем самым их труд и повышая работоспособность.

Применение музыки в процессе работы наиболее целесообразно на предприятиях обрабатывающей промышленности, преимущественно в сборочных цехах массового и крупносерийного производства. Особенно эффективно применение музыки на конвейерах и поточных линиях нешумных и малошумных производств, характеризуемых выполнением простых повторяющихся операций, монотонным однообразным трудом.

Сравнительно недавнее использование функциональной музыки в системе НОТ и связанное с этим применение технических данных, достижений естественных и общественных наук и искусства объясняют те трудности, которые встречаются на пути её распространения, а также недостаточный подчас эффект.

Функциональная музыка является весьма сложным и тонким элементом системы НОТ, дающим эффект только при безусловном соблюдении всех требований научной методики её использования. Музыку на производстве необходимо применять с большой осторожностью, со знанием дела и с учётом накопленного на предприятиях опыта. Нельзя считать функциональную музыку некоей панацеей в системе эстетических и психофизиологических средств НОТ. Введение её в цехах даже при условии полного и правильного соблюдения требований методики и высоком качестве программирования не может восполнить существующие недостатки в организации, условиях и культуре труда. Функциональная музыка способна дать эффект, только будучи примененной к месту и ко времени, правильно и умело, на определённом завершающем этапе внедрения мероприятий по НОТ, обязательно в комплексе с другими средствами научной организации труда.

Что же может дать применение музыки на практике в настоящее время на наших предприятиях, чего следует от неё добиваться и ждать?

Функциональная музыка – это психофизиологическое и эстетическое средство НОТ, воздействующее прежде всего на психику, центральную нервную систему работающего человека. Достижение положительного эмоционально-эстетического воздействия музыки на работника – главное и обязательное условие правильного использования и эффективной отдачи музыки на производстве. Передаваемая во время работы, она должна нравиться работающим, в противном случае её применение бессмысленно и даже вредно. Неприятная музыка, вызывая у работающих отрицательные эмоции, приводит к ухудшению показателей производственной деятельности.

Реализация этого условия является залогом достижения благоприятных психофизиологических и эстетических результатов: снижения утомляемости работающих, облегчения тяжести их труда, улучшения настроения и на этой основе повышения работоспособности. Это в свою очередь способствует достижению положительных экономических результатов: сокращению продолжительности выполнения операции (работ), потерь рабочего времени, повышению качества продукции. Однако ошибочным является мнение, будто бы сама по себе функциональная музыка способна обеспечить рост выпуска продукции. Правильное её применение может создать лишь потенциальную возможность для достижения этой цели.

Рост выработки, увеличение выпуска продукции возможны лишь в результате внедрения необходимых технических, организационных и экономических мероприятий, призванных реализовать созданные функциональной музыкой возможности (резервы) их повышения. Превращение же этого резерва (повышение работоспособности рабочих) в реальный экономический эффект зависит от способности руководителей производства умело использовать его в интересах производства.

Практика наших передовых предприятий богата интересными фактами правильного использования возможностей функциональной музыки для снижения утомляемости рабочих, повышения их работоспособности, сокращения времени выполнения операций.

Особенно ценными в этом отношении являются исследования воздействия функциональной музыки на труд рабочих, проведённые на Пермском телефонном заводе, киевской обувной фабрике №4 и некоторых других предприятиях. Например, данные Пермского телефонного завода показывают, что продолжительность времени выполнения операций под воздействием музыки снижалась в обследуемой группе рабочих на 5-12%.

Однако полученные у отдельных рабочих показатели ещё не говорят о том, что высвобождаемые благодаря музыкальному воздействию психофизиологические резервы работоспособности сами по себе превращаются в реальный экономический эффект в виде роста выпуска продукции в целом по производственным объектам, где транслируется музыка. Добиться этого довольно сложно.

Приведём пример внедрения функциональной музыки в сборочном цехе 2-го Московского часового завода в 1969 г.

Опрос показал, что музыкальная программа, трансляция которой продолжалась в течение определенного времени, понравилась большинству работниц. Она была рассчитана на 20 рабочих дней и одну субботу. Ежедневно производилась трансляция девяти передач общей продолжительностью 1 час 55 мин., в том числе непосредственно в период работы музыка звучала полтора часа.

Проведённые исследования показали, что применение музыки было, несомненно, психофизиологически и экономически удачным. Так, работоспособность производственников исследуемой группы по показателю функции внимания (скорость и точность восприятия зрительной информации) выросла в среднем на 8%. Наибольший рост при этом отмечался у работниц, выполняющих сложные операции, требующие повышенного внимания, большего напряжения зрения и значительной умственной работы.

В свою очередь хронометраж, изучение потерь рабочего времени, исследование утомления и работоспособности подтвердили, что сменная кривая работоспособности (её конфигурация) несколько улучшилась, в частности, повысился её уровень и длительность отрезка повышенной работоспособности во второй половине смены.

Кроме того, сплошной анкетный опрос персонала цеха показал следующее. На приводимые ниже вопросы были получены такие ответы:

Достигнутое в результате введения музыки снижение утомления и повышение работоспособности привело к улучшению ряда экономических показателей в работе коллектива сборочного цеха. Так, изучение изменений уровня потерь рабочего времени при работе с музыкой по сравнению с работой без музыки, охватившее 50% основных рабочих (165 человек), показало, что данные потери времени в период трансляции музыки сократились на 3,6%. Конечно, нельзя в категоричной форме утверждать, что это обусловлено только введением функциональной музыки, так же как и нельзя полностью этого отрицать. Благотворное влияние музыкальных передач на состояние работников подтверждается ещё тем, что во время их трансляции уровень потерь рабочего времени составлял около двух третей среднедневного уровня «музыкальных» дней, т. е. 14,8% против 20,1%.

Для изучения изменения качества работы в результате введения музыки прибегли к исследованию ошибок, которые делает работница, обрабатывая корректурный текст. Анализ показал, что количество ошибок, допускаемых ею во время музыкальных передач, снижается на 35%.

Кроме того, была изучена продолжительность выполнения основных операций сборки девятью работницами. Изучение позволило установить, что время выполнения операций при музыкальном сопровождении сокращается на 11%. Аналогичная тенденция наблюдается при обработке тестового задания до и после введения музыки. Продолжительность обработки таблицы Ландольта с кольцами сократилась при трансляции музыки на 5%. Наибольшее сокращение времени обработки таблицы (на 10%) наблюдалось у работниц, занятых выполнением сложных операций.

В итоге изучения изменений в продолжительности выполнения операций сборки после введения трансляции музыки были получены данные по 20 работницам, или примерно 7% численности основных рабочих-сдельщиков. Они свидетельствуют о положительном воздействии музыкального сопровождения на труд работниц. На их основе, а также на основе данных психологического теста можно полагать, что экономическая эффективность от внедрения музыкальной программы в сборочном цехе 2-го Московского часового завода выразилась в повышении работоспособности сборщиков в среднем на 5-11% и зависимости от выполняемых операций и работ.

Рассмотрим, как и в результате чего изменилась выработка в цехе в 1969 г.

Для изучения движения выработки по месяцам года нецелесообразно брать показатель месячной выработки, ибо его достоверность искажается колебаниями месячного фонда рабочего времени ввиду различной календарной численности рабочих дней. От этих искажающих влияний свободны показатели часовой и дневной выработки:

При анализе данных этой таблицы необходимо иметь в виду, что неправомерно прямое сопоставление уровней выработки за месяцы проведения исследований (октябрь и март). Это объясняется значительными колебаниями от месяца к месяцу уровней выработки, обусловленными различными, трудно выявляемыми причинами организационно-технического порядка. Поэтому правильнее сопоставлять не месячные, а среднемесячные данные, как это сделано в таблице.

При анализе темпов роста выработки по месяцам 1969 г. следует заранее исключить возможность роста этого показателя за счет повышения навыков и квалификационного состава рабочих. Дело в том, что в связи с переездом этого цеха на окраину Москвы на протяжении всего 1969 г. наблюдалась текучесть квалифицированных рабочих и снижение среднего квалификационного уровня персонала. Только в течение марта-октября с предприятия уволилось 55 квалифицированных рабочих, т. е. 16%, в то время как число необученных учеников-подростков увеличилось здесь в два раза (с 44 до 86 человек).

Кроме того, в организации и оплате труда в цехе в том же году произошли изменения, отразившиеся на динамике выработки. Так, в мае-июне три конвейерные линии из восьми перешли с регламентированного режима на свободный поток с ручной передачей изделий в коробках. В июле для всех рабочих ввели премирование за выполнение повышенных месячных планов в размере 12%, что повысило интенсивность труда и соответственно выработку на 8–9% (в зависимости от способа её исчисления).

Исключив все эти факторы, нетрудно заметить, что в динамике роста выработки за 1969 г. наблюдается ещё один скачок в сентябре-декабре по сравнению с предшествующим периодом. Чем вызван этот рост выработки на 4-4,5%? Данные, которые имеются в нашем распоряжении, позволяют считать, что в значительной степени это объясняется повышением работоспособности сборщиц под влиянием музыкального сопровождения. Причём одновременно с этим снизилось утомление.

Этот пример свидетельствует о важности и необходимости проведения объективной психофизиологической и особенно экономической оценки эффективности использования музыки на производстве. Однако многие предприятия ими пренебрегают, отдавая предпочтение лишь социологическим исследованиям (анкетированию), а ещё реже – психофизиологическим. Между тем крупным и некоторым средним предприятиям, где в составе отделов НОТ имеются психологи или физиологи, такие исследования под силу.

Для выявления психофизиологической эффективности музыкального вещания на производстве необязательно проводить всестороннее обследование рабочих с помощью сложной аппаратуры. Выбирая методику, психолог (физиолог) должен отдавать предпочтение изучению воздействия её на центральную нервную систему. Улучшение же физиологических функций в деятельности организма работающих – вторичное явление, опосредствованное через улучшение деятельности центральной нервной системы. Кроме того, исследование физиологических функций человека не всегда можно организовать на предприятии. Однако, определяя экономические результаты, полученные благодаря использованию музыки, нельзя забывать о таких методах, как хронометражное изучение продолжительности выполнения операций, статистическое изучение изменений выработки и брака, исследование затрат и потерь рабочего времени с помощью фотографии рабочего дня и моментных наблюдений.

Трудности, которые встречаются при применении функциональной музыки, часто связаны с тем, что до сих пор нет организаций, занимающихся подбором для предприятий программ музыкальных передач. Поэтому формирование программ обычно требует огромных средств, колоссальных усилий и больших затрат времени. Причём результаты, как правило, не бывают удачными.

По нашему мнению, решить проблему централизованного снабжения предприятий качественными музыкальными материалами может организация ежедневного вещания таких программ по Всесоюзному радио. Во-первых, такие передачи могут использоваться для ретрансляции в цехах. Во-вторых, они могут передаваться по местным проводным городским радиосетям. Кстати сказать, именно такой способ обслуживания предприятий программами производственной музыки все шире применяется сейчас в развитых капиталистических странах. Наконец, в-третьих, передачи Всесоюзного радио можно использовать и в виде магнитофильмов, которые заказываются и приобретаются через специализированную организацию – Государственный дом радиовещания и звукозаписи. Этот вопрос неоднократно поднимался в печати. О нём писали и продолжают писать со всех концов страны. Думается, что Комитет по радиовещанию и телевидению при Совете Министров СССР сделал бы большое дело, если бы рассмотрел эти пожелания и принял необходимые решения по данному вопросу.

 

 

МУЗЫКАЛЬНОЕ ВЕЩАНИЕ НА ПРОИЗВОДСТВЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА НЕКОТОРЫЕ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ РАБОЧИХ

(Из опыта Пермского телефонного завода)

Автор: научный сотрудник Пермского медицинского института В.Б. Полякова.

Комплексные исследования ученых убедительно доказали необходимость правильного соотношения света и цвета в производственном интерьере, гармоничных форм машин и станков, облегчающих и улучшающих условия труда рабочих. Вместе с тем весьма актуальной задачей создания благоприятной обстановки на производстве является снижение шума, отрицательно влияющего на работоспособность и вызывающего ряд заболеваний. В последнее время в литературе все чаще и чаще появляются статьи о возможностях благотворного воздействия звука на работника. Инженер А. Прохоров создал прибор, генерирующий ритмичные звуки (своеобразную музыку). В Тбилисском машиностроительном техникуме 3. Хетагури изобрёл прибор, преобразующий грохот и скрежет станков в приятные музыкальные звуки. Становится очевидным, что гармонизация производственного шума является реальной необходимостью. Музыка должна занять достойное место в организации и эстетизации труда.

С давних пор люди обратили внимание на силу непосредственного эмоционального воздействия музыки на человека и использовали это её свойство в разных целях. Как известно, основными средствами музыкального выражения являются мелодия, ритм, гармония, инструментовка и композиция музыкального произведения. Ещё в конце прошлого века русские физиологи С.О. Истаманов (1885), И.М. Догель (1888), И.Р. Тарханов (1893) и другие экспериментаторы доказали, что музыка, действуя на человеческий организм, изменяет его дыхание, частоту сердцебиения, кровяное давление и другие физиологические процессы.

В начале нашего века Ш. Фере (1904), В.М. Бехтерев (1923) и Л.Л. Васильев (1923) наблюдали повышение мышечной силы и мышечной работоспособности под влиянием музыки. Применение музыки для стимуляции работоспособности известно давно.

В настоящее время с особой остротой стоит вопрос об изучении влияния музыки на работоспособность, утомляемость, эмоциональное состояние работников. К сожалению, физиологические механизмы этого воздействия изучены ещё недостаточно глубоко.

Многие виды труда в наше время, как правило, носят эмоциональный характер и требуют особого внимания, высокой личной ответственности. Это, безусловно, сказывается на функциях нервной системы, высшей нервной и сердечной деятельности, работе механизмов, регулирующих кровообращение, а также на других вегетативных функциях.

Одним из значительных психофизиологических резервов повышения производительности труда является нормальное эмоциональное состояние работника. Эмоции глубоко захватывают организм человека, особенно его симпатическую нервную систему, а через неё и различные внутренние органы (Л.А. Орбели, 1932; Э. Гельгорн, 1966). Положительные эмоции снимают объективные и субъективные симптомы утомления (В.В. Ефимов, 1945, 1966). Не секрет, что в хорошем настроении человек лучше работает. Эмоциональный подъём приводит к таким же результатам, что и волевое напряжение, т.е. он повышает уровень максимальных возможностей организма (Е. А. Деревянко, 1959; О.А. Черникова, 1966; D. Minard, 1964).

Установлено, что нервная система, а с ней и мускулатура обладают способностью «усвоения ритма». Простые ручные операции вскоре начинают выполняться в ритме подаваемых сигналов. Усвоение ритма – это ускорение врабатывания и повышение работоспособности. Процесс усвоения ритма можно рассматривать с позиций учения А.А. Ухтомского и В.В. Виноградова о выработке доминанты.

Известно, что механическая эффективность ритмичной работы значительно выше, чем неритмичной (К. Бюхер, 1923; О.А. Конопкин, 1959; С.А. Косилов и Ю.В. Мойкин, 1959; N. Ronholm, М. I. Karvonen, V. Lapinseimu, 1962). Поэтому музыка как ритмический раздражитель способна улучшать протекание процессов, происходящих в организме (в моторной и вегетативной сфере), делать их наиболее оптимальными, энергетически более экономными.

Ритм называют «пульсом» музыки, он является самым активным её компонентом. Чувство ритма, как отмечал Б. М. Теплов (1947), имеет моторную природу. Это значит, что при прослушивании музыка вызывает двигательные реакции тем обильнее, чем она ритмичнее. Профессор М. Р. Могендович (1963) вскрыл рефлекторный механизм восприятия музыки, назвав его слухо-моторным. Таким образом, под влиянием музыки активизируются две афферентные системы – слуховая и кинестетическая, которые формируют новый уровень моторной активности.

Эта активность по механизму «обратной связи» на основе проприоцептивных импульсов изменяет состояние корковых и подкорковых двигательных центров, а также деятельность внутренних органов и систем организма (моторно-висцеральные рефлексы).

Несомненно, эмоциональный и ритмический факторы музыки способствуют повышению работоспособности, поэтому музыка может и должна широко использоваться на производстве.

Одним из первых в стране функциональную музыку на производстве начал применять Пермский телефонный завод. Введенная вначале в виде опыта несколько лет назад, музыка стала здесь предметом специального изучения. Широкому внедрению её на предприятии предшествовало проведение ряда экспериментов, в которых приняли участие ученые – физиологи, психологи, экономисты, социологи.

Трансляцию музыкальных программ начали в одном из сборочных цехов. Передачи функциональной музыки осуществлялись заводской радиостудией. В результате подготовительной работы передаваемая музыка была одинаково хорошо слышна в любой точке цеха и представляла приятный звуковой фон. Громкость её звучания на 4 дБ превышала общий уровень шума в помещении.

Уже первые наблюдения показали, что музыка в цехе не должна использоваться с целью глушения производственного шума. В противном случае она не уменьшит отрицательного его воздействия на нервную систему и слух, а, наоборот, значительно его усилит.

При составлении музыкальных программ мы исходили из того, что музыка на производстве должна улучшать эмоциональное состояние работающих, повышать их рабочий настрой, тонус организма. Музыка не должна расслаблять или утомлять. На наш взгляд, правы те зарубежные специалисты по организации музыкальных передач на производстве, которые считают, что музыка, передаваемая в течение рабочего дня, должна слушаться бездумно, легко. Очень хорошо, когда рабочий начинает напевать мотив передаваемой мелодии, не замечая этого, не отвлекаясь от работы, а, наоборот, усиливая внимание к ней под влиянием музыки. Для этого нами выбирались простые красивые мелодии. Это была преимущественно лёгкая музыка, ритмичная, бодрая, несложная по оркестровке.

Очень важно было правильно определить время трансляции музыкальных передач и их длительность. Характер наших передач зависел от периода рабочей смены. Если в начале смены музыка призвана помогать врабатыванию (усвоению ритма), то в часы повышенной утомляемости (перед обеденным перерывом и в конце смены) она должна снимать нервное напряжение, мешать развитию утомления. Важно также, чтобы музыка предотвращала отрицательное действие на организм монотонно утомительной работы, создавала бодрое настроение.

Исходя из этого, первую музыкальную передачу мы начинали за 25-30 мин. до начала смены. В течение первых 5-7 мин. смены транслировалась яркая ритмичная музыка, которая имела своей целью сократить «период врабатываемости», как можно скорее добиться работающим нужного рабочего ритма. После 30-минутного перерыва снова передавалась музыка в течение 20-25 мин., но она была более спокойной. За час до обеденного перерыва начиналась следующая музыкальная передача, рассчитанная на 20-25 мин. Сразу же после обеденного перерыва опять передавали яркую быструю музыку в течение 5-7 мин. для сокращения «периода врабатываемости». До конца смены ещё дважды транслировались музыкальные передачи по 20-25 мин., но музыка снова была более спокойной. За 5 мин. до конца смены начиналась последняя передача. Радостная, бодрая музыка провожала рабочих домой.

В общей сложности музыкальные передачи в течение рабочего дня длились не более 2,5 часа. Мы считаем, что увеличение этого времени может привести к тому, что музыка станет не стимулятором, а помехой в работе.

С рабочими цеха, где была организована трансляция музыкальных передач, поддерживался постоянный контакт, учитывались их мнения при составлении программ.

По истечении некоторого периода было проведено изучение влияния трансляции музыкальных передач на рабочих. Физиологическому исследованию подверглись 100 рабочих сборочного цеха в возрасте от 20 до 45 лет. Нами изучались следующие функции: деятельность сердца (по данным ЭКГ), критическая частота слияния мельканий (КЧСМ), скрытый период условно-моторного рефлекса на световой сигнал, чувство времени с «заполненным» и «незаполненным» интервалом времени, память и сосредоточенность. Выбор перечисленных методов не случаен. Для определения состояния работоспособности человека необходимо комплексное изучение состояния его функций (В.М. Бехтерев, Л. Л. Васильев, А. Ф. Вербов, 1926; 3. М. Золима, 1958; С. А. Косилов, 1965 и др.).

Изменение частоты сердечных сокращений является внешним проявлением сложных механизмов вегетативной регуляции, существующих для приспособления сердечно-сосудистой системы к различным условиям внешней среды. Физиологи труда рассматривают частоту сердцебиения при работе как один из показателей мышечного утомления (А. Ф. Вербов, 1926; В. В. Фролькис, 1955; В. Г. Крыжановский, 1959; В. В. Розенблат, 1961; Н. В. Зимкин, 1963; М. Р. Майзелис, 1963; И. В. Муравов, 1963 и др.).

Для трудовой деятельности необходимо участие простых моторных рефлексов. Никакой труд немыслим без моторных или локомоторных актов (Л. Л. Васильев, 1926). Труд требует от человека также сосредоточения, которое можно рассматривать как своеобразный рефлекс. Метод определения критической частоты слияния мелькания (КЧСМ) считается критерием напряжённости трудовых процессов (М. И. Виноградов, 1958; З.М. Золила, 1958, 1963; С. А. Косилов, 1963). Не менее важными функциями высшей нервной деятельности являются также память и чувство времени. Комплекс этих методик дает представление о функциональном состоянии всего организма.

Физиологические исследования проводились в течение обычного рабочего дня, когда музыка не транслировалась, – в начале, середине и в конце смены, а также через месяц после организации в цехе регулярных музыкальных передач в те же часы. Анализ полученных данных показал, что частота сердечных сокращений у рабочих в обычный рабочий день (без музыки) до начала смены была равна в среднем 77,6 удара в мин. К середине смены она уменьшалась до 69,4 удара в мин., а в конце смены была равна 74,4 удара в мин. На фоне музыки уже в начале смены число сердечных сокращений было меньше, чем в обычный день, на 6,7 удара в мин. (m = ±0,78; T = 8,6). В середине смены «музыкального» дня число сердечных сокращений было на 3,8 удара (m = ±0,73; T = 5,2) меньше, а в конце смены – на 6,6 удара (m = ±0,68; T = 9,7) меньше, чем в обычный день.

КЧСМ у рабочих до начала смены в обычный рабочий день была равна 46,4 Гц, в середине смены – 48,7 Гц, а в конце смены – 50,1 Гц. В дни передачи музыки КЧСМ до начала смены равнялась 48,7 Гц, т. е. на 2,3 Гц (m = ±0,3; T = 7,7) выше, чем в обычный день. В середине смены КЧСМ была на 2,1 Гц (m = ±0,24; T = 8,8) больше, чем в обычный день, а в конце смены – на 2,2 Гц (m = ±0,64; T = 3,4) больше, чем в обычный день.

При изучении времени реакции рабочих на световой раздражитель было установлено, что в течение рабочего дня оно увеличивается, особенно к концу смены, до 230 м/сек. В дни передачи музыкальных программ время моторной реакции было меньше на протяжении всей смены на 10-50 м/сек по сравнению с обычным днем и существенно не менялось.

Показатель чувства времени с «незаполненным» интервалом в обычный день до начала смены равнялся 1,4 сек, в середине смены и в конце он был равен 1,5 сек. На фоне музыки показатель чувства времени уже до начала смены был на 0,6 сек. (m = ±0,08; T = 7,0) меньше, чем в обычный день, а в середине и в конце смены – на 0,9 сек. (соответственно: m = ±0,08; T = 11,2; m = ±0.08; T = 10,5) меньше.

Аналогичные результаты были получены и при изучении изменений чувства времени с «заполненным» интервалом.

Показатель кратковременной памяти у рабочих в обычный день до начала смены был равен в среднем 4,7 балла, в середине смены – 4,2 балла, а в конце смены – 4,1 балла. В дни передачи музыки показатель памяти у рабочих до начала смены был равен 6,2 балла, т. е. на 1,5 балла (m = ±0,2; T = 7,5) больше, чем в обычный день. В середине смены он был больше на 2,5 балла (m = ±0,2; T = 11,9), а в конце смены – на 2,2 балла (m = ±0,2; T = 9,1), чем в то же время обычного «немузыкального» рабочего дня.

Уровень внимания (сосредоточенности) рабочих, определяемый по методике корректурных тестов Анфимова, в дни передачи музыки был выше в течение всей смены. Если в обычный рабочий день рабочие просматривали в среднем 560-718 знаков и допускали при этом 2,1-3,2 ошибки, то в те же часы «музыкального» рабочего дня рабочие просматривали на 154-214 знаков больше и количество ошибок было меньше в среднем на 1,3-2,2.

Таким образом, исследования показывают, что трансляция музыки способствует меньшим колебаниям частоты сердечных сокращений в течение рабочего дня, повышает лабильность зрительного анализатора (повышение КЧСМ), уменьшает время реакции, улучшает чувство времени (уменьшает величины ошибки определения времени), память (запоминание большего количества двузначных чисел), повышает сосредоточенность (наряду с увеличением количества просмотренных знаков повышается качество выполнения задания, т.е. уменьшается количество ошибок).

В дни передачи музыки на производстве изучаемые нами функции сердечной и высшей нервной деятельности рабочих меньше изменяются в течение смены в связи с сокращением периода «врабатываемости» в начале смены и после обеленного перерыва и меньшей утомляемостью рабочих в процессе труда по сравнению с «немузыкальным» днем.

Музыка оказывает на организм человека общее неспецифическое активизирующее влияние, что сближает её с производственной гимнастикой. Но музыкальный сеанс не требует перерыва в работе и может продолжаться долго, что имеет определённое практическое значение. Кроме того, помимо производственного эффекта, от передаваемой музыки достигается большой эстетический эффект.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте