Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Искусство и развитие личности

Источник: Д.М. Угринович «Искусство и религия», 1982 год.

...В настоящей главе в центре внимания – проблема соотношения искусства и атеизма, роли искусства в системе атеистического воспитания. Освещение этой проблемы потребует выяснения роли искусства в развитии личности. Вместе с тем необходимо остановиться на антиклерикальных и атеистических традициях в истории народного и профессионального искусства, а также осмыслить опыт решения атеистической темы в советском искусстве.

В истории эстетики и искусствознания было немало концепций, которые пытались трактовать сущность искусства и характер его воздействия на людей, вычленяя отдельные его стороны и абсолютизируя их. Одни теоретики доказывали, что сущность искусства состоит в том, чтобы творить красоту и доставлять людям эстетическое наслаждение, и что поэтому искусство чуждо обыденным интересам повседневной жизни людей, их материальным и социально-политическим проблемам. Другие, напротив, подчеркивали, что искусство есть прежде всего особая форма познания действительности, что оно помогает людям глубже и полнее постигать реальные проблемы их жизни, воспитывает в них то или иное отношение к миру. Третьи выделяли субъективное, творческое начало в искусстве, рассматривая его прежде всего как «самовыражение художника». Четвертые доказывали, что искусство в основе своей есть средство общения между людьми, особая знаковая система, и т.д.

Однако можно ли понять сущность искусства, если следовать каждой из этих односторонних концепций? Искусство всегда отражает жизнь, но значит ли это, что его сущность можно свести только к отражению, к познанию? Произведение искусства всегда несёт неизгладимый отпечаток его творца, личности художника, но означает ли это, что оно лишено всякого общественного значения? Искусство, бесспорно, есть особая система социальной коммуникации, но правомерны ли попытки объяснить целиком его специфику, объявив его особой знаковой системой? Наконец, искусство не существует вне его эстетического содержания, но можно ли на этом основании свести всё содержание искусства к эстетическому?

Все эти вопросы впервые нашли свое принципиальное теоретическое решение в марксистской эстетике. Это не значит, что у К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина мы найдём прямые ответы на все вопросы, сформулированные выше. Это значит прежде всего, что классики марксизма заложили тот методологический фундамент, с позиций которого впервые стало возможным решение конкретных эстетических проблем. В советской эстетической литературе проблема специфики искусства и его общественных функций особенно активно обсуждалась начиная с середины 50-х годов. В нашу задачу не входит анализ многочисленных дискуссий по этой проблеме. Отметим лишь, что эти дискуссии не были бесплодными и что в результате их утвердилось мнение (разделяемое ныне большинством авторов) о сложной, многоаспектной природе искусства и об его полифункциональности.

Подчеркнём при этом, что признание сложной, многоаспектной природы искусства отнюдь не означает методологического эклектизма. Напротив, такое понимание закономерно вытекает из цельной марксистской концепции генезиса искусства, его специфики, места и роли в обществе. О том, что истоки искусства лежат в сфере трудовой, производственной деятельности людей, уже говорилось в первой главе настоящей книги. Для выяснения характера воздействия искусства на личность важно подчеркнуть, что искусство как самостоятельный способ деятельности, как особая форма общественного сознания хотя и включает в себя необходимо эстетическую сторону, но не сводится к ней. В этой связи представляется вполне закономерным различение понятий художественное и эстетическое, которое имеет место в советской литературе по эстетике и искусствоведению. Эстетическое может выступать как сторона самого объективного мира, как общественно обусловленное его качество. В этом плане мы говорим о красоте применительно к изделиям человеческого труда, предметам бытового обихода, явлениям природы, наконец, качествам и поступкам самого человека. Художественное творчество, результатом которого являются произведения искусства, обязательно включает в себя эстетическую сторону (вне её произведение искусства перестает быть таковым), но далеко не исчерпывается ею.

Художественное творчество предполагает всегда отражение действительности, искусство отражает жизнь. Это положение есть альфа и омега всей материалистической эстетики, традиции которой продолжает и развивает марксизм. При этом следует учитывать, во-первых, что всякое искусство отражает жизнь своим специфическим способом, через систему художественных образов и, во-вторых, что отражение действительности в различных видах искусства также специфично.

Общая специфика отображения действительности в искусстве подробно раскрывается во всех книгах и учебных пособиях по эстетике и теории искусства, поэтому она не требует подробного разъяснения. Заметим лишь, что искусство отражает жизнь в её целостности. Это значит, что, в отличие от науки, например, которая в силу своей специфики расчленяет, анатомирует целостный процесс человеческой жизнедеятельности, фиксируя отдельные его стороны и аспекты в теоретических понятиях, категориях, искусство воспроизводит жизнь людей, их отношения, их характеры в целостном, нерасчлененном виде. Художественный образ, как неоднократно указывалось, есть единство общего и индивидуального. Общее, существенное, типическое здесь существуют не в «чистом» виде, отдельно от единичного, индивидуального, а в органичном слиянии с ним. Любой подлинно художественный образ человека в литературе или в изобразительном искусстве есть «тип», т. е. совокупность социально-детерминированных черт личности, свойственных определённой группе людей, и в то же время конкретный человек с его неповторимой индивидуальностью и жизненной судьбой.

Отражение действительности происходит неодинаково в различных видах искусства, хотя и сохраняет везде образно-конкретный характер. Так, например, отражение действительности в музыке не является непосредственным отображением тех или иных реальных объектов внешнего мира. Художественный образ в музыке представляет собой особым образом организованную совокупность звуков, которые выражают и отображают чувства и переживания людей, их субъективное отношение к окружающему миру.

Специфично и отражение действительности в танце – в нём художественный образ создается с помощью человеческих телодвижений, которые обретают эстетическое содержание, и в то же время по-своему отображают чувства, помыслы и стремления людей.

Таким образом, хотя не существует искусства вне познания мира и человека, само это познание действительности в нем весьма своеобразно. Справедливо замечено, что правда искусства не только не исключает вымысла, но обязательно предполагает его. Искусство отражает действительность своим особым способом, на основе творческого преображения художником его эмпирических впечатлений, на основе усвоения как художником, так и воспринимающим его произведения особого, условного «языка» искусства, т. е. исторически конкретной и социально детерминированной системы художественного отображения действительности. В этой связи возникает вторая важная проблема постижения специфики художественного творчества – проблема оценки в нём действительности.

Выше уже говорилось, что, в отличие от теоретического, научного отражения действительности, ценность которого для людей состоит как раз в отвлечении от всего личного, субъективного, в отражении объективных законов природы и общества, в искусстве мир, люди, общество изображены всегда с определённых личных позиций, они даны не сами по себе, а через отношение к ним художника. Вне определённого, субъективного отношения к миру создание подлинных художественных ценностей невозможно. Для того чтобы художник создал нечто ценное, волнующее читателей или зрителей, необходимо, чтобы он совершил художественное открытие, т. е. чтобы он создал такую систему художественных образов, которая бы выявила, обнаружила некоторые новые грани человеческого характера, быта, социальных отношений, наконец, чувств и переживаний людей.

Общеизвестна мысль Н. Г. Чернышевского о том, что искусство не только отражает жизнь, но и выносит ей приговор. Справедливость этой мысли подтверждена всей историей искусства и не нуждается в подробном обосновании. Поскольку воссоздание жизни в художественных образах невозможно вне субъективного отношения художника к действительности, постольку любые его произведения представляют собой объективно, независимо от его желания и намерения ту или иную оценку явлений жизни и, следовательно, играют определённую социальную роль, так или иначе участвуют в социально-политической и идеологической борьбе. Любое, даже внешне далёкое от жизни, искусство, не является идеологически нейтральным, оно утверждает и формирует определённое отношение к миру, к социальной действительности. Уход некоторых деятелей современного буржуазного искусства в область чистой формы, субъективных переживаний или религиозно-мистических видений выступает объективно, независимо от их субъективных намерений, как способ оправдания существующих эксплуататорских социальных отношений, отказ от их изменения. И напротив, реалистическое, правдивое изображение противоречий социальной действительности в искусстве, критический анализ этих противоречий в системе типических образов объективно способствуют их преодолению, возбуждают энергию и волю людей и направляют их на изменение существующих порядков.

Из сказанного вытекает, что искусство всегда имеет определенную идейную направленность. Идейность искусства также обладает своей спецификой. Она реализуется не в абстрактном, «чистом» виде, а в системе художественных образов. В принципе идея того или иного художественного произведения неотделима от системы и логики развития в нем человеческих образов и характеров. Нередко очень трудно бывает однозначно сформулировать идею определённого романа, пьесы, кинофильма, картины или статуи. Всякая такая попытка неизбежно обедняет и сужает не только художественное, но и идейное содержание данного творения. Не случайно Л. Н. Толстой на вопрос о том, что он хотел сказать в «Анне Карениной», ответил, что для ответа ему пришлось бы повторить весь роман от начала и до конца.

Значит ли это, что искусство не в состоянии воплощать определённые философские, политические или нравственные идеи и пропагандировать их? Ни в коем случае. Известно немало классических художественных произведений, содержание которых неразрывно связано с определёнными философскими, политическими, нравственными идеями и концепциями, отстаиваемыми их авторами. Укажем в этой связи хотя бы на «Фауста» Гёте. Однако во всех этих случаях идейное содержание произведения находит свое специфическое художественно-образное воплощение.

Характеризуя специфику искусства, нельзя не подчеркнуть, что оно представляет собой особый вид человеческой творческой деятельности. Художник, как уже говорилось, не только отражает действительность, но и в известном смысле творит её. Каждое произведение искусства есть сложный результат как духовной, так и материальной творческой деятельности художника. С одной стороны, его задача состоит в том, чтобы обобщить и осмыслить жизненные впечатления и наблюдения, с другой стороны, – в том, чтобы материализовать, объективировать свой замысел в том или ином материале – словах, красках, гипсе, мраморе и т.п.

Не следует думать, что сначала художник полностью создает образ в своей голове, а лишь потом его воплощает в материале. В действительности обе стороны творчества – духовная и материальная – органически переплетены в деятельности художника. Материальное воплощение образа неотделимо от духовной деятельности его создателя. Подлинно художественное произведение может создать не копиист и эпигон, повторяющий уже известное, а новатор, видящий мир по-своему и реализующий это видение в оригинальных художественных образах.

Следует отметить, что творческий характер носит не только процесс создания произведений искусства, но и (о чем нередко забывают) процесс их художественного восприятия зрителями, слушателями или читателями. Восприятие художественных произведений не следует понимать как простой зеркальный акт их отражения в сознании воспринимающего. Здесь всегда присутствует момент активной, деятельной переработки художественных впечатлений, т. е. имеет место своеобразный процесс «соучастия» зрителя, слушателя или читателя в творческом художественном процессе.

Как правильно отмечает В. Ф. Рябов, восприятие художественных произведений всегда предполагает духовное общение художника, писателя или музыканта, создавшего данное произведение, со зрителем, читателем или слушателем. С помощью такого общения определенные идеи и чувства передаются новым поколениям, с его помощью формируется определённое мироощущение и мировоззрение, определенная оценка явлений действительности.

Исходя из понимания специфики искусства, можно охарактеризовать и направления его воздействия на личность.

Мы можем, во-первых, констатировать, что искусство полифункционально. Многосторонность искусства определяет и наличие нескольких направлений его воздействия на общество и личность. Разные советские авторы неоднозначно характеризуют функции искусства, но большинство их выделяет такие функции, как познавательная и воспитательная.

Искусство расширяет и углубляет знания личности об окружающем мире, прежде всего о мире социальном. С помощью искусства человек приобщается к прошлому человечества, глубже и полнее постигает настоящее, заглядывает в будущее. Как правильно отмечает Ю. Борев, жизненный опыт, опыт отношения к миру, сообщаемый искусством, дополняет и расширяет реальный жизненный опыт личности. Искусство раздвигает исторически ограниченные рамки опыта отдельной личности и передаёт многообразный опыт всего человечества. При этом оно даёт опыт художественно организованный, концентрированный и осмысленный с позиций определённого художника.

С познавательной неразрывно связана и воспитательная функция искусства. Поскольку искусство относится к ценностному сознанию, оно неизбежно формирует и утверждает в сознании человека определённые ценностные ориентации, определённые оценки явлений социальной действительности. Для наших целей важно подчеркнуть, что искусство является действенным средством воспитания миросозерцания личности. Конечно, искусство формирует отношение человека к миру по-своему, своими методами и средствами. Оно формирует не только миропонимание, но и мироощущение, поскольку его художественно-образная система активно влияет не только на ум, но и на чувства людей. Как справедливо заметил болгарский ученый А. Натев, искусство воздействует на человека непосредственно и непринужденно. Произведения искусства воздействуют на личность в процессе их непосредственного чувственного восприятия, в котором участвует не только интеллект, но и чувства. Отношение личности к тому или иному художественному произведению есть всегда отношение эмоциональное. Если чувства человека не затронуты произведением искусства; оно не может оказать глубокого влияния. При этом воздействие искусства на индивида (включая и идейное влияние) носит органический, непринуждённый характер, оно выступает как объективный результат художественного восприятия, нередко не замечаемый самим воспринимающим субъектом. Искусство активно влияет и на волю человека, побуждая его к определённой деятельности, направляя на борьбу за достижение социальных идеалов.

Таким образом, воздействие искусства на личность носит целостный, комплексный характер, оно охватывает все стороны человеческой психики. Напомним в этой связи известное высказывание В. И. Ленина в беседе с Кларой Цеткин о задачах нового искусства, рожденного социалистической революцией. В. И. Ленин подчеркивал в этой беседе, в частности, что новое искусство «должно объединять чувство, мысль и волю» трудящихся масс.

Искусство не только воспитывает и организует мышление, чувства и волю людей, оно является также важным фактором развития их способностей.

Участие в художественном творчестве наряду с формированием эстетического чувства и эстетического вкуса способствует общему духовному развитию индивида, расширяет и обогащает его кругозор, укрепляет в нём нравственные начала.

Нельзя не согласиться с известным советским искусствоведом и эстетиком В. В. Вансловым, который пишет: «Самое главное в эстетическом воспитании – формирование посредством искусства всей совокупности творческих способностей и сил человека, всестороннее развитие его психики и его личности. Именно искусство обладает таким воздействием на человека, что формирует его всесторонне, влияет на его духовный мир в целом. Оно развивает глаз и ухо... заставляет работать мысль, формирует нравственные принципы, расширяет кругозор, укрепляет идейные позиции, даёт идеалы».

Из сказанного очевидна органическая связь передового, прогрессивного искусства с идеями свободомыслия и атеизма. Эти идеи, как будет показано в дальнейшем, находили своё воплощение не только в абстрактных философских построениях и трактатах, но и в художественно-образной форме, в фольклоре, литературе, живописи. При этом следует подчеркнуть, что реалистическое, правдивое отображение действительности в искусстве было, как правило, связано с критикой религии, церкви и духовенства, в то время как реакционные поползновения в искусстве и, в частности, субъективистские и иррационалистические тенденции в его развитии были нередко связаны с философским фидеизмом, религией и мистикой в их различных проявлениях.

Поскольку искусство правдиво отображает социальную действительность и оценивает её с позиций передового общественного идеала, оно не может не способствовать формированию прогрессивного миропонимания, не может объективно не подрывать позиции религиозного мировоззрения. Связь искусства с атеизмом становится особенно прочной и всесторонней в условиях социалистического общества.

А. В. Луначарский справедливо говорил в своё время: «Искусство – величайшее орудие агитации, и нам оно нужно в борьбе против религии. При помощи искусства мы высмеиваем её слабые стороны, при помощи искусства мы можем вызвать негодование на её чёрные стороны, на её преступления в прошлом и в настоящее время, развертывать её внутреннюю нелогичность, тупые противоречия, которыми она полна, изображать то, что принято называть «святым», в неприкрашенном виде и тут же противопоставлять наши светлые типы, нашу солидарность, наши взгляды на правильную жизнь на земле».

Атеистическое воздействие искусства на трудящихся в условиях социализма не следует сводить к критике религии в тех или иных художественных произведениях. Оно гораздо шире и многостороннее. Оно включает в себя, в частности, наиболее полное удовлетворение эстетических потребностей людей на здоровой идейной основе, что само по себе содействует преодолению влияния религии и формированию научного атеистического мировоззрения. Н. К. Крупская еще в 20-е годы указывала, что роль искусства в преодолении религии, далеко не исчерпывается пением антирелигиозных песен, распространением антирелигиозных картин, постановкой антирелигиозных пьес и фильмов. Роль его гораздо шире. Искусство вообще организует эмоциональную сторону, дает коллективные переживания. Чем богаче, всестороннее они будут, тем лучше».

Всякое здоровое, жизнеутверждающее искусство, возбуждающее в людях веру в свои силы и воспитывающее активное отношение к действительности, объективно противостоит религии, препятствует её влиянию на умы и сердца людей и является духовной силой, способствующей воспитанию масс в духе научного, материалистического мировоззрения.

Именно в контексте этого общего, комплексного, целостного воздействия искусства на формирование личности и следует рассмотреть подробнее его соотношение с атеизмом, его роль в духовной жизни нашего общества.

Атеистические и антиклерикальные тенденции в советском искусстве возникли не на пустом месте. Они опирались на многовековые традиции развития народного искусства, на наследие прогрессивных поэтов, писателей и художников прошлого.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте