Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Вечный, проклятый вопрос

Семейная жизнь, свадьба, бытовуха, половой вопрос, секс... Все эти темы на сайте ещё не поднималась. Но никогда не поздно начать, тем более, что эта подборочка уже лежит пару лет, просто подходящего раздела не было.

Неудержался и вставил в качестве заголовка одну из моих любимых цитат:

«Прежние цивилизации утверждали, что они основаны на любви и справедливости. Наша основана на ненависти. В нашем мире не будет иных чувств, кроме страха, гнева, торжества и самоуничижения. Все остальные мы истребим. Все. Мы искореняем прежние способы мышления – пережитки дореволюционных времен. Мы разорвали связи между родителем и ребенком, между мужчиной и женщиной, между одним человеком и другим. Никто уже не доверяет ни жене, ни ребенку, ни другу. А скоро и жен и друзей не будет. Новорожденных мы заберем у матери, как забираем яйца из-под несушки. Половое влечение вытравим. Размножение станет ежегодной формальностью, каквозобновление продовольственной карточки. Оргазм мы сведем на нет. Наши неврологи уже ищут средства. Не будет иной верности, кроме партийной верности. Не будет иной любви, кроме любви к Старшему Брату. Не будет иного смеха, кроме победного смеха над поверженным врагом. Не будет искусства,литературы, науки. Когда мы станем всесильными, мы обойдемся без науки. Не будет различия между уродливым и прекрасным. Исчезнет любознательность, жизнь не будет искать себе применения. С разнообразием удовольствий мы покончим. Но всегда – запомните, Уинстон, – всегда будет опьянение властью, и чем дальше, тем сильнее, тем острее. Всегда, каждый миг, будет пронзительная радость победы, наслаждение оттого, что наступил на беспомощного врага. Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека – вечно».

Дж.Оруэлл «1984»


Вечный, проклятый вопрос

(письмо студента В.Миронова)

Журнал «Смена», №9, 1928 год.

Редакцией получено письмо комсомольца-студента тов. Миронова. Мы печатаем ту часть письма, в которой Миронов делится своими сомнениями по поводу «вечных», проклятых вопросов организации быта. Миронов не продолжает уже приевшуюся дискуссию о половой распущенности молодёжи. Его больше беспокоят вопросы увязки личной жизни «молодожёнов» с их общественными интересами и обязанностями... Печатая письмо Миронова, редакция «Смены» выносит письмо на широкое обсуждение всех читателей, приглашая их присылать наблюдения по поставленным Мироновым вопросам. Впоследствии редакция постарается дать заключение «людей знающих и авторитетных».

И ещё один вопрос который, я прямо скажу, очень мучает меня. Да и не только меня, а пожалуй каждого молодого парня, который задумывается над жизнью, думает, как лучше устроить жизнь. Я говорю не в личном смысле – лучше жить, т.е. вкуснее и сытнее питаться, мягче спать, лучше одеваться и т. д. Я имею в виду общее устроение жизни, чтобы отношении между людьми, в первую очередь между парнем и девушкой, содействовали строительству социализма, а не тормозили его.

Сейчас очень много пишут о «половой проблеме». Пишут много верного, а много и чепухи – это я знаю, потому что, повторяю, уже четыре года я живу в общежитии и многое видел. Года три назад, когда мне было семнадцать лет, я ещё многого не понимал, а теперь я уже могу по всём разобраться. И вот я видел, что вся линии взята на то, чтобы парень сходился с девушкой только, как говорят, по любви и жил с нею чуть ли не вечно. Особенно «Комсомольская Правда» так пишет; да и писатели, которые разоблачали распущенность, хотя прямо никто ничего не предлагал, но вывод приходится делать такой, что сходиться надо только по любви и что расходиться вообще нельзя. Это, может быть, хорошо говорить тем, кто живёт в хороших квартирах, у кого большой заработок и т. д. Да и то многие из тех, кто проповедует всякую мораль, личным своим примером отнюдь, мне кажется, не содействует укреплению тех взглядов на жизнь, которые они пропагандируют.

Но что же получается в наших условиях, когда сходятся – даже по любви – парень с девушкой? Вначале всё очень хорошо – целуются, милуются, оба занимаются своей прежней работой, и всё, как будто, идёт прекрасно, но не надолго. Есть миллион поводов, которые приводят к ссорам, разладу. Особенно, если живут вместе. Ведь в одной комнате даже лучшие товарищи-мужчины иногда повздорят, не говоря уже о том, что часто просто не сойдутся и жить вместе не смогут.

«С кем не поживёшь, того не узнаешь» – это народная мудрость. А разве, когда парень сходится с девушкой, они знают друг друга настолько, чтобы гарантировать вечную любовь и согласие. Я сам знаю случай, когда девчина, которая очень любила парня (а парень и впрямь складный!), ушла потому, что он... храпел. Я жил с ним до того с месяц, и это была чистая мука: невозможно уснуть – как пила по стеклу.

Другой случай. Полюбил парень девушку. Долго её охаживал, больше года. Сошлись, обзаксились и уехали в деревню к её родным на каникулы. А вернулись порознь, он на неделю раньше, и как бы между ними ничего не было. Потом только узнали причину: у неё от какой-то болезни вылезли волосы, на макушке лысина получилась, она носила искусственную косу – никто ничего и не подозревал – девица красивая. Скажут – пустяк, сознательный, культурный партиец (оба партийца) из-за этого не станет расходиться. Не знаю. Но осудить парня довольно трудно. Мне кажется, всё же, что это должно быть очень неприятно.

Это мелочь. Но сколько бывает у человека отдельных черт н чёрточек, физических или моральных, которые оказываются неприятными или даже непереносимыми в условиях совместной жизни!

Главный же источник неладов, мне кажется, заключается в том, что обычно ни парень, ни девушка от брака не получают никакого облечения в жизни, облегчения, которого они ждали и в котором очень нуждаются. Чаше всего прибавляются только пуды забот и хлопот, взамен чего радостей отпускается золотник.

Но особенно тяжело приходится, если появляется ребёнок. Женщина на долгое время, если не навсегда, бросает учёбу, отходит от партийной и общественной работы. Пелёнки, рубашонки, простыньки стирать, мыть, кормить – целый день. Я видел прекрасного человека – женщину сильную, мужественную, с превосходным здоровьем, которая пыталась доказать, что можно совместить заботу о ребёнке (и отчасти о муже) с учёбой и общественной работой. Она вставала в шесть, кормила, стирала, занималась, работала до поздней ночи. Пока однажды, уйдя на лекцию, она оставила для ребёнка грудное молоко. Муж опоздал и дал ребёнку уже окисшее молоко. Ребёнок умер, а мать чуть не сошла с ума, вынуждена была бросить работу и уехать надолго к родителям е провинцию.

Чаще всего бывает другое. В тесной комнате вечный визг и плач. Женщина, под влиянием физического и нравственного напряжения, озлобляется против мужа, который, естественно, не принимает близкого участия в домашней работе. Даже самый хороший парень лишь очень немногим может помочь женщине, если, разумеется, он не станет манкировать учёбой или общественной работой. И как бы засмеялись даже в ячейке, если бы коммунист сказал, что не выполнил задания или не пришёл на собрание потому, что... стирал пелёнки или ребёнка прогуливал... На смех бы подняли! Да и чего доброго, закатили бы выговор.

Но это я беру все случаи, когда сходится студент-партиец или комсомолец с коммунисткой или комсомолкой. Я даже думаю, что то же самое происходит, если муж не студент. Правда, когда нет острой материальной нужды, это чуть смягчает положение. Но не все могут нанимать прислугу, а без этого жена неминуемо превращается в домашнюю скотину. Иногда этот процесс длится довольно долго, женщина сопротивляется, но жизнь берет своё, и понемногу, шаг за шагом, женщина теряет спою общественную физиономию, сохраняя своё индивидуальное лицо лишь... в ссорах с мужем.

Если же жена коммуниста или комсомольца беспартийная, тогда процесс омещанивания идёт очень женщина в этом случае довольна своим положением жены и матери, старается лишь наилучшим образом организовать свою «семейную ячейку». И чем умнее и «культурнее» мещанка, тем легче ей удастся опутать и отравить всяческими «семейственными» ядами мужа-коммуниста. У меня есть знакомый, очень близкий мне человек. Коммунист, сын подлинного пролетария, дрался на фронтах, парень культурный, и, безусловно, предан революции. Женился. Работает на ответственной работе и хорошо зарабатывает (парт-максимум). Жена окружила его уютом и вниманием. Но денег не хватает, он вынужден искать приработка. Разумеется, за счёт внимания общественной и партийной работе. Появился гардеробик (с зеркалом), никелевые кровати, ковры. Пол натирается еженедельно. В пасху полупудовые куличи, вино и обильная закуска. Скоро лето – жену нужно отправить на курорт (чем больна она – неведомо никому, и ей в том числе). Кроме того, нужна дача и т.д., и голова парня начинена заботами о деньгах, о даче, о буфете, который Ниночка где-то высмотрела, о платьях для неё же («это же эгоизм не позаботиться о Ниночке, когда она столь заботлива и мила»). Нужен и «приличный» костюм для себя. И лишь два раза в год, 26 октябри и 1 мая, он на демонстрациях получит «вопрыскивание революционной бациллы», если... не удаётся избавиться от участия в демонстрации, сославшись на болезнь.

Я думаю, что это случай не единичный. Ибо очень многие коммунисты или комсомольцы женятся на беспартийных, которые чаще всего оказываются зауряднейшими мещанками. И тогда выбирай: или болото, в роде в вышеописанного, или постоянная, упорная, отравляющая жизнь, борьба в четырёх стенах, на 32 кв. аршинах.

Мне хочется остановиться ещё на одном вопросе (хотя, откровенно говоря, я думаю, что вы моё письмо не напечатаете, во-первых, потому, что коряво написано, а, во-вторых, у нас вообще не очень любят резкую постановку вопросов). Это о нормальной половой жизни. Все пишут и говорят о том, что даже нормальная, но ранняя половая жизнь очень вредна, что притупляются способности, ослабевает память и приводит даже к более тяжёлым последствиям.

Молодёжь 1920-х...

А я знаю, что сейчас никто в городе вообще, кроме разве отсталых рабочих, не живёт нормальной половой жизнью. Если жить нормально, остаётся одно из двух: либо обзаводиться дюжиной ребят, либо каждые полгода вынуждать женщину делать аборты. Первое, безусловно, самое нормальное, с точки зрения биологической, совершенно невозможно по бытовым и иным условиям, не говоря уже о том, что это опять-таки превращает женщину в какой-то непрерывно работающий инкубатор. С другой стороны, частые аборты губительны для здоровья женщины. Как студент-медик, я вообще считаю неправильной систему покровительства абортам. Я где-то читал, что теперь каждому врачу разрешается производить аборты у себя на дому, если у него есть койка. Это приведёт к тому, что каждый сапожник, получивший диплом врача (пусть извинят меня сапожники – подлинные мастера сапожного мастерства – за нелестное сравнение), будет у себя на дому резать и полосовать женщин. Я вообще не понимаю разницы между абортом, и, скажем, умерщвлением новорожденных. И мне всегда казалось странным, что одно карается тюрьмой, а другое производится совершенно легально. Мне представляется, что если бы аборты были воспрещены, женщины не так легко смотрели бы на половую связь.

Но как бы то ни было, всё-таки выходит, что нормальной половой жизни нет и, как будто, быть не может. Между прочим, именно это последнее меня лично, как и многих других, удерживает от брака.

Вот вкратце те вопросы, которые встают перед каждым молодым коммунистом, который хочет как-нибудь лучше организовать свою жизнь, организовать её так, чтобы увязать личное с общественным, чтобы не завязнуть в мещанском болоте, жить нормальной, полноцветной – физически и морально – жизнью и не быть вынужденным отвлекаться от важных общественных задач на всяческие мелочи быта. Мне очень хотелось бы услышать ответ на все эти «проклятые вопросы», ответ людей знающих, авторитетных и – ответ прямой.

 

ЧТО ЗАТРОНУЛО

(Ответ на письмо В. Миронова)

Журнал «Смена», №12, 1928 год.

Вопросы половой жизни, брака, семьи, вообще быта комсомольца и коммуниста – очень сложны. Мы вот уже одиннадцатый год строим наш новый быт. Много у нас ошибок, искажений в быту. По нашему адресу нередко слышатся упрёки.

– У вас пала всякая мораль и этика.

– Вы слишком много говорите, а делаете мало.

И ряд других, иногда и незаслуженных упрёков. Давайте ещё раз посмотрим на некоторые стороны нашего быта и, главное, конкретно, с фактами в руках, а не на основе общих рассуждений. Только таким путём, мне думается, можно ответить на «проклятые вопросы», мучающие многих Мироновых.

 

Жениться ли?

Многие пугаются женитьбы, как вечного ярма.

Неверно. Нужно суметь поставить семейную жизнь так, чтобы это не было в тяготу. А как быть, если это зависит от внешних причин, если это зависит не от мужа и жены. Думаю, что ссылаться на внешние обстоятельства – значит слишком умалять творческие способности человека. По-моему, здесь самое главное должно быть в вопросе – как найти себе такого спутника в жизни, с которым жизнь оставалась бы жизнью, а не обузой. Вопрос серьёзен, но разрешим. По-моему, нужно сходиться с человеком одинакового характера, одинакового социального положения, одинаковых политичеоких и вообще идейных взглядов и, безусловно, с человеком, которые нравится и которого знаешь. Сойдясь, нужно обоим бороться за свою совместную жизнь и помогать друг другу, как товарищу.

Я приведу личный пример. Женился я в возрасте 24 лет. Я коммунист, жена комсомолка. Оба работаем. Живём в общей семье. По хозяйству очень мало связаны. Даём на стол, квартиру и только. Оба нагружены общественной работой настолько, что видимся только поздно вечером. Надоедать друг другу некогда. Сошлись мы по любви. Особенно семенными «целями» или, иначе выражаясь, семейным режимом мы себя не ограничиваем, иначе, по-моему, мы скоро надоели бы. Друг другу верим. Такая жизнь мне нравится, и я доволен.

А если всё время бить холостяком? Значит либо на шармака с «наскоку» обмануть какую-либо доверчивую девчонку, воспользоваться ею и бросить, как негодный цветок на дороге. Или другой выход – пользоваться услугами проституток, что несомненно и преступно, и неэтично, и всё что угодно. Или... воздержание на всю жизнь. А разве это возможно? По-моему, нет.

 

О нормальной половой жизни

С этим вопросом несколько хуже. Конечно, жениться и плодить детей – это значит не жить, а мучиться. По-моему, хорошо иметь 1-2 детей, не больше. Удовлетворять себя половой, жизнью на 100%, по-моему, трудно. До абортов доходить тоже не годится. Уже лучше прибегать к мерам предосторожности. Вот о мерах предосторожности следует с врачом поговорить как следует, а то многие вымышляют лишнее и, зачастую, вредное. Кроме того, нужно все-таки соблюдать некоторый режим в половой жизни, не распускать себя.

 

О семейном уюте

Я не против хорошей обстановки в комнате, но не с излишеством. Должна быть опрятность, чистота, но не роскошь. Да и вряд ли можно многим мечтать о роскоши, получая 70-80 р., а то и меньше. Мы живём в одной комнате Обстановка простая. Стол, 2 простых стула, кровать, занавески на окнах, ну и всё. На столе чернильный прибор. В комнате чисто и опрятно. На стенах портреты вождей. По-моему, нужно всё-таки показать, что здесь живут коммунисты. Конечно, если коммунист женится на беспартийной, то могут быть вкусы иные. Но я мыслю семейную жизнь коммуниста только с комсомолкой или с коммунисткой, иначе всё равно, хоть изредка, а будут семейные споры и дрязги. Никаких канареек, никаких граммофонов! Радиоприёмник нужен и почти обязателен.

 

«Вечно» или на время

Вчера сошлись, а сегодня разводятся, – часто говорят многие. В этом вопросе, по-моему, тоже есть распущенность. Ведь, это ж не шутка – жениться. Прежде чем жениться, надо хорошо друг друга узнать. Подумать хорошенько – а сможем ли мы жить долго?

По-моему, если и нельзя сойтись на «век», то во всяком случае не на день и не на два, а на длительный период, а ещё лучше, если бы на «век». Зачем и канитель тогда разводить, если сегодня сошёлся, а завтра... до свиданья. Другое дело, если это бывает по независящим друг от друга причинам. Решаясь на совместную жизнь, нужно вначале всё раскрыть друг другу, чтобы не было таких случаев, как тов. Миронов говорит, что девчина не имела косы, а ходила с искусственной или скрывала ещё что- либо в роде этого.

Л.Михеенко (Гжатск, Смоленская губ.)

 

Вечный проклятый вопрос

Журнал «Смена», №13, 1928 год.

В 9 номере нашего журнала было напечатано письмо студента Миронова под заглавием «Вечный, проклятый вопрос». В этом письме Миронов ставил вопрос о несовместимости в наших условиях личной семейной и общественной жизни. Приводя примеры, он доказывал следующие свои выводы по этому вопросу: 1) сходиться по любви и надолго в наших условиях могут только те «кто живёт в хороших квартирах, у кого большой заработок»; 2) парни и девушки, женясь, наваливают на себя «пуды забот» – особенно, если появится ребёнок; 3) в большинстве случаев «семейная жизнь» кончается или разладом или «омещаниванием», отрывом от партийной и общественной работы; 4) брак не приносит нормальной половой жизни, а аборты – не выход: они калечат женщину и биологически преступны.

Помещая письмо Миронова, редакция поставила его на обсуждение читателей. Продолжаем печатать наиболее интересные отзывы читателей и приглашаем продолжить дискуссию.

 

ЧЕЛОВЕК НЕ ЯБЛОКО

Тов. Миронов, задаваясь «проклятыми вопросами», как видно, плохо знает жизнь. Так он в ответ на распространившееся убеждение, что любить и сходиться следует всерьёз и надолго, пишет: «это, может быть, хорошо говорить тем, кто живёт в хороших квартирах, у кого большой заработок». Как будто бы ему кажется, что именно такие люди хорошо живут. Мне кажется, что он глубоко ошибается. Далее он пишет: «но что же получается в наших условиях, когда сходится даже по любви парень с девушкой?» – и приводит для примера случай, когда девушка, любившая очень складного парня, ушла от него только потому, что он храпел. Если тов. Миронов верит, что именно так и было, то он лишний раз подчёркивает своё незнание жизни. Как смешно любить «настоящей любовью» и уйти по такой пустяшной причине? Откуда тов. Миронов знает такие бессодержательные примеры?

Мне очень жаль этого парня, страдающего «храпом», что он очутился в нехорошем положении, но это не беда. Пройдёт некоторое время и он встретит на своём пути более достойную подругу.

Миронов пишет, что от совместной жизни «радости золотник, а забот и трудов пуды». Неужели же он думает, что люди растут, как яблоки на дереве, подошёл, сорвал готовое яблоко – и только. Нет, тов. Миронов, яблоки и те не даются без забот и трудов, а человека воспитать того труднее. Главная тема письма Миронова: как увязать общественное с семейным бытом, как избавить женщину от детей, которые её связывают и через которых она бросает общественную работу. Интересно знать, что подразумевает тов. Миронов и другие ему подобные под общественной работой. Я считаю, что воспитание ребёнка есть тоже общественная задача.

Мы должны сказать прямо, что воспитание детей – «цветов будущего» – долг каждого сознательного человека, долг матери и отца. Хроме того, те женщины, которые на время отрываются от общественной работы ради воспитания ребёнка, не должны считать себя ничего не делающими дли общества.

Установившийся у нас взгляд, что такие женщины – мещанки, в корне неправилен.

Тов. Миронов привёл ещё один пример, как сильная физически и умственно развитая женщина-общественница, выйдя замуж, хотела совместить очень многое, т.е. работу на производстве, общественную работу, воспитание ребёнка и т. д. Но в результате у неё умер ребёнок. Эта женщина была настолько потрясена смертью ребёнка, что на некоторое время бросила всё и уехала в деревню. Можно сказать, что в будущем эта женщина учтёт свой опыт. Но вместе с тем у нас есть много людей, которые только и стараются, как бы лучше устроить свою собственную животную и бессодержательную жизнь; и от них падает тень на тех, кто видит в воспитании детей серьёзную вещественную задачу.

Турбанов (рабочий Ряз.-Ур. ж. д.)

 

АНЕКДОТ О ЛЫСИНЕ

В письме тов. Миронова много правды, но много и пересолено. Студент-комсомолец Миронов взял только дурные случаи из жизни нашей молодёжи и, кроме того; в узких рамках студенческой среды. Он пишет, что браки несчастливы, а вот я знаю много счастливых браков из жизни комсомольцев. Вот мои примеры: комсомолец П-в, восемнадцати лет, женился на беспартийной девушке, довольно капризной, и в то же время не забросил работу в комсомоле, несмотря на то, что у них не было няньки (а это по Миронову совершенно необходимо).

Вот ещё случай: в 1925 году партиец женился на беспартийной, жил хорошо (на небольшое жалованье) и не отставал от работы. В один прекрасный день ячейка узнала, что жена его окрестила ребёнка. После же выяснилось, что она сделала это тайно от мужа, но его уже успели исключить на партии. Через некоторое время его восстановили в партии, парень снова взялся за работу. Жену же свою он во многом сумел переубедить.

Вот вам и хорошие стороны быта молодёжи, в которых налицо увязка семенной жизни с комсомольской работой. Я не спорю, что у нас много дурных сторон, их больше, чем хороших, ко против них нужно бороться.

«Мироновские» семейства, мне кажется, потому несчастливы, что молодёжь сходится «спустя рукава». Ведь для того, чтобы жениться или выйти замуж, нужно знать за кого идёшь, этого не отрицает и Миронов, но он не верит в возможность узнать человека вообще. Такое его убеждение явно ошибочно, оно выводит нас за пределы нормальной общественности.

Почему разошлась та парочка, которую приводит в пример тов. Миронов, рассказывая историю о лысине? Не потому, конечно, что на голове девушки не оказалось волос, а потому, что эта плешина была скрыта, что юноша был обманут, что он вовсе не любил девушку, как будущую жену, а любил, как нарядную куклу.

Тов. Миронов возмущается, что «всякий врач, имеющий койку, имеет право делать аборт». Тут я с ним согласен. Если бы не всеобщая доступность аборта, молодёжь серьёзнее смотрела бы на половую связь. Пресловутые «20 руб. и небольшие болезни, и я опять девушка», как у нас часто говорят, толкает многих на половую распущенность.

Ф. Ананьев (Рязань)

 

ПЕРЕВОСПИТАЕМ «НИНОЧЕК»

Моё мнение сводится к тому, что прежде всего необходимо воспитание самого себя, т.е. уметь выдерживать себя во всех случаях жизни. Это самое главное, а у тов. Миронова выходит так, что явилось половое чувство, удовлетворяй его во что бы то ни стало. Кажется странным, что его, медика, мучают такие вопросы. Советская медицина широко осветила этот вопрос. Оно говорит, что половая энергия может переключаться в другие виды энергии, и это без ущерба для здоровья. И, по-моему, правильная организация личной жизни, уменье владеть своими страстями и самим собой, регуляция семейных отношений, – всё это должно стоять на первом месте, как главный выход из положения.

Надо подтянуться. Тогда не будет всех тех мещанских ужасов, которые описывает тов. Миронов. И сознательный коммунист и комсомолец должен перевоспитать свою «Ниночку», а не поддеваться её влиянию. Не было бы у нас ни советской власти, ни ВКП(б), если бы все коммунисты гибли от беспартийных жён. Надо брать в товарищи подходящих девушек, а не глупых эгоисток «Ниночек». Товарищ – человек – женщина, – вот должен быть курс комсомольца и партийца на свою жену.

Ил. К. (Тверск, окр.)

 

МЫ И БИОЛОГИЯ

Письмо тов. Миронова написано очень живо, язык его ясен и свеж. Все его, нужно полагать, поняли и, поняв, могут рассуждать о выдвинутых им вопросах. Я лично почти целиком и безоговорочно присоединяюсь к высказанному Мироновым, особенно и оценке половых ненормальностей, абортов м проч. Его заявление: «Я вообще не понимаю разницы между абортом и, скажем, умерщвлением новорожденных» – глубоко справедливо; и мне всегда казалось странным, что одно карается тюрьмой, а другое производится совершенно легально. Если к вопросу подойти исключительно с биологической точки зрения, очевидность бессмысленности карания первого и легализации второго становится решительно бесспорной.

Поэтому я настаиваю на том, чтобы наши взгляды на «легальность» абортов были значительно оздоровлены, лишены легкомысленного пыла.

Так же, как и Миронов, я уверен, что нет более радикальных мер борьбы с легкомысленностью в половых связях кроме строжайшего воспрещения абортов. В эпоху культурной революции нужно обратить серьёзное внимание на трезвое половое воспитание современного юношества. Геологическое просвещение трудящейся молодёжи становится первостепенной задачей.

Валериан Вахрамеев (Чувашская АССР)

 

ПРОКЛЯТЫЙ, НО НЕ ВЕЧНЫЙ

Журнал «Смена», №17, 1928 год.

Дискуссия читателей по поводу письма студента В. Миронова «Вечный, проклятый вопрос» растянулась на ряд номеров журнала. Статьей «Проклятый, но не вечный» редакция кончает дискуссию.

На проклятые вопросы дай ответы нам прямые.

Гейне

 

Весьма наивно думать, что в области быта вообще, и во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной – в частности, можно устанавливать какие бы то ни было писаные нормы, прописать какой-либо рецепт или дать «конкретную инструкцию», которая годилась бы на все случаи жизни. Таких рецептов, разумеется, нет.

Всё же существуют некие основные этические нормы, и эти нормы на определённый период времени являются основными началами для устроения нашего быта. В конечном счёте, быт в целом и половая проблема в частности – лишь надстройка над производственными отношениями, господствующими в данную эпоху. И противоречивость, сложность бытовых проблем в наше время и для нашего поколения определяется, в конечном итоге, сложностью и противоречивостью всей обстановки в целом.

Наличие в нашей стране целого ряда параллельно существующих хозяйственных укладов порождают соответственно и разные формы бытовых отношений.

Неслучайно один из оппонентов Миронова считает нормальной женитьбу шестнадцатилетнего крестьянского парня, принуждённого к этой женитьбе потребностью в работнице-хозяйке. Он даже рекомендует последовать примеру этого парня. Для земледелия, основанного на индивидуальном крестьянском хозяйстве, характерна именно такая форма семейной связи, которая определяется необходимостью иметь в доме работницу-хозяйку. Для капиталистической эпохи характерна семья, как первичная «имущественная ячейка». Для кочевого киргиза, для узбека определённой социальной прослойки, для кочевого самоеда, – для каждого вида хозяйствования характерна та или иная, но этому виду свойственная, бытовая обстановка и семейные формы.

Значительно иначе дело обстоит в наших городах, где с каждым годом преобладающими становятся новые, социалистические формы. Условия производственной жизни и общественного уклада определяют и бытовые условия рабочего или служащего. При соответствующей организации общественного питания нет надобности и думать о домашней хозяйстве, о делах, связанных с организацией «личного снабжения». Увеличение количества яслей и детских садов постепенно освобождает всё большее число женщин от «семейных обязанностей» обычного типа. Домашняя работа сокращается до минимума и весь строй семьи, весь уклад её начинает перестраиваться. Рабочему часто уже нет нужды иметь собственный огород, корову или иной домашний скот. Рабочая семья всё больше теряет свойственный прежней эпохе характер имущественной ячейки.

Если бы общественное питание, механизированные прачечные, ясли и детсады, завтраки в школах, – если бы всё это было развито не в микроскопических для масштабов нашей страны размерах, если бы все эти учреждения мы имели повсюду и в достаточном количестве, тогда многое из того, о чем пишет Миронов, отпало бы и людские отношения несомненно приняли бы совершенно иной вид. Справедливо указывает ряд товарищей на примеры такой совместной жизни, когда оба «супруга» вот этими вышеуказанными элементами нового быта поставлены в такие условия, что для них никаких проблем ребёнка – «пелёнок», «стирок» и т. д. – не существует. Напрасно Миронов полагает, что разрешение вот этой бытовой проблемы нашей молодёжью пойдёт по линии «хороших квартир» и «высоких окладов». Совсем нет, дело упрощается именно с количественным увеличением и систематическим качественным улучшением всех факторов нового быта.

Тов. Миронов может сказать, что всё это вилами по воде писано, что это журавли в небе и т. д. Это не так. Материальные предпосылки нового быта проникают в нашу жизнь параллельно успехам социалистического строительства и коллективистического хозяйства. Разумеется, в деревне мы ещё долго будем иметь преобладающую в настоящее время форму семейных отношений. Не обязательно муж будет таскать жену за косы, загонять её на работе, как лошадь. С поднятием материального благосостояния и культурности широких масс крестьянства эти явления несомненно будут постепенно отпадать, но коренное переустройство семейных отношений займёт изрядный отрезок времени.

Быт молодёжи. Вечером на задворках.

Таким образом, мы ещё долго в нашей стране будем иметь все формы семейных отношений – от примитивного, собственнического, семейного коллектива крестьянина-хозяина, до некоей высшей формы, которая уже сейчас выковывается в быту передовых слоёв пролетариата. Нам эта высшая форма представляется, как совместное добровольное сожительство двух сознательных участников социалистического строительства. Без «сильной стороны» – мужчины и без «слабого пола».

Ни сейчас, разумеется, ни в социалистическом обществе, надо полагать, нельзя будет предусмотреть анекдотических положений, рассказанных Мироновым. Впрочем, даже такие случаи вряд ли возможны, если мужчина с женщиной будут сходиться не «случайно», не по первому влечению, а после длительного взаимного знакомства. Узнать цвет и качество шевелюры женщины – не трудно. Гораздо сложнее определить все стороны её характера, её склонности, всё то, что составляет не внешность, а существо человека. Знать же всё это совершенно необходимо, если к совместной жизни относиться серьёзно, если учитывать то, что избранный должен явиться отцом (или матерью) нового будущего поколения.

Верно, что даже и при внимательном взаимном изучении возможны «просчёты». Но, право же, ни откуда не вытекает, что коммунист ни в коем случае не может разводиться. Такая постановка, наоборот, характерна для христианской церкви, выражающей интересы капиталистического хозяйства. Там, где основой семьи является имущественное накопление, там в целях материального благо состоянии люди не должны расходиться. Какое дело, если Иван Петрович или Агрипина Ивановна друг другу «изменяют»? Важно, что приличие соблюдено и, главное, что в целости сохранён капитал, который ляжет в основу будущего благополучия отпрысков торгового дома «Иванов и супруга». Для нас такая постановка вопроса является неприемлемой, лицемерной, фарисейской.

Другое дело, что разводы носят у нас характер эпидемический, определяемый не «просчётами», не отдельными ошибками отдельных лиц, а случайностью связей. Случайностью связей, очень метко определённых одним из оппонентов Миронова: «Парень думает – лишь бы женщина, а девушка – лишь бы замуж». Это, разумеется, в основе своей ненормально и объясняется исключительно той «дурной наследственностью», которая досталась нам и которую, разумеется, изживать мы будем долгими десятилетиями.

У нас принято говорить о половой жизни, как о чём-то, ни в коей связи с детьми не находящимся. Так, примерно, ставит вопрос и Миронов. Так говорят и некоторые его оппоненты. Надо «как-то удовлетворять половую потребность».

Это, разумеется, также наследственность биологического порядка и порядка весьма тяжёлого. Известны некоторые племена дикарей с непомерно развитыми длинными руками и весьма слабо развитыми ногами. Учёные объясняют это явление тем, что этим людям, поколениям этих людей пришлось жить на деревьях, лазить по ним, подобно обезьянам. Получилось органическое перерождение некоторых свойств человеческой конституции под влиянием внешних условий.

Единственный биологический смысл половой жизни – это, конечно, размножение. Только инстинкт размножения лежит в основе половой жизни. Но человек умудрился сделать половую жизнь самоцелью.

«Культ любви», который был необычайно развит среди тунеядцев разные эпох и разных народов, не мог не сказаться в конечном итоге на человеческом организме. В человеческом организме произошли такие существенные изменения, изменения органического характера, что на половую жизнь тратится во много раз больше энергии, чем то вообще биологически и социально оправдывается.

Вот это обстоятельство весьма часто забывается всеми трактующими вопросы пола. Это забыто и тов. Мироновым и рядом его оппонентов. Только один из них указал на известную теорию проф. Залкинда о переключении половой энергии. Между тем, в системе воспитании нашей молодёжи этот вопрос должен заслуженно занимать первостепенное место. Говоря практически, во всяком случае, следует указать на недопустимость половых связей до определённого возраста (в наших условиях, по-видимому, до 21-23 лет). Этот период уже, примерно, совпадает с тем, когда юноша окончательно оформляется во взрослого мужчину. Надо полагать, что в новых условиях у нас и вузовцы будут, примерно, к этому времени заканчивать основной этап учёбы. Таким образом, желательным, очевидно, представляется, чтобы юноша и девушка, разумеется, не сходились до указанного, примерно, возраста и тем самым до окончательного их оформления как членов общества. И поэтому случайные браки между студентами, особенно первых курсов, следует попросту признать нежелательными.

Наконец, последняя из проблем, поднятых тов. Мироновым – проблема нормальной половой жизни. Нам представляется, что эта проблема может быть разрешена только в плане оздоровления половой жизни человечества вообще. Каждый в отдельности человек, в зависимости от степени своей сознательности, в состоянии установить такой режим половой жизни, который хоть в некоторой степени приближался бы к нормальному. Разумеется, не аборты являются в какой бы то ни было степени спасеньем от всех зол. Неверно также, что у нас должна господствовать Ein или Zveikindersistem («система» одного ребёнка или двух детей). По мере нарастания элементов обобществления в быту, условия для более нормального воспитания детей будут улучшаться и в подобном самоограничении надобность отпадает. Аборты за редким исключением совершенно недопустимы. И мы также не видим никакой существенной разницы между абортом и уничтожением новорожденных, которые столь часто ещё практикуется в глухой и некультурной нашей деревне. Очевидно, что в этом в значительной степени повинен мужчина, как повинен мужчина часто и в неустроении своего семейного быта.

Конечно, элементы омещанивания часто приходят вместе с женщиной. Пример с Ниночкой не единичен. Но не это является единственной причиной разложения. Всё дело в степени личной идеологической устойчивости коммуниста (комсомольца), в силе его воли, в уменье тонко и чутко подойти к женщине и заинтересовать её не тряпками, а более значительными интересами.

В. Млечин






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте