Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Синергетика творчества

Интересный материал о природе творчества.

Источник: И.А. Евин. "Искусство и синергетика". Вообще, вся книга очень интересная.

Аннотация: В этой книге рассматривается взаимосвязь структуры художественных произведений с законами функционирования мозга с точки зрения современных методов теории самоорганизации (синергетики). Такой подход позволяет не только в новом ракурсе увидеть и объяснить хорошо известные факты и закономерности, но и сформировать принципиально новые направления в изучении как искусства, так и свойств высшей нервной деятельности.


Творчество и критические состояния

Там, где природа перестает творить,

за дело берется человек.  Он творит бесконечное

разнообразие видов,  изучая природу

и используя ее дары.
Леонардо да Винчи

Природой творчества является творчество природы.
Б.М.Рунин

Один из основных принципов синергетического мировоззрения гласит, что все новое в природе возникает в процессе развития неустойчивых состояний. Это утверждение справедливо как для неживой, так и для живой природы. Более того, есть все основания утверждать, что живая природа постоянно находится в неустойчивом состоянии, на границе хаоса и порядка, и именно это её принципиальное свойство позволяет ей адаптироваться к изменяющимся внешним условиям — свойство, которое отсутствует в неживой природе именно вследствие того, что неживая материя может находиться и в состоянии устойчивого равновесия.

Творческая деятельность человека, т. е. его способность создавать новое, также происходит только тогда, когда его мозг находится в неустойчивом, критическом состоянии.

Одним из первых мысль о сходстве процессов возникновения новых форм живых существ ("творчество природы") с творческой деятельностью мозга высказал К. А. Тимирязев. Общность этих двух процессов проявляется прежде всего в большом сходстве свойств развития неживой и живой природы с закономерностями творчества человека.

В деятельности мозга можно выделить три уровня работы с информацией.

Сознание — функциональные структуры в речевых зонах больших полушарий (главным образом в левом), способные управлять и контролировать имеющуюся в памяти информацию. Для объяснения сознания необходимо дать четкое естественно-научное определение этого феномена. Остановимся на предложенном П. В. Симоновым определении — сознание как знание, которое может быть передано (сообщено) человеком другим членам сообщества, в том числе другим поколениям с помощью слов, математических формул, произведений искусства и т.д. Эта информация в любой момент может быть использована самим человеком, перенесена на другие носители и т. п.

"Сознание есть знание вместе с кем-то (сравни с со-чувствием, со-переживанием, со-трудничеством)" [Симонов П. В. Лекции о работе мозга. М.: Наука, 2001. C.66].

Способность передавать свои знания означает, что человек способен отделять себя не только от других людей, но и от окружающего их мира, знания о котором он также может передать. Появляется возможность диалога не только с другими, благодаря чему человек может смотреться как в зеркало в другого человека, но и мысленный диалог человека с самим собой, т.е. ведет к появлению самосознания.

Феномен сознания и связанные с ним явления (язык, искусство, наука) есть следствие того, что мозг каждого члена общества находится в критическом состоянии и имеет связь с мозгом хотя бы еще одного члена общества, как бы образуя одну общую нейронную сеть. Таким образом, сознание, как качественный феномен, есть кооперативное, критическое явление.

В самом деле, если две нейронные сети (два мозга) находятся в критическом состоянии и связаны между собой, то благодаря фундаментальному свойству критических флуктуаций распространяться на дальние расстояния (явление скейлинга), эти две сети можно рассматривать как одну сеть, находящуюся в критическом состоянии, причём изменения в одной части сети сказываются на свойствах в другой, даже наиболее удаленной части. Следовательно, появляется возможность обмена информацией даже между наиболее удаленными областями. А это и есть основное свойство сознания.

При этом необходимо обеспечить связь между этими двумя нейронными сетями, чтобы была физическая возможность распространения критических флуктуаций. Такую связь обеспечивают голосовые и слуховые органы человека, а сам язык представляет собой запомненный случайный выбор ассоциативных связей, аналогичных ассоциативным связям, возникающим при условном рефлексе, о чем подробнее мы поговорим чуть ниже.

Можно показать, что обмен информации I(B1, B2) между двумя нейронными сетями B1 и B2 достигает максимально возможного значения, когда каждая из них находится в критическом состоянии.

В феномене сознания отдельно выделяют сверхсознание — творческую интуицию, или вдохновение. Мозг в этом случае находится в надкритическом состоянии, которое можно наблюдать и в физических системах при определенных условиях. Например, если к куче песка, находящейся в критическом состоянии, аккуратно добавлять по одной песчинке, то можно достичь надкритичекого состояния, когда угол наклона этой кучи песка будет превышать критический угол наклона.

В этом случае сигнал извне вызывает взрывоподобный эффект цепных реакций и соединяет вход нейронной сети буквально со всей информацией, хранящейся в мозге.

Благодаря тому, что сверхсознание не контролируется сознанием, возникают явления подражания в поэзии, заимствования в музыке, переформулировка результатов в научной деятельности. Сознание осуществляет окончательный отбор вновь созданной информации.

В. П. Эфроимсон в монографии "Гениальность и генетика" предложил некоторые механизмы поддержания мозга в надкритическом состоянии. Это, например, повышенное содержание в организме мочевой кислоты, структура которой аналогична структуре кофеина и теобромина — хорошо известным стимуляторам умственной активности. Такое повышенное содержание мочевой кислоты примерно в полтора раза против нормы наблюдается у больных подагрой. Мозг ребёнка, несомненно, также находится в надкритическом состоянии и этим объясняется повышенная творческая активность детей по сравнению со взрослыми.

Подсознание — это набор программ поведения, заученных в процессе развития, успевших освоиться и автоматизироваться, ставших навыками. Исследования показывают, что при восприятии повторяющихся процессов вовлечено значительно меньше нейронов, чем при восприятии новизны, что указывает на то, что в физическом смысле подсознанию отвечает докритическое состояние мозга, когда отсутствуют дальние корреляции.

В самом деле, в этом случае для входящего извне сигнала доступ имеется только к локальной части мозга, подобно тому, как песчинка, падающая на кучу песка в докритическом состоянии, может вызвать лишь небольшую лавину в ограниченной области места падения. Именно поэтому информация, хранящаяся в мозге в этом докритическом состоянии (подсознании), не доступна для передачи другим. Такая форма психической деятельности сознанием также не контролируется, и благодаря этому мозг защищён от излишних нагрузок.

Таким образом, при наличии связи между нейронными сетями, находящимися в критическом состоянии, благодаря явлению скейлинга, появляется возможность передавать информацию из любой части такой нейронных сетей в любую другую её часть.

Чтобы реализовать эту возможность, необходим механизм связи между нейронными сетями. Таким механизмом является прежде всего естественный язык. Данные нейрофизиологии подтверждают неразрывную связь сознания и речевых структур головного мозга. Так, восстановление сознания у больных с тяжелыми формами поражения мозга совпадает по времени с восстановлением связей между моторно-речевыми зонами левого полушария.

Рассмотрим подробнее, как язык обеспечивает такую связь.

Механизм передачи информации с помощью слов аналогичен рассмотренному выше механизму условного рефлекса, где слово играет роль условного раздражителя (звонка, вспышки света и т.п.). С этим словом связывается определенный зрительный образ или определённый двигательный паттерн. Условный рефлекс у животных и человека создается на базе безусловных рефлексов, имеющих устойчивую врождённую нейрофизиологическую структуру. У человека, благодаря тому, что его нейронные структуры находятся вблизи критического состояния, появляется возможность создавать такие полимодальные структуры не только с безусловными рефлексами, но и с любыми хранящимися в его памяти зрительными образами и двигательными паттернами.

Каждое распознавание слова слушающим есть восстановление сложного полимодального образа по его фрагменту, т. е. представляет собой неравновесный фазовый переход, проходящий через критическую точку. Это и есть работа сознания.

Творческой деятельности человека присущи все качественные свойства неравновесных критических состояний. Рассмотрим некоторые из них.

Резкие скачкообразные переходы, свойственные параметру порядка в процессах самоорганизация, имеют место и в творческом процессе. Именно с таким скачком в творческом, продуктивном мышлении соотносят в психологии творчества озарение, скачок мысли, инсайт. в результате которого рождаются качественно новые идеи. Для шаблонного, репродуктивного мышления свойственно стремление свести задачу к уже известным случаям, воспользоваться уже готовыми способами.

Г. Хакеном и Д. С. Чернавским показано, что процесс распознавания образов обладает многими свойствами мышления. Научное творчество в значительной мере можно рассматривать как отнесение незнакомого объекта к одному из известных образов из набора образов, хранящихся в памяти. Например, в этой книге мы пытаемся соотнести качественные феномены высшей нервной деятельности (условный рефлекс, сознание и т.д.) к известному нам классу синергетических явлений: критическому состоянию, фазовому переходу, критическому замедлению, скейлингу и т.д. Таким образом, научное мышление, да и многие другие виды мыслительной деятельности, можно описать как процесс распознавания образов.

Продуктом художественного творчества является принципиально неоднозначный, полимодальный образ. Художественное творчество можно описать как процесс формообразования.

Бифуркации, ведущие к дивергенции. С нелинейными свойствами моделей развития связан еще один вид поведения в критических точках — ветвление решений, когда в точке бифуркации нарушается единственность решения.

В биологии развития в таких случаях говорят о дивергентности, которая ведёт к увеличению разнообразия видов. Это свойство является важным фактором адаптации живых организмов к изменяющимся условиям внешней среды.

В психологии мышления и творчества есть понятие дивергентности мышления, означающее свойство мышления расходиться в разных направлениях. Американский психолог Гилфорд считает это свойство наиболее важным в творческой деятельности. В самом деле, творчество означает создание качественно нового, а в результате ветвления решений дифференциальных уравнений как раз появляются качественно новые свойства в поведении соответствующих систем.

Отбор и конвергенция. После прохождения стадии дивергенции в развивающихся системах наступает процесс отбора, в ходе которого уменьшается разнообразие ранее возникших форм, растет упорядоченность в системах, уменьшается стохастичность. В настоящее время построено достаточно много математических моделей, описывающих конвергенцию в живой природе.

В научном творчестве тоже рано или поздно наступает этап, когда необходимо вписать предложенные модели и идеи в существующую систему знаний, отобрать окончательный, наиболее правильный вариант. Предложены даже математические модели конкуренции различных теорий в науке, похожие на модели конкуренции видов в биологических системах.

Конвергенция имеет место и в художественном творчестве. В процессе работы над художественным произведением автор пробует различные варианты и, в конце концов, оставляет один, с его точки зрения наиболее удачный.

Информация и творческий процесс.


...Искусство расширяет пространство непредсказуемого —
пространство информации...

Ю.М.Лотман

Анализ роли информации в творческом процессе имеет два взаимосвязанных аспекта: проблему возникновения и проблему использования информации в творческой деятельности. Но прежде чем обсуждать эти проблемы, целесообразно остановиться на роли информации в биологическом развитии.

Для биологии этот вопрос является одним из центральных. Он важен для понимания двух основных процессов в биологии: онтогенеза — индивидуального развития организма из оплодотворенной яйцеклетки во взрослую особь, и филогенеза — эволюционного развития организмов от низших форм к высшим.

В целом онтогенез так похож на филогенез, что одно время утверждалось, что онтогенез есть краткое, сжатое повторение филогенеза (принцип Геккеля). Но между этими процессами есть существенные различия, и главное из этих различий заключается как раз в вопросе возникновения информации.

Возникновение и накопление информации требует выполнения по крайней мере двух условий:

1. Условие выбора. Чтобы был возможен выбор, необходимо наличие множества устойчивых стационарных состояний, в которые может переходить развивающаяся система.

2. Условие памяти. Возникающая в результате случайного выбора информация должна запоминаться.

Качественная теория динамических систем позволяет чётко сформулировать различие между понятием отбора и выбора. Если есть несколько стационарных состояний, то мы имеем дело с выбором. Если устойчивое состояние только одно, можно говорить лишь об отборе. Информация возникает только в результате запоминания случайного выбора. При отборе происходит лишь реализация априорно заложенной информации, а новой информации не возникает. Следовательно, информация может возникать только в нелинейных системах, где есть точки бифуркации и ветвление решений, в которых и происходит случайный выбор.

В процессе индивидуального развития, т. е. при онтогенезе, случайные события никакой существенной роли не играют. В самом деле, если бы это было не так, было бы крайне маловероятно, что взрослые однояйцевые близнецы окажутся похожими. Но поскольку абсолютно одинаковые близнецы встречаются, это означает, что онтогенез есть полностью динамический процесс и, следовательно, новой информации в ходе его не возникает, а лишь реализуется имеющаяся генетическая информация.

Напротив, в ходе филогенеза постоянно встречаются ситуации, когда результат заранее не предопределен и путь, по которому пойдет эволюция, зависит от случайного выбора. Этот случайный выбор запоминается в генетической программе и затем реализуется в онтогенезе.

Обратимся теперь к проблеме использования информации в творческом процессе. Сущность этой проблемы может быть понятна на основе термодинамического подхода. Как известно, в термодинамике энтропия выражает степень неопределенности, степень отсутствия информации о состоянии микроскопической системы. Информация же, наоборот, характеризует степень нашего знания о системе. Приток информации в систему ведет к уменьшению её неопределенности, т.е. уменьшает ее энтропию, увеличивает упорядоченность.

В развивающихся системах живой природы (как в биологических, так и социальных) приток информации сокращает число вариантов выбора, сокращает поиск в процессе достижения необходимого стабилизированного состояния в данной среде. Так, в биологических системах приток информации происходит в процессе полового скрещивания, и это существенно ускоряет темп биологической эволюции по сравнению с эволюцией в неживой природе, сокращает время приспособления организмов к изменяющимся условиям внешней среды. Отметим, что для сокращения выбора годится не любая, а строго определенная (ценная) информация. Для фильтрации необходимой информации в природе созданы специальные механизмы. Так, в скрещивании могут участвовать партнеры определенного вида, иначе рецепция информации становится невозможной. Проблема содержания (качества, смысла, ценности) информации в настоящее время одна из центральных в синергетике, и к ней мы вернемся чуть позже.

Наиболее эффективен отбор и использование информации в социальной системе, где используется информация не только по вертикали (от родителей к детям, как в биологических системах), но и главным образом по горизонтали — как передача опыта, знаний, умений и т.д. Как мы убедились, в этом и заключается феномен сознания. За счет этого резко сокращается время выбора оптимального варианта, и этим же можно объяснить существенно большую скорость социальной эволюции но сравнению с биологической.

Обсудим теперь проблему возникновения информации в творческом процессе. В художественном творчестве доля случайного выбора, несомненно, очень велика. Конечный результат творческого процесса в искусстве в очень большой степени определяется личностью автора, его прошлым опытом, его окружением и т.д. Поэтому, чтобы в полной мере понять творчество писателя, композитора, художника, нужно знать его биографию, знать эпоху, в которой он творил. Вот почему нам интересны любые новые факты, связанные с жизнью Пушкина, с людьми, его окружавшими. Таким образом, в результате художественного творчества происходит возникновение новой информации, и в этом оно аналогично филогенезу.

В научном творчестве любой правильный конечный результат не зависит от каких-либо субъективных, индивидуальных или случайных факторов. Конечно, и в научном творчестве есть свобода в выборе проблем и методов исследования, сам ход творческого процесса в большой степени определяется личностью ученого, но результат всегда заранее предопределен, поскольку он отражает объективные природные процессы. Ученый выявляет содержащуюся в природе информацию, но новой информации не создает, и в этом смысле научное творчество аналогично онтогенезу. Однако уже в техническом творчестве, в деятельности конструкторов и всех разработчиков новой техники происходит создание новой информации, поскольку любая техническая конструкция неизбежно несет в себе, в явном или неявном виде, черты личности её создателя.

В процессах выбора новое часто возникает как не существовавшее ранее сочетание старого, и чтобы сохранить это старое, как материал для создания нового, необходима память. В биологическом развитии структурами, в которых запоминается случайный выбор, являются молекулы ДНК.

В изучении процессов рецепции информации целесообразно ввести понятие сложности, уровня развития информации. Ясно, что сообщение о результатах теории относительности более сложно, находится на более высоком уровне развития, чем сообщение о поведении тел на наклонной плоскости. Научная теория — это некоторая логическая конструкция, элементами которой являются понятия, связанные между собой. Чем сложнее теория, чем более развита взаимосвязь ее понятий, тем больше требуется количества информации для полного описания этой теории. А.Н. Колмогоров предложил длину такого сообщения принять за меру сложности системы.

Понятие ценности информации часто иллюстрируется таким примером: ценность учебника высшей математики равна нулю для первоклассника (он его не способен усвоить), имеет максимальную ценность для студентов первых курсов и снова равно нулю для академика-математика (он для него тривиален).

Здесь следует помнить, что сравнивать ценности информации имеет смысл только для одной цели. Ясно, что ценность учебника высшей математики для студента театрального вуза также равна нулю, хотя этот студент в принципе способен усвоить такую информацию. Для академика содержащаяся в учебнике информация может иметь ценность в его педагогической деятельности. Восприятие сложной информации возможно только при адекватном уровне развития тезауруса (базы знаний).

Произведение искусства также представляет собой некоторую конструкцию, в которой взаимосвязанными элементами являются слова, звуки, различные материалы и т.д. Информация, относящаяся к этой конструкции, имеет некоторый уровень сложности, но эта сложность уступает, как правило, сложности научной информации. Художественная информации намного доступнее, чем научная информация, поскольку художественная информация адресована к психическим структурам, возникшим в эволюции значительно раньше тех структур, которые осуществляют логическую деятельность.

Тем не менее есть основания полагать, что обработка информации на начальной фазе научного творчества имеет образный характер. Вот что пишет А. Эйнштейн о своем творческом процессе:

"Слова и язык, по-видимому, не играют никакой роли в моем механизме мышления. Физические сущности, которые в действительности, видимо, служат элементами мышления, — это определенные знаки или менее ясные образы, которые могут "произвольно" воспроизводиться и комбинироваться... такая комбинационная игра является, возможно, существенным признаком продуктивного мышления, когда ещё нет никакой связи с логической конструкцией из слов или каких-то знаков, предназначенных для сообщения другим людям. В моем случае указанные элементы принадлежат к зрительному и отчасти даже мускульному типу. Обычные слова приходится с трудом подбирать лишь на второй стадии, когда упомянутая игра уже достаточно упрочена и может воспроизводиться по желанию".

Конечно, такого рода самонаблюдения даже выдающихся деятелей науки и культуры не следует использовать в качестве решающих аргументов в пользу той или иной модели творчества, учитывая, что значительная его часть неосознаваема. Но представление о логически конструктурированной, образной и вербально-логической фазах творчества, физическая природа которых совершенно различна, несомненно заслуживает внимания.

Вербальная интерпретация образного результата творческой деятельности часто неполна, неоднозначна, менее информативна. Если в науке всегда стремятся предельно точно и однозначно вербализовать модели реального мира, которые по своей природе есть сложные образы, то в искусстве далеко не всегда стремятся даже к самой вербализации художественных образов. Как правило, такие образы есть конечный результат художественного творчества. Даже в литературе писатель и поэт стремятся выразить свои неясные и смутные чувства посредством создания ярких, необычных художественных образов.

Г. Хакеном сделана попытка объединить информацию с теорией динамических систем. Информационное сообщение рассматривается в этом подходе как один из способов перевода динамической системы из одного аттрактора в другой. Параметр порядка играет роль информатора о состоянии сложной системы, поскольку благодаря появлению этой макроскопической переменной происходит гигантская компрессия информации; отпадает необходимость описывать состояние каждого элемента самоорганизующейся сложной системы.

Справедливость утверждения Г. Хакена, что параметр порядка является наиболее информативным элементов сложной самоорганизующейся системы, наглядно можно проиллюстрировать на примере художественных произведений. Во многих таких произведениях параметрами порядка служат наиболее неправдоподобные, неожиданные события. Но именно такие события, согласно классическому определению информации, наиболее информативны, поскольку вероятность их осуществления близка к нулю. Не случайно, что названия и обозначения таких событий часто выносятся в заглавия художественных произведений.

Для синергетики искусства проблема оценки количества и качества информации в художественном произведении является принципиально важной, поскольку есть основания полагать, что количественные критерии относительной степени самоорганизации художественных произведений имеют информационную природу.

Первую попытку оценить количество информации, содержащейся в тексте (научном, художественном и деловом) предпринял основатель теории информации Клод Шеннон в 1945 году. Впоследствии были разработаны эффективные алгоритмы для компьютеров, позволяющие оценивать плотность информации любого, даже небольшого по объему текста. Ниже приводится таблица, в которой приведены результаты, полученные П. Грасбергером (P. Grassberger).
 

ТекстПлотность информации
Fortran 771,91
Пять статей из International Herald Tribune "Годы" В. Вулф2,35
"Двигатели на природном топливе" из Los Alamos Science Magazine1,58
"Пары" Дж. Апдайка2,46
Три поэмы Р. Фроста2,35
"Седьмая Салли" С.Лема2,34


Эти предварительные исследования показывают, что научный текст имеет наименьшую информационную плотность, а информационная плотность художественного текста (исследовались художественная проза и поэзия) оказалась выше как научных текстов, так и газетных сообщений.

П. Лочер (Paul Locher) предложил для измерения информационной насыщенности произведений живописи использовать Information Rate Scale (IRS), содержащий шестнадцать семантических шкал, таких, например, как "простой — сложный", "известный — новый", "симметричный — асимметричный" и т.д. Исследования показали, что результаты оценки рейтинга информационной насыщенности произведений живописи практически не зависят от квалификации экспертов и поэтому могут считаться объективными. Предварительные исследования показали, что абстрактная живопись имеет несколько более высокий рейтинг информационной насыщенности, чем реалистическая живопись. Этот результат, возможно, указывает на то, что появление абстрактной живописи с присущей ей необычностью, непредсказуемостью и неоднозначной интерпретацией есть частное проявление общего принципа эволюции искусства, состоящего в том, что в процессе этой эволюции происходит рост информационной насыщенности (информационной плотности) художественных произведений.

Существует несколько приемов в искусстве, применение которых ведет к росту степени самоорганизации художественных произведений, к росту информационной плотности. Это введение в структуру произведений аттракционов и спецэффектов, введение комических ситуаций (юмор и остроумие), переходы от одномодальных к полимодальным, неоднозначным состояниям. Разработка проблемы оценки уровня самоорганизации художественных произведений, сложности, информационной плотности еще только начинается, и к настоящему времени отсутствуют универсальные методики оценки.

 

Развитие творческого потенциала личности

и художественная культура.

 

Выше было показано, что искусство, как и мозг, функционирует в неустойчивом, критическом состоянии, что дает нам основание сформулировать следующую гипотезу: назначение искусства заключается в том, чтобы поддерживать мозг человека в критическом состоянии, создавая таким образом условия к творческой деятельности.

В настоящее время существуют достаточно убедительные экспериментальные доказательства влияния искусства на интеллектуально- познавательное и творческое развитие личности. В ряде школ Литвы в 1970 годы был проведен эксперимент; за счет сокращения уроков по некоторым предметам, в том числе и по математике, было увеличено число часов на преподавание изобразительного искусства. Очень скоро учащиеся экспериментальных классов стали обгонять своих сверстников как по уровню успеваемости, в частности и по математике, так и по общему уровню интеллектуального развития.

В исследованиях, проведенных в Москве, было показано, что школьники, увлекающиеся искусством, значительно успешнее многих остальных своих сверстников справляются с решением тех математических задач, которые требуют знаний и логики, но не сообразительности. Задачи же на сообразительность лучше решали те школьники с хорошо выраженными математическими способностями, кто постоянно приобщен к искусству. Аналогичные закономерности были зафиксированы и другими исследователями.

Эти факторы влияния искусства на интеллектуально-творческое развитие личности лежат в основе многих зарубежных теорий художественного воспитания. Именно через общение с искусством авторы этих теорий видят наиболее эффективный путь развития способностей к творчеству.

Само по себе установление факта воздействия искусства на формирование творческого потенциала личности не является неожиданным. Еще Л. С. Выготский рассматривал произведения искусства как своеобразные орудия труда, орудия управляющего воздействия на психику, с помощью которых человек может существенно эффективнее овладевать собственными психическими процессами и направлять их развитие в нужное русло. Взаимодействие с искусством позволяет человеку в определенной степени развить творческие способности и, возможно, этим можно объяснить резко возросшее приобщение людей к искусству в эпоху научно-технической революции, когда к уровню развития творческой активности и других качеств личности предъявляются особенно высокие требования.

Наиболее важной чертой творческой деятельности, несомненно, следует считать способность к оригинальному, нешаблонному, раскованному мышлению, к преодолению сложившихся стереотипов и канонов. Подлинно творческое мышление смело идет на разрушение сложившихся представлений, и оно часто парадоксально, поскольку не следует из логических умозаключений.

Может ли искусство способствовать формированию такого нешаблонного мышления? Ранее нами было показано, что необычное, невероятное, парадоксальное есть неотъемлемая часть многих художественных произведений. Можно предположить, что постоянные контакты с этим парадоксальным способствуют снижению психологического барьера для принятия нестандартного, подлинно творческого решения, способствуют раскрепощению творческой фантазии. Видимо, искусство делает динамический стереотип более гибким и податливым, размытым и неоформленным. В самом деле, процессу его формирования, подчиняющегося объективным законам природы и типичным закономерностям в обществе, будут препятствовать постоянные контакты с искусством, в котором многое как раз противоречит этим законам.

Используя понятия синергетики, этот процесс можно описать следующим образом. Динамический стереотип представляет собой диссипативную структуру, сформировавшуюся под действием информационных потоков, несущих устойчивые, типичные закономерности внешнего мира. Чем устойчивее и типичнее поступающая информация, тем глубже потенциальные ямы в энергетическом спектре системы.

Информация, несущая необычные события, размывает и измельчает потенциальные ямы, повышает вероятность ассоциативного перехода из одного состояния в другое. Иными словами, воздействие парадоксальной информации ведет к стохастизации диссипативных структур мозга и, таким образом, раскрепощает мыслительную деятельность.

Известные с глубокой древности психотехнические приемы активизации творческих процессов при воспитании детей были основаны как раз на использовании парадоксальных высказываний. Речь идет о песенках-небывальщинах в русском фольклоре, английских и шотландских песнях и стихах, парадоксальных пословицах и поговорках, апориях и софизмах, а также японских и китайских коанах — особых парадоксальных высказываниях типа: "Мы знаем как звучит хлопок двух ладоней, но как звучит хлопок одной ладони?" и т.д. Активное исполь- зование психотренинговых упражнений с подобными парадоксальными высказываниями растормаживают психику ребенка, снижают психологический барьер. Заслуживает внимания идея создания компьютерных видеоигр, активно использующих такие парадоксальные построения, которые можно использовать в качестве специального тренажера творческой активности.

Некоторые из видов необычного в художественных произведениях служат для утверждения авторитета тех "внелогичных элементов", о значении которых для познавательной деятельности подчеркивает Е.Л. Фейнберг. Проделанный им анализ многочисленных произведений убедительно показал широкое распространение в искусстве поступков и ситуаций, правильность которых невозможно обосновать логически. Их правота обосновывается чисто художественными средствами.

Многие научные открытия и технические изобретения возникают не из логических рассуждений, а благодаря внезапному озарению, непосредственному, не обоснованному логически, усмотрению истины. Одни из таких интуитивных суждений впоследствии могут быть доказаны тем или иным способом, другие являются принципиально недоказуемыми. Главное то, что в познавательной деятельности, наряду с логическими рассуждениями, необходимо умение отойти от логического рассмотрения, и, по мнению Е.Л. Фейнберга, восприятие авторитета внелогического в искусстве способно стимулировать формирование интуитивной компоненты в познавательной деятельности. Об этом же пишет П. В. Симонов, утверждая, что воспринимая произведение искусства, человек тренирует свое сверхсознание.

Подлинное искусство воздействует на человека на уровне предстаапений, не закованных логикой, рациональностью, опытом По существу, происходит приобщение к миру алогическому, фантастическому. Это уровень раннего фольклорного, мифологического, пралогического мышления. Выходу на такой уровень мышления способствует приобщение к ранним формам сознания человека, когда господствовал тотемизм, утверждавший единство человека и животного, звериный эпос и его поздняя форма — басня. Искусство мультипликации (например, многие классические диснеевские фильмы) имеет дело главным образом именно с пралогической формой мышления.

Утвердившийся в настоящее время в искусстве взгляд на правомерность существования принципиально различных изобразительных средств, отсутствие универсальных канонов, всякий отход от которых рассматривался бы как отклонение от "идеала", принципиально целостный, синтетический характер искусства, в котором мир изображается во всем многообразии его проявлений — эти свойства искусства, видимо, могут формировать такие свойства творческого мышления, как способность развиваться во многих направлениях (дивергентность), а также умение видеть в проблеме возможно большее число сторон и связей (беглость мышления).

Некоторые исследователи психологии творчества связывают с творческим мышлением умение чувствовать стройность организации идей, способность ощущать красоту научных теорий. Это качество должно быть генетически связано с чувством гармонии и красоты, которое также во многом формируется искусством.

Искусство, несомненно, оказало большое влияние на развитие человеческой цивилизации, формируя качества личности, необходимые для общественного развития, например, способность находить решения, казалось бы, невыполнимых задач. Такие задачи постоянно встречались раньше и встречаются сейчас в практической деятельности людей.

Когда-то перед человеком возникла необходимость охотиться на крупных животных, физически гораздо более сильных, чем сам человек. Эта задача была беспрецедентной для живой природы, и её решение потребовало большой изобретательности, нешаблонного, подлинно творческого мышления. Наскальные изображения сцен охоты приучали человека к мысли о возможности успеха в такой борьбе, воспитывали в нем чувство уверенности в своих силах, решительность и смелость, формировали чувства радости, торжества и красоты от такой победы.

Но было бы неправильно утверждать, что социальное назначение искусства состоит исключительно в формировании творческого потенциала личности, способствует общественному развитию. Искусство, как и наука, может быть использовано и для блага, и для зла. Искусство есть и у народов, где социальное развитие давно прекратилось, и оно в та- ких случаях выполняет диаметрально противоположную функцию — способствует сохранению имеющейся социальной структуры, данной общественной системы, как это имело место до недавнего времени во многих странах исламского Востока.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте