Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Отсекая веру

Любой исследователь реальности при формировании собственной персональной мировоззренческой системы рано или поздно сталкивается с понятием веры. Вопрос веры ему придётся решать, и от того, как он его решит, зависит очень многое. Я думаю, что от этого зависит вообще дальнейшее продвижение в Неизвестность.

Многие доходят до некоего рубежа, когда уже нет сил ползти дальше, когда уже устал и «через не могу» перестаёт работать. Тогда и налетают различные «соблазны»: религии, церкви, секты, гуру, учителя – все те, кто предлагает этакие «тёплые местечки», где можно отдохнуть, расслабиться. Ведь ты так устал и, думая, «а почему бы и нет», принимаешь их предложение. А потом наступает момент, когда ты сам себе задаёшь вопрос: а зачем двигаться дальше? Тебе ведь и тут хорошо! Ты оглядываешься и понимаешь – вроде вот оно, всё приготовлено, постель застелена, можно прилечь, посмотреть представление. Далее ты начинаешь врать самому себе: всё это – именно то, к чему ты полз, наконец-то цель достигнута, смыслы определены, идея найдена. Но у тебя нет самого главного – понимания того, что все эти «цели», «смыслы» и «идеи» не твои, а ты просто обменял их на свою свободу, возможность познавать и творить, принял их, не заметив даже, что они сильно выцвели, истлели и потрёпаны от использования теми, кто был здесь до тебя...

* * *

Все религии показывают нам единственно правильный подход (с их точки зрения) к пониманию предлагаемых ими мировоззренческих концепций: надо верить и чем сильнее вера, тем надёжнее будет результат. И в новомодных учениях тоже в обязательном порядке есть вера, что воплощено в таких вот картинках:

Увижу – поверю. Поверишь – Увидишь!

Значит, надо «поверить», и лишь потом мы «увидим»? А что увидим-то? Неужто пресловутую «истину»? А, ну да, конечно-конечно... Но оставим все эти россказни для неофитов, пусть верят, если хотят.

Мы же пойдём другим путём и посмотрим, а можно ли при выборе инструментария для создания своего мировоззрения, вообще отказаться от веры, не использовать это понятие и скрывающийся за ним призрачный смысл и при необходимости можно ли заменить «веру» на более прогрессивные идеи.

Вот меня, например, всегда раздражала концепция «веры» как в религиозном, так и в мировоззренческом смысле. Более того, я вообще с трудом понимаю, что вообще такое «вера». Как и каким органом надо верить? И вопросы о вере в то или в это всегда ставили меня в тупик. Вот и предлагаю с этого и начать, т.е. попытаться понять, а что это вообще такое и обратиться к классическому (академическому) определению. Возьмём философский словарь [1] и посмотрим, что там:

ВЕРА – в некоторых религиозных системах центральная мировоззренческая позиция и одновременно психологическая установка, включающая, во-первых, принятие определённых утверждений (догматов), например о бытии и природе божества, о том, что есть благо и зло для человека и т. п., и решимость придерживаться этих догматов вопреки всем сомнениям (оцениваемым как «искушения»); во-вторых, личное доверие к богу как устроителю жизни верующего, его руководителю, помощнику и спасителю во всех конкретных ситуациях, посылающему страдания и предъявляющему трудные требования для блага самого верующего; в-третьих, личную верность богу, на «служение» которому верующий отдаёт себя (во всех языках, с которыми изначально связано становление теистических религий. «Вера» и «верность», а также верующий» и «верный» обозначаются соответственно тем же словом).

Отметим основные моменты в определении: принятие утверждений, соблюдение неких догматов, доверие и верность богу. Кстати, вы ведь обратили внимание на одну важную особенность этого определения? В определении полностью отсутствует личность (верующего)! Конечно, ведь человечек – это тварь дрожащая, которой уготовлено пресмыкаться здесь, на Земле, и безропотно потреблять что дают, не думать, а верить в то, что нелепо, надеясь на «счастье» после смерти. Дело не только в определении, но и в том, что мы видим в окружающей нас социально-политической жизни. И я уж не буду апеллировать к классическим антиутопиям, в которых красной нитью проложена мысль о том, что если позволить каждому человечку (он же «прол» у Оруэлла, «нумер» у Замятина, «электоральная единица» в современной реальности) начать думать и принимать решения самостоятельно, то как тогда всеми ими управлять и заставлять делать что нужно?

В самой идее (религиозной) «веры» полностью отсутствует личность, т.к. отсутствует обратная связь – человек не может повлиять на уже сформированный (не им) объект веры, а обязан просто его принять, нравится ему это или нет. И даже верить он должен строго определённым образом – все каноны уже описаны! Отставить самодеятельность! Разговорчики в раю!

Наиболее интересный пересмотр идей (религиозной) веры происходил в России в самом начале XX века, когда в среде интеллигенции зародились идеи «богоискательства» и «богостроительства». Базой для этих идей являлся постулат, что вера – это неотъемлемая часть личности (и особенно у русских), а в связи с переменами в обществе старое понятие веры необходимо было пересмотреть. Богоискатели предлагали перестроить формы гражданского быта и человеческого существования на основе обновлённого христианства, выступали с критикой официального православия, развивали учение о «новом религиозном сознании», устремлённом к установлению «царства божия на земле».

Богостроители предлагали гораздо более интересную концепцию: они трактовали созидательную деятельность человечества как религиозную и основывали свои идеи на собственном понимании учения Маркса, в котором стремились найти ключ для разрешения не регулируемых наукой личностных проблем (страх смерти, одиночества и т. п.) без апелляции к стоящей над человеком силе. Богостроительство исходило из того, что в основе всякой идеологии лежит мироощущение, объединяющее людей в их эмоциональном отношении к «святыне», которой не обязательно должен быть бог.

Развития эти идеи не получили, т.к. сам В.И. Ленин был категорически против любого проявления «веры» – и явного (религиозного), и завуалированного.

А.А.Богданов, разделявший идеи богостроительства, так писал о вере:

Вера – распространенная на стихийной стадии социогенеза форма идеологического рабства, которая в первоначальном и простейшем виде представляет собой «абсолютное доверие к авторитету, господствующему над волею и мыслью человека», т.е. такое доверие, которое «основано на подчинении, на устранении собственной мысли и критики, на отказе от исследования, на подавлении всяких возможных сомнений, на акте воли, направленном к познавательной пассивности». Если «теоретическое убеждение говорит: на основании таких фактов и доказательств я думаю так-то», то «вера говорит: мне не важны ни факты, ни доказательства, – я чувствую, что это так. Твердая, т.е. «действительно настоящая вера не нуждается в теоретических подпорках: её основа – непреклонная, верная себе воля». Если вера начинает искать аргументы, «то очевидно, что воля уже не так тверда, что вера уже пошатнулась. Живая вера не ищет доказательств, она даже не хочет их, как лишнего, бесполезного балласта».[2]

Не буду лишний раз напоминать о воплощении религиозной веры в виде очередного репрессивного государственного органа – Церкви, и её «проделках» на протяжении истории. Так что, тащить в будущее такой древний «атавизм» как вера, совершенно никакого резона нет...

* * *

Не секрет, что альтернативой веры являются знания. Вот, скажем, на Руси было принято ведать, а не верить (что бы там представители ООО «РПЦ» не говорили). А это уже гораздо ближе к тому, что нужно! Ведь вера противоположна (даже антагонистична) знанию! В самом деле, а зачем пастве знания? Пастве нужна именно вера, а знания – это прерогатива элиты. Более того, паства по сути своей предрасположена вере, образуя управляемую извне биомассу.

Знания (научные) формируют т.н. «научную картину мира» – целостную систему представлений об общих свойствах и закономерностях природы, возникающую в результате обобщения и синтеза основных естественнонаучных понятий и принципов. В современном естественнонаучном познании главенствующее положение занимает физическая картина мира [1].

Со знаниями, научным мировоззрением и научным подходом,  в принципе понятно без лишних объяснений, поэтому останавливаться на этом не буду, но, тем не менее, отмечу забавный факт: сейчас активно навязывается определённая точка зрения, что «высшее образование не нужно», «зачем тебе лишняя корочка, ты и так умный» и «деньги можно заработать и без высшего образования», проводятся некие «модернизации» образования и очень настырно в «храмы науки» пролезают попы со своим уставом. Причина этого, я думаю, понятна из вышесказанного про паству и элитарность настоящего знания и способностей к восприятию оного.

Научная парадигма – прекрасная альтернатива «вере», но достаточная ли?

Нет, не достаточная. Ведь научная парадигма, как и религиозная, не зависит от личности. Она просто «навязывает» некие правила и условности «сверху» и человек, если хочет, может им следовать и придерживаться догматов. Научная сфера ведь тоже догматична. Другое дело, что выкладки научного мировоззрения логически обоснованы, доказаны математически и проверены экспериментально. Логика и научная методология – просто прекрасный инструмент для познания мира! Но только как инструмент – работать им придётся всё равно человеку.

* * *

Так есть ли какое-нибудь понятие, за которым скрывалось бы возможность личности влиять и формировать персональное миропонимание? Понятие, описывающее метафизическую «обратную связь»? Да, есть. Это эстетика.

Эстетика очень многогранный термин и почти все его определения в различных (но смежных) областях подходят для нас – и с точки зрения искусствознания, и с точки зрения философии, и с точки зрения авангарда.

Эстетическое начало даёт нам информацию о личности, акцентирует внимание на личности и без личности не имеет смысла. Нельзя (хотя многие пытаются) универсализировать эстетическое начало, сделать некие «шаблоны» красоты и эталоны прекрасного. Но, увы, все эти попытки обречены на провал. Нет  и не может быть никакого эталона и шаблона – и это замечательная особенность эстетики!

Опять заглянем в мой любимый словарь [1] и посмотрим на определение эстетики:

ЭСТЕТИКА (от греч. αἰσθητικός – чувствующий, чувственный), философская наука, изучающая два взаимосвязанных круга явлений: сферу эстетического как специфическое проявление ценностного отношения человека к миру и сферу художественной деятельности людей. В первом из них рассматриваются такие вопросы, как природа и своеобразие эстетического в системе ценностных отношений; закономерности дифференциации эстетических ценностей, выступающих во множестве конкретных модификаций (прекрасное и безобразное, возвышенное и низменное, трагическое и комическое и т. п.); диалектическая связь эстетической ценности и эстетической оценки, эстетического восприятия и эстетически ориентированной практики; значение эстетической активности человека в социальной и индивидуальной жизни, в разных областях культуры; взаимосвязь эстетического и художественного в разных сферах их проявления – в практической деятельности и в созерцании, в воспитании и образовании людей. Второй раздел эстетики как науки, посвящённой специальному анализу художественной деятельности, включает изучение её возникновения в филогенезе и онтогенезе; её структурного и функционального своеобразия в ряду других форм человеческой деятельности, её места в культуре; связи процесса художественного творчества, структуры воплощающих его произведений искусства и характера их восприятия человеком; законов, порождающих разнообразие конкретных форм художественной деятельности (видов, родов, жанров искусства) и её истории, модификаций (направлений, стилей, методов); особенностей современного этапа художеств, развития общества и исторических перспектив развития искусства.

Эстетическая наука делает свои теоретические выводы и обобщения, опираясь на разносторонние исследования искусства в искусствоведческих науках, психологии, социологии, семиотике, кибернетике; при этом эстетика не растворяется ни в одной из этих наук и сохраняет свой философский характер, который и позволяет ей строить целостную теоретическую модель художеств, деятельности. Последняя может рассматриваться при этом как специфическая система, состоящая из трёх звеньев – художественного творчества, художественных произведений и художественного восприятия. Их связь является особой формой общения, существенно отличающейся от научной, деловой, технической коммуникации, т. к. произведение искусства ориентировано на его восприятие человеком как личностью со всем её уникальным жизненным опытом, строем сознания и складом чувств, ассоциативным фондом, неповторимым духовным миром и требует поэтому активного сотворчества воспринимающего, его душевного соучастия, глубинного переживания и личностной интерпретации.

В дополнении к этому «сухому» определению можно почитать материалы Государственной Академии художественных наук по дифференциальному искусствоведению [3]. Обращу внимание лишь на один нюанс: под искусством предлагаю понимать не только творческую деятельность человека и конкретное произведение искусства, а шире – например, создание личностью персонального мировоззрения.

Вообще же классических работ по эстетике существует великое множество и можно было бы часть из них проштудировать, отыскивая для себя подходящие крупицы (которые, несомненно, отыскались бы), но, к сожалению, времени на это потребовалось бы уйма. Для тех же, кто обладает временем и желанием, рекомендую начать с очерка Л.Н. Толстого [4], где он достаточно подробно разбирает интересующие нас вопросы эстетики, искусства и красоты именно с классических позиций. Если подойти с умом к прочтению этой работы и учитывать кое-какие мировоззренческие особенности Льва Николаевича, то из этого труда можно извлечь много интересной и полезной информации.

* * *

У нас уже есть современный инструмент – «научное мировоззрение» и эстетика, формирующая обратную связь конкретной личности с познаваемой реальностью, но как же запустить эту небольшую подсистему из разрозненных, казалось бы, понятий? Осталось добавить совсем немного – саму личность.

Что движет личностью? В частности – воля. Опять же обратимся к словарю [1]:

ВОЛЯ – способность к выбору цели деятельности и внутренним усилиям, необходимым для её осуществления. Воля – специфический акт, не сводимый к сознанию и деятельности как таковой. Не всякое сознательное действие, даже связанное с преодолением препятствий на пути к цели, является волевым: главное в волевом акте заключается в осознании ценностной характеристики цели действия, её соответствия принципам и нормам личности. Для субъекта воли характерно не переживание «я хочу», а переживание «надо», «я должен». Осуществляя волевое действие, человек противостоит власти актуальных потребностей, импульсивных действий. По своей структуре волевое поведение распадается на принятие решения и его реализацию.

Неплохо, но недостаточно. Это довольно общая концепция воли и я предлагаю сконцентрировать волю на конкретном намерении. Воля – это лишь планирование нарисовать картину или сыграть на гитаре. А намерение – это уже взмах кисточки за мгновение до первого мазка по холсту и уже движущаяся рука для того, чтобы зажать нужный аккорд. Если перенести это всё в метафизическую плоскость, то намерение – это шаг к конфигурации окружающего личность пространства.

Намерение – это не просто желание что-то сделать, это не инфантильное «хочу и буду». Это воля, сконцентрированная до такой степени, что ваши противники должны чувствовать спинным мозгом этот сгусток энергии. Это драйвер, позволяющий воплощаться вашему мировоззрению; это физический канал материализации идей личности и творческой потенции. Это то, что должно быть, и именно так, как вам надо! Это не желание, фактически это уже реализация.

* * *

Что мы в итоге получили. Мы заменили искусственно-эфемерное, точечное и абсолютно обезличенное понятие «веры» на современную двумерно-троичную инструментальную концепцию, великолепно работающую в персональной мировоззренческой системе, состоящую из научного подхода, эстетического начала и волевого намерения.

Теперь вы можете смело пересесть из старого медленного скрипящего трактора «веры», испачканного в грязи и воняющего за версту, в хромированный эстетикой метафизический звездолёт, построенный с помощью современных научных достижений и движимый вашим намерением.

Удачного путешествия.


Используемые источники.:

  1. «Философский энциклопедический словарь», Москва, 1983
  2. Словарь тектологических терминов.
  3. «Задачи искусствоведения. Вопросы теории пространственных искусств», ГАХН, 1927 год.
  4. Л.Н. Толстой. «Что такое искусство». Собрание сочинений в 22 т. М.: Художественная литература, 1983. Т. 15

 

февраль, 2014






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте