Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Творчество и личность

Глава из книги Александра Матейко «Условия творческого труда», перевод с польского Д. И. Иорданского.

Сущность творчества, его уровни, стадии, предпосылки и закономерности

Исходная точка всякого творчества – лёгкость образования неожиданных ассоциации; именно в этом, кстати, и проявляется творческая фантазия. Сущность творческого процесса заключается в реорганизации имеющегося опыта и формировании на его основе новых комбинаций. Творчество приводит к созданию чего-то нового, поскольку оно представляет собой антипод шаблонной, стереотипной деятельности и не повторяет уже ранее известного. А отсюда, как подчёркивает известный польский учёный Т. Котарбинский, следует, что подлинным творцом является тот, кто своими действиями достигает чего-то нового и ценного, причём ценность достигнутого может определяться именно его новизной.

Допустимо говорить о низшем и высшем уровнях творчества. Первый состоит в использовании уже существующих знаний – в расширении области их применения. Так было, к примеру, с изобретением книгопечатания: уже известный ранее способ размножения рисунков был использован для размножения текстов. Творчество «высшего уровня» связано с созданием какой-то совершенно новой концепции, в большей или меньшей степени революционизирующей науку. Примером такого творчества может служить создание Эйнштейном теории относительности.

Существует точка зрения, что творческий процесс можно разделить на четыре основные стадии. На первой индивид выделяет проблему и вживается в неё. На второй стадии он заставляет себя отказаться от первого как бы «напрашивающегося» пути к решению ради поиска каких-то других путей. Третья стадия – это свободные умозрительные рассуждения. И наконец, на четвертой стадии выкристаллизовывается решение.

Такое деление творческого процесса позволило выработать особую стратегию поиска решений тех или иных конкретных проблем. Открытие или изобретение, будь то в математике или в какой-либо другой области науки или техники, появляется в результате нужной комбинации исходных данных. Однако вначале искомое «затеряно» среди огромного множества других возможных комбинаций, большинство из которых лишено смысла и лишь очень небольшая часть может оказаться плодотворной. Именно в анализе этой последней части, а не в конструировании бесполезных комбинаций и заключается творчество. Открытие нового и предполагает распознавание и выбор. В этой связи следует заметить, что мы не разделяем довольно распространённой точки зрения, согласно которой сознание при этом рассматривается подчинённым подсознанию. Не отрицая роли последнего, мы полагаем, что первое в большей или меньшей мере определяет общее направление, в котором функционирует второе.

Творчество свойственно умам, способным мыслить самостоятельно, не связывая оценку той или иной информации с авторитетностью её источника. Люди, ощущающие потребность постоянно опираться на признанные авторитеты, не способны к творчеству. Иногда утверждают, что тот, кто не в состоянии пересмотреть им же самим выработанную и ставшую привычной точку зрения, чья потребность в равновесии и устойчивости решительно преобладает над интересом к «инакомыслию», тот не обладает одной из элементарных предпосылок к творчеству. В числе других аналогичных предпосылок к нему нередко называют умение видеть широкие связи между различными элементами, распознать особое значение и ценность того или иного элемента не только для настоящего, но и для далёкого будущего и, наконец, способность к синтезу. В этой же связи особо подчёркивается характерное для многих творцов сознание их «особой миссии», которое позволяет им концентрировать психическую энергию, благодаря чему таким людям удаётся преодолевать огромные трудности, встающие, как правило, на пути к новому.

Можно назвать следующие закономерности, характеризующие процесс творчества:

1. Новые решения редко появляются в результате сознательного постепенного приближения к ним. Чаще они приходят внезапно и неожиданно после периода тщетных усилий.

2. Решение сложной проблемы проходит обычно путь от общих рассуждений ко всё более частным. Вначале рассматривается какое-то множество возможных альтернатив, после чего выбирается одно или несколько функциональных решений, которым затем придаётся уже более конкретный вид.

3. Трудно найти решение тогда, когда проблема требует рассмотреть что-либо хорошо известное в совершенно новом, не принятом до сих пор аспекте. Привычный подход к проблеме блокирует путь другим подходам, отличным от принятой нормы и в данном случае необходимым. Установившийся взгляд на традиционный объект увеличивает вероятность «проглядеть» его возможное использование по-новому.

4. Порой прочно укоренившиеся решения, к которым пришли в одной определённой ситуации, затрудняют, а то и совсем исключают новые решения, соответствующие требованиям другой ситуации.

5. Общие решения и принципы поведения, эффективность которых хорошо проверена, могут со временем стать помехой, если они неадекватны новым ситуациям лишь напоминающим прежние (в которых они с успехом использовались), но по существу другим. Так, навыки, связанные с определённым образом мышления, системой оценок и поведением, иногда оказываются столь всесильными, что навязывают выводы, совершенно не совпадающие с ходом рассуждений. Порой правильное решение проблемы задерживается или становится невозможным в результате того, что человек неосознанно принимает ошибочную предпосылку о якобы существующем внутреннем ограничении рамок возможных решений. В такой же мере решения могут появиться как бы сами собой на основании наблюдений.

На творческий акт решиться нелегко, так как это требует разрыва с привычными схемами мышления. Большинство творческих достижений в той или иной области, как правило, принадлежит лишь незначительной части занимающихся ею людей. Так, например, исследования в столь разных областях, как музыка, геология, химия, геронтология, показали, что в каждой из них около половины достижений принадлежит десятой части соответствующих специалистов. Как правило, в каждой профессиональной группе «низшие» 50% создают меньше, чем «верхние» 10%.

 

Черты творческой личности

Известны более или менее удачные попытки научно обоснованного определения личностных черт, сопутствующих творчеству. Установлено, что большое влияние на творчество оказывают способности замечать и формулировать альтернативы, проявлять фантазию, подвергать сомнению на первый взгляд очевидные истины, умение ставить вопросы, избегать поверхностных формулировок. Творцов характеризует большая взволнованность, активный интерес к изучаемой проблеме, исключительное упорство, готовность бороться с сомнениями, независимая интровертивная позиция, побуждающая человека стоять на своём. Исследовательские задачи требуют умелого сочетания трезвости со смелостью. Отсюда готовность идти на достаточно точно рассчитанный риск является одной из существенных черт, гарантирующих творческий успех.

«Созревание» к творчеству содержит в себе элементы, которые могут, хотя и не обязательно должны, противостоять друг другу. Чтобы свободно оперировать этими элементами и создавать новые их комбинации, надо глубоко вникнуть в данную область, срастись с нею. В то же время, однако, из самой сущности творчества вытекает необходимость как-то оторваться от реальности и отойти на некоторое расстояние, чтобы увидеть перспективу. Волей-неволей творец оказывается в известной изоляции, и он должен найти в себе достаточно сил и мужества, чтобы противостоять собственной среде, порвать с её традициями.

Люди с творческими задатками порой уже с самого детства попадают в конфликтные ситуации. Чем-то выделяющийся из среды своих школьных товарищей ребёнок вызывает их недоброжелательность. Его вопросы порой ставят в тупик родителей. Творческое отношение к работе может вызвать недовольство менее способных сослуживцев – начальников и коллег. Оригинальность, выражающаяся в мужестве иметь собственное мнение и по-новому взглянуть на привычные вещи, не всем, естественно, нравится. Она вызывает беспокойство и не находит понимания. Однако, с другой стороны, готовность идти на риск, с каким связана оригинальность, в той или иной мере импонирует окружающим.

Следует подчеркнуть, что оценки, получаемые в высших учебных заведениях, особенно на первых курсах, весьма ненадёжный показатель задатков к творческой научной работе. Изучение нескольких сотен научных работников одного крупного американского научного центра не выявило никакой связи между оценками, полученными ими в высших учебных заведениях, и успехами в исследовательской работе. Отсюда был сделан вывод, что при подборе научного персонала не следует руководствоваться тем, какие оценки проставлены в ведомости кандидата.

Индивид ожидает от окружающего его общества удовлетворения элементарных материальных потребностей, безопасности и реализации признаваемых им ценностей. Он хочет ощущать свою значимость и утвердить себя в пространстве и во времени, он хочет быть связан с другими, он хочет, наконец, развиваться, служить чему-то, оказывать влияние на решения, касающиеся удовлетворения его личных потребностей. Характерно, что у творческих личностей эти ожидания выражены более сильно, а порой явно гипертрофированы. Во всяком случае, уже само творческое отношение к окружающей действительности предполагает соответствующий рост ожиданий. Отсюда своеобразные «хлопоты» с творческими индивидами, предъявляющими повышенные требования.

Как верно заметил один из публицистов, у многих «пионеров новостей» (изобретателей, рационализаторов и т. п.) наблюдается плохая приспособляемость к среде; возможно даже, что в этом есть какая-то закономерность: люди, «предрасположенные» к творчеству, обычно отходят от «средней» нормы поведения. У них трудные, часто «с завихрениями» характеры, поэтому им нелегко успешно противостоять тем «хорошо приспособленным» людям, которые в своих интересах ради сохранения статус-кво могут не допустить реализации нового. Можно привести немало примеров, когда изобретения и усовершенствования пропадают втуне только потому, что сами новаторы не в состоянии преодолеть косность, а соответствующие органы и институты, казалось бы, кровно заинтересованные в использовании нового, не идут им навстречу.

Высокотворческие личности, как правило, проявляют заметный интерес к сложным и новым проблемам. Их гораздо больше привлекают такие ситуации, которые требуют оригинальных решений, чем те, которые позволяют действовать привычным образом. Им доставляет удовольствие вводить собственный порядок, синтетически, по-новому подходить к той или иной конкретной задаче.

Так, в свой «тест творчества» Дж. П. Гилфорд включил проверку следующих интеллектуальных качеств: беглости и гибкости мышления, оригинальности, умения проблемно подходить к действительности и менять формулировки, способности доводить решение полученной задачи до конца.

Известны попытки типизации творческих личностей на основе биографических данных (быстрое развитие в детстве, успехи в учёбе и т. д.). Эти методы могут в большей или меньшей степени пригодиться руководителям организаций, предоставляющих работу людям творческих профессий, для того чтобы усовершенствовать их подбор.

Исследования, выполненные Институтом изучения и оценки личности при Калифорнийском университете в Беркли , которые проводились с широким использованием экспериментов по решению задач, бросают свет на ряд вопросов, касающихся черт творческих личностей. Изучению подверглось около 600 выдающихся писателей, архитекторов, математиков, физиков, представителей технических наук. С помощью соответствующих тестов было установлено, в какой степени творческие черты присущи отдельным лицам, охваченным исследованиями. Затем было проведено сравнение двух выделенных групп испытуемых – относительно более творческой и относительно менее творческой. Это сравнение показало, какими ещё качествами эти две группы отличаются друг от друга. Оказалось, что творческие личности отличаются большими умственными способностями, желанием экспериментировать и накапливать всё новый опыт, свободой от внутренних самоограничений, эстетической впечатлительностью, гибкостью и независимостью мышления и действий, высокой творческой энергией, способностью концентрировать свои творческие усилия, стремлением к решению всё более трудных проблем.

В различных областях умственные способности проявляются по-разному. Так, например, архитекторы способны свободно обращаться с пространством, а писатели – со словом.

Высокий уровень умственных способностей необходим для творчества в одних областях (например, в ядерной физике) и совсем не нужен в других (например, в графике). Среди людей совершенно не творческого склада можно встретить немало таких, которые имеют выдающиеся умственные способности. Связь между умственными способностями и творчеством вовсе не проста. Правда, там, где предмет требует больших умственных способностей для овладения его сложными основами, как, например, в математике или физике, наблюдается корреляция между степенью умственных способностей и оригинальностью, проявляемой при решении задач, однако она вовсе не велика. У художников, скульпторов и графиков корреляция между качеством работы и умственными способностями нулевая или даже отрицательная. Однако следует заметить, что уже сам факт призвания к подобного рода занятиям предполагает, как правило, высокий уровень умственных способностей.

Готовящая к работе по той или иной специальности учёба в высших учебных заведениях – в зависимости от её характера – благоприятствует или препятствует творчеству. Она может способствовать самостоятельности, но может и подавлять её. Существует мнение, что подготовку научно-технических работников, которые будут выполнять самостоятельную творческую работу, следует отделить от подготовки инженеров, которые должны будут решать заранее определённые технологические и эксплуатационные задачи, руководить обычным производственным процессом и на основе известных принципов совершенствовать его. Обращают внимание на то, что будущие творцы новой техники получают в технических вузах слишком слабую общую теоретическую подготовку, их перегружают описательными материалами, не приучают к самостоятельной работе, они плохо знают иностранные языки, сдают слишком много экзаменов, не приобретают навыков работы с литературой, занимаясь преимущественно по неполным записям, и то нередко чужим, не задумываются над проблемами, потому что их решение даётся им в готовом виде, учат несистематически, преимущественно во время экзаменационных сессий. В результате студенты слабо, неполностью овладевают учебным материалом и у них не вырабатывается самостоятельности ни в работе, ни в мышлении. Подготовка научных работников в отличие от «профессионального» обучения должна быть основана прежде всего на системе семинаров и лабораторных занятий.

Анализ результатов анкетного опроса, проведённого М. Яблонской, показывает, что выбор научной специальности чаще происходит под влиянием вузовской среды, чем других факторов (семья, знакомые, школа, материальные условия). Опрос проводился в 1946-1948 гг., было опрошено 88 человек, в том числе 20 с высшими учёными степенями, 47 имеющих другие учёные степени и 21 студент, готовящий себя к научно-исследовательской работе. М. Яблонская приводит следующие мотивы, которыми руководствовались опрошенные ею лица при выборе научной специальности: а) стремление к устойчивому положению; б) стремление «выбиться в люди», ощутить собственную силу; в) желание делать что-то очень полезное для общества; г) стремление к познанию...

От атмосферы, господствующей в вузе, зависит, будет ли преобладать среди мотивов, побуждающих молодого человека к выбору научной карьеры, стремление к познанию, способствующее формированию наиболее ценного из возможных типов научного работника – открывателя истины. Именно этот тип научного работника представляет наибольшую ценность, так как достижения таких учёных приводят к постановке новых теоретических проблем. Впрочем, известными достоинствами обладают и люди, любовно занимающиеся систематизацией того, что уже открыто наукой, охотно сотрудничающие с другими и способствующие тем самым умножению общих достижений, активно включающиеся в борьбу за новые научные ценности.

Исследования, проведённые в различных научных центрах, показывают, что профессиональная ориентация, несомненно, благоприятствует производительности научной работы и творчеству. Так, в одной крупной американской правительственной лаборатории исследования выявили положительную корреляцию между профессиональной ориентацией, производительностью и творчеством и полное отсутствие корреляции между институциональной ориентацией и выполнением служебных обязанностей. В данном случае речь идёт об ориентации на различные референтные группы. В первом случае (профессиональная ориентация) основной референтной группой является для данного лица его собственная профессиональная среда. Имеется в виду профессия, социально чётко идентифицируемая, высокоорганизованная, обладающая привилегиями и правом принимать санкции, пользующаяся престижем; только такую профессию мы будем здесь иметь в виду. Во втором случае (институциональная ориентация) основной референтной группой является для данного лица организация, предоставляющая ему работу. Институциональная ориентация особенно типична для служащих низших категорий, специальности которых обладают относительно низкой степенью профессионализации, эти служащие связаны прежде всего с организацией, предоставляющей им работу.

Чёткую положительную корреляцию между профессиональной ориентацией и производительностью научной работы показал и опрос группы американских физиологов. Полученные при интервьюировании 250 научных работников и инженеров ответы показали, что научные работники больше ценят научно-технические достижения, чем инженеры, занятые внедрением этих достижений в практику.

Итак, серьёзные научные достижения чётко совпадают с профессиональной референтной группой. Связь эта, однако, гораздо сложнее, чем кажется с первого взгляда. Дело в том, что высокоценимые научные работники часто поддерживают оживлённые контакты со своими коллегами, референтная группа которых отлична от их собственной. Они нуждаются в связях с неконкурентоспособными для них людьми, с которыми они не сравнивают себя, но которые дают им своеобразную социальную опору. Здесь налицо двойственная позиция – личные связи с людьми, ориентирующимися на другую референтную группу, и вместе с тем отождествление себя как учёного с лицами, пользующимися в данном кругу самым большим научным авторитетом.

Связана ли способность и склонность к творчеству с возрастом и в какой степени?

Известный польский физик Л. Инфельд на опыте своей области науки утверждает, что учёный в 40 лет обычно уже достигает вершины своего творчества, после чего он может ещё 20-30 лет медленно шагать по нисходящему пути. Но фантазия постепенно выхолащивается, хотя он прекрасно владеет методикой научной работы. В возрасте 40-50 лет (возможно, до 55 лет) такой учёный может стать отличным руководителем кафедры или института. Он учит других, выдвигает молодых, не приписывает себя в качестве соавтора к их работам (ибо сам уже имеет установившуюся репутацию), думает о том, чтобы найти преемника, лучшего, чем он сам, и лет в 70, а может быть, несколько раньше охотно уходит с кафедры.

Исследования деятельности выдающихся людей в области химии, математики, философии, литературы, искусства, педагогики показали, что высшего своего взлёта они достигали обычно до 45 лет, а в некоторых областях даже до 30. В то же время выдающиеся общественные деятели, как правило, достигали своего апогея после 50 лет. Дело в том, что в последнем случае накопление и «переваривание» имеющихся знаний важнее, чем добывание новых. Условия, благоприятствующие творчеству и проявлению оригинальности, появляются в жизни человека, как правило, раньше, чем умение добиться ведущего положения и признания в обществе. Признания человеку неизбежно приходится ждать до тех пор, пока общественная среда не сочтёт его выдающейся личностью.

Однако тезис о тесной взаимосвязи между возрастом и творчеством находит своих противников, которые утверждают, что просто чрезмерно большое внимание уделяется тому, что человек создал в молодом и среднем возрасте, и недооценивается его вклад в более поздние годы, которым никак нельзя пренебрегать.

 

Антиконформизм творческой личности

Для человека творческого склада порой важнее высоких умственных способностей умение сохранить независимость при наличии внутренних и внешних давлений. Подавление независимости, сдерживание отрицательно отражаются на творчестве: они не позволяют человеку воспользоваться богатыми залежами его же собственного опыта.

Творческие личности реже других руководствуются схемами [известный схематизм, естественно, необходим, и в этом смысле ценны упражнения и даже муштра. Выработка автоматизма освобождает от необходимости поиска новых способов поведения в повторяющихся ситуациях, позволяет немедленно, быстро и точно реагировать на определённые аспекты среды, а умственные усилия концентрировать на более сложных вопросах. Вместе с тем автоматизм чреват известными опасностями. Когда человек действует в соответствии с приобретёнными навыками в обстановке, требующей неконвенционального подхода, тогда эти навыки, превращаясь в прокрустово ложе, в которое приходится втискивать конкретную ситуацию, сами начинают управлять человеком] и ограничивают себя какими-то жёсткими рамками и реже других считаются с условностями; они не идеализируют своего детства и своего прошлого, способны сознавать собственные недостатки. Они относительно мало задумываются над тем, какое мнение сложится о них у окружающих. Внимание творческих личностей сконцентрировано на процессах познания и на собственном внутреннем мире. Антиконформизм позволяет им действовать гибко, быстро переключаться на новые референтные системы, увидеть уже знакомый объект с совершенно новой стороны. Они не придают значения деталям, концентрируя своё внимание на вопросах существенных, имеющих тот или иной чёткий общий аспект. Теоретические и эстетические ценности для них несут в себе больше, нежели какие-либо другие.

Творческие личности проявляют большую самостоятельность и независимость, они лучше других переносят состояние внутреннего беспокойства, которое у них – чаще, чем у других, – становится стимулом к действию. Творческая позиция противостоит конформистской ориентации. Последняя бывает обусловлена одиночеством личности в группе, оказывающей на неё давление; объективной трудностью выработки собственного мнения (чем сложнее те или иные проблемы для данного лица, тем больше его конформизм); убеждением, что члены группы компетентны; конкретными выгодами, получаемыми благодаря конформизму; неспособностью находить положительный выход из стрессовой ситуации [От англ. stress – напряжение. Состояние сильного эмоционального напряжения, вызываемое внешними факторами или воздействиями или искусственно создаваемое в процессе эксперимента – Прим. перев.]; сознанием собственной неполноценности и непригодности; неспособностью открыто выразить свои эмоции и, наконец, недостаточной гибкостью ума в процессе познания.

Давление группы, стремление подчинить личность своим нормам и ожиданиям, с одной стороны, а также неспособность личности справиться с самой собой – с другой, несомненно, мешают выкристаллизоваться творческой позиции. Впрочем, все зависит от силы этих факторов. Ведь внутренние конфликты представляют собой очень сильный творческий стимул, если они не настолько велики, чтобы просто парализовать' данного индивида, лишая его возможности предпринимать какие бы то ни было конструктивные действия. Давление группы также во многих случаях прямо помогает творчеству.

Люди исключительных творческих способностей более других склонны трактовать власть как нечто условное, а не абсолютное. Они менее склонны к делению всего на белое и чёрное. Они проявляют независимость суждений, лишены косности как в интеллектуальном, так и в социальном плане. Для них характерна любовь к развлечениям, что даёт выход их «иррациональным» импульсам. Больше других они любят юмор и действительно обладают большим чувством юмора. В целом они свободнее других, подвержены меньшему самоконтролю.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте