Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Телгармониум Таддеуша Кэхилла

Телгармониум

Это мой собственный перевод англоязычной статьи про первый серийно выпускающийся электрический синтезатор - Телгармониум. Просто нельзя не написать про этого монстра! Перевод, возможно, несколько куцый, но в Рунете такой подробной статьи нет.


Идея.

Таддеуш КэхиллВ 1890-х годах живущий в Вашингтоне (округ Колумбия) Таддеуш Кэхилл совмещал два занятия - юриспруденцию и изобретательство. До изобретения Телгармониума Кэхилл в основном разрабатывал различные устройства для роялей и пишущих машинок. В 1893 году, когда он развлекался с телефонным аппаратом, пытаясь передать музыку по телефонной линии, у Кэхилла появилась идея создания Телгармониума. Вплоть до 1920-х годов не было возможности усилить электрический сигнал. Так, что бы услышать звук через телефон, необходимо было поднести трубку к уху. Кэхилл понял, что если бы он мог сгенерировать достаточно мощный сигнал и приделать к приемнику телефонного аппарата раструб типа грамофонного, то он мог бы транслировать музыку через телефон, так чтобы ее мог слышать целый зал. Он полагал, что если бы он смог передавать музыку через телефон с надлежащей громкостью, то мог бы сделать небольшой бизнес, передавая музыку в гостинницы, рестораны и даже частные дома. Таким образом, по большей части Кэхилл изобрел то, что сегодня мы знаем как "мюзак" (музыка для бэкграундов, в телефонах, магазинах, метро и т.п.). В 1896 году он создал работающий прототип и подал заявку на патент. В 1898 году патент был предоставлен, он получил номер 580,035 и название "Искусство создания аппаратуры для распространения музыки посредством электричества". В этом патенте Кэхилл использовал термин "синтезирование". Это говорит о том, что Телгармониум официально действительно был первым синтезатором.

Телгармониум должен был издавать громкий сигнал, поэтому ему требовалось большое количество электричества. Кэхилл заметил, что, когда электромотор, или динамо, использовались для создания переменного тока (в противоположность постоянному току) выходной сигнал можно было услышать через телефонный приемник с постоянным уровнем. Громкость сигнала зависила от размера генератора. Больший генератор вырабатывал больше электричества и, таким образом, создавал большую мощность звука. Идея Кэхилла состояла в том, что, если бы он имел достаточное количество генераторов различного размера, по одному на каждую ноту шкалы, то можно было бы включать и выключать их выходные сигналы и даже комбинировать их для создания музыки.

Первый Телгармониум.

Кэхилл начал работать над своим инструментом в 1898 году, и к 1901 создал свою первую модель. Это была очень простая реализация его основной идеи, но тем не менее, она весила 7 тонн! Процесс синтеза был простым. Генераторы состояли из 35 длинных цилиндрических тоновых валов, или реотомов (изначально по патенту их требовалось 408!). По окружности реотомов была сделаны зубья. Когда цилиндр вращался, магнитная катушка подводилась близко к зубьям, в то время как они вращались вокруг. Чем ближе насечки были к катушке, тем больше электричества генерировалось. Между насечками вырабатываемое электричество было наименьшим. Этот переменный ток и был тем, что создало звуки.

Циллиндр реотома был разделен на множество секций. Каждая секция имела разное количество зубьев, что и создавало различную высоту звуков. Например, если цилиндр вращался с частотой 110 Гц, секция только с одним зубом создавала подтяжку тона "А" на две октавы выше А 440 Гц. Секция цилиндра, которая состояла из двух зубьев, звучала как нота А 220 Гц, секция с четырьмя зубьями играла А 440 гц, а секция, содержавшая восемь зубьев, играла А 880 Гц, и т. д. Семь секций создавали семь октав из одной и той же ноты на цилиндре реотома. Каждый цилиндр был приспособлен для вращения на различной частоте. 12 циллиндров создавали хроматическую шкалу, шириной в 7 октав. Динамика могла создаваться движением катушек, приближаемых или удаляемых от реотома. Кэхилл реализовал эту возможность в своей клавиатуре, создав тем самым чувствительную к силе нажатия клавиатуру.

С этим инструментом, у Кэхилла появилась возможность получить финансирование от Оскара Кросби, который затем привлек к делу своего друга Фредерика Тодда в качестве бизнес-партнера. Кросби и Тодд приступили к задаче получения большей финансовой поддержки для Телгармониума. Они демонстрировали Телгармониум на благотворительном обеде в Клубе Мэрилэнд в Балтиморе. Посетители мероприятия, главным образом банкиры и бизнесмены, были весьма впечатлены, слушая Ларго Генделя через большой конусный раструб, приделанный к телефонному приёмнику. Еще более их поразило то, что звук передавался по телефонной линии с завода Кэхилла в Вашингтоне - за много миль от клуба!

Демонстрация в Балтиморе имела грандиозный успех. У Кросби появилась возможность получить достаточно средств для финансирования сборки второго, более сложного варианта Телгармониума. Летом 1902 года Кросби организовал New England Electric Music Company и выделил Кэхиллу большое арендованное помещение на Кэбот Стрит Милл, в Холиоке, Массачусетс. Кэхил вместе со своими братьями Джорджем и Артуром начал работу над построением нового, более совершенного аппарата.

The New York Electric Music Company и Второй Telharmonium (или Dynamophone).

Первые трансляции со второго Телгармониума (или как его назвал Кэхилл - Динамофона) были произведены с завода в Кэбот Стрит Милл и передавались в Гамильтон Отель в полумиле от завода.

Позднее в 1904 году Кэхилл осуществил передачу из Холиока в Нью Хевен (Коннектикут). В 1905 году Кросби организовал другую корпорацию, на этот раз в Нью Йорке (New England Electric Music Company находилась в Нью Джерси). Он заключил сделку с Нью Йоркской телефонной компанией по прокладке новой специальной линии для передачи сигналов от Телгармониума по всему городу.

К 1906 году новый Телгармониум начал обретать свою форму. Теперь уже 50 человек работали в Холиоке над постройкой этой гигантской машины. На всё потребовалось четыре года и $200000. Теперь Телгармониум был в 60 футов длиной, массой в 200 тонн и имел 2000 электрических переключателя. Новая модель включала в себя 145 генераторов переменного тока (или динамо). Это обеспечивало более точное интонирование, чем в предыдущей модели, и давало 36 нот на октаву с диапазоном частот 40 - 4000 гц.

Летом 1906 года Телгармониум был разобран, погружен в тридцать железнодорожных вагонов, и отправился в Нью Йорк. Его вновь собрали в Бродвейском театре на 39-й улице, в нью-йоркском театральном квартале, через улицу от Metropolitan Opera House и Casino Theatre. Механизмы, генераторы и переключатели издавали очень много шума. Они были установлены в подвале, в то время как консоль управления помещалась в недавно построенном Мьюзик Холле, на уровне улицы. Музыка не только передавалась по проводам по всему Нью Йорку, также были установленны громкоговорители в самом Мьюзик Холле для публичного прослушивания. Нью-йоркский дебют Телгармониума (или, как тогда его ещё называли, Динамофона) произошёл 26 сентября 1906 года. Оскар Кросби произнёс речь, и затем начался концерт для публики и потенциальных покупателей.

Музыка обычно исполнялась двумя людьми (в 4 руки) и состояла в основном из классических произведений Баха, Шопена, Грига, Россини и других. Компания хвасталась, что Телгармониуму хватит мощности поддерживать "15 или 20 тысяч подписчиков" и что у них есть планы по реализации четырёх раздельных схем, с трансляцией разной музыки на каждой из линий передач.

Несколько недель спустя 9 ноября, первым подписчиком на транслируемую музыку стал Cafe Martin, большой ресторан, находившийся на 26-й улице между Пятой Авеню и Бродвеем. Но вскоре появились и проблемы, когда патроны Нью-йоркской Телефонной компании стали жаловаться на музыку, "просачивающуюся" в их телефонные разговоры. Несмотря на то, что у Телгармониума были свои отдельные кабели, они пролегали в непосредственной близости от телефонных, и из-за сильного сигнала Телгармониума там образовывались существенные наводки. Телефонная компания известила Кросби, что намерена разорвать договор по предоставлению услуг для Телгармониума. И Кросби пришлось искать пути для прокладки собственных кабельных линий.

Зима 1907 оказалась многообещающей для New York Electric Music Company. Новые подписчики, включая очень хорошо известный ресторан Louis Sherry's, Casino Theatre (который находился прямо через улицу), музей Естественной Истории на 81-й улице, Normandie Hotel и престижнейший Waldorf Astoria Hotel. У них даже было несколько богатых подписчиков, которым передавали музыку прямо в их частные дома. Ряд публичных выступлений (до 4 в день!) проводились в зале, который теперь назвался Telharmonic Hall. Музыка также транслировалась прямо на улицу, чтобы прохожие также могли ее слышать. Поступали и восторженные отзывы от знаменитостей, приходивших послушать выступления, включая Вальтера Дамроша и Джиакомо Пуччини. Музыка Телгармониума была даже передана по воздуху, благодаря новейшей разработке - беспроводному передатчику Ли Де Фореста. Однако, статика и интерференция от беспроводного телеграфа делала сигнал искаженным. Нельзя не упомянуть, что ВМФ США жаловались, что их переговоры то и дело прерываются звуками увертюр Россини.

Кросби, тем временем, получил разрешение проложить собственные кабели для Телгармониума. Их протянули вплоть до Олбани, столицы штата.

Хотя эти и много других препятствий были преодолены, у New York Electric Music Company все еще не было достаточно подписчиков, чтобы сделать их бизнес выгодным. Когда Кросби не смог получить должной поддержки для проекта (даже АТ&Т отказалась участвовать) он покинул компанию, которая теперь оказалась сосредоточенной в руках Фредерика Тодда. Но множество финансовых проблем того времени (включая "панику 1907 года") отпугнули инвесторов, так же как и подписчиков. К февралю 1908 года публичные концерты были прекращены. И в мае компания развалилась. Телгармониум был выключен, двери Телгармониум Холла закрыли.

Третий Телгармониум (Telharmonic).

Кэхилл разобрал Телгармониум и отвёз на корабле обратно в мастерскую в Холиок. Здесь он начал работать над третьей версией Телгармониума. Новый инструмент был даже больше, чем два предыдущих, в нём были применены новые, более мощные генераторы, которые исправляли некоторые проблемы с низкими частотами и громкостью.

В 1910 году Кэхилл продемонстрировал новый Телгармониум в Холиоке, Массачусетс, двумстам заинтересованным людям из Нью-Йорка, Бостона и других городов. Совместно с братьями Джорджем и Артуром он реформировал компанию как The New York Cahil Telharmonic Company, пересмотрел договор о франшизе с городом, и в августе 1911 года новый Телгармониум был установлен в здании 525 на Западной 56 Улице в Нью-Йорке.

В феврале 1912 года новый Телгармониум был продемонстрирован в Карнеги Холле. Однако, публика приняла это выступление прохладно, поскольку, как казалось, уже была пресыщена подобным. Новинка оказалась запоздалой и несвоевременной, даже пресса частично проигнорировала ее. Новый орган Wurlitzer куда больше занимал внимание публики и увел ее далеко от Телгармониума, как и растущая популярность беспроводных передач. Компания залезла в долги, и в декабре 1914 года была объявлено о ее банкротстве.

Эпилог.

Ни одной записи Телгармониума не сохранилось до наших дней. В 1950 году Артур Кэхилл, брат Таддеуша, попытался найти помещение для единственного сохранившегося инструмента - самого первого прототипа. Но никто не был заинтересован в том, чтобы приютить легендарный инструмент, и он был вынужден продать драгоценное изобретение на металлолом. Такова правда жизни, когда порой нужда и более практичный подход к делам убивают гениальные идеи и замечательные изобретения. Сколько их кануло в Лету - до сих пор неизвестно, и потому мы удивляемся каждый раз, когда внезапно открываем для себя, что оказывается, в мире существовали вещи и технические решения, подобные Телгармониуму.

Но сама технология, идея тоновых колёс, которую разработал Кэхилл, до сих пор жива. Множество концептов и идей Телгармониума были воплощены позднее в знаменитом органе Хаммонда. Но во времена разработки Хаммонда электрическое усиление сигнала стало уже обыденностью, и тоновые колёса теперь можно было сделать гораздо меньшими, сделав орган Хаммонда по крайней мере более транспортабельным. Но это уже, как вы понимаете, совершенно другая история.

  

 

 

 

 






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте