Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Очарование волн Мартено (Ondes Martenot)

Статья от коллеги по исследованию ретрозвука  snowman-john


Приблизительно в одно время с нашим Терменвоксом широкой публике был представлен инструмент французского изобретателя Мориса Мартено с романтическим названием «Электрические Волны Мартено» (Ondes Martenot), и по некоторым сведениям Мартено как раз вдохновили идеи Льва Термена, хотя мысли о создании такого инструмента у него были и ранее. Новый удивительный инструмент был восторженно принят музыкантами и композиторами и в результате для него было написано около 1200 произведений. Звуки "Волн" напоминают мне слова Е.Браудо о старинных клавихордах : «Его истомно-дрожащие звуки полны какого-то жуткого очарования».

Первое моё знакомство с Волнами состоялось достаточно давно по знаменитой "Турангалила-симфонии" Оливье Мессиана, однако им там отведена достаточно второстепенная роль, так что эпизодическое "ламповое подвывание", вставленное Мессианом, полагаю, исключительно для тембровой подкраски общего звукового полотна, не вызвало у меня тогда особого интереса. Да и представление об инструменте это даёт слабое - о его вибрирующей клавиатуре, чудной нити с кольцом на пальце, загадочным пультом управления под левой рукой и, конечно, удивительными акустическими системами. Однако потом я раздобыл диски, посвящённые именно Волнам Мартено, и вот тогда ...

Jacques Charpentier. Suite karnatique: I. Jalavarali - II. Vagaprya - III. Nettimatti (1958)
исполняет Nadia Ratsimandresy

Однако писано на эту тему достаточно много, поэтому далее я просто процитирую статью об этом инструменте из журнала MusicBox №30. Почему цитирую, а не "сую" ссылку (она приводится в конце)? А потому, что по ссылке просто текст, а хочется его должным образом проиллюстрировать - музыкой, фотографиями, видео материалами. Что я с удовольствием и делаю.

 

Поющие волны Мориса Мартено.
(из журнала MusicBox №30)

Военные открытия.

История инструмента, о котором пойдёт речь в этой статье, берёт свое начало в период окончания Первой мировой войны, когда молодой французский радист Морис Мартено (Maurice Martenot, 1898–1980), открыл для себя удивительную возможность музыкальных экспериментов с прибором, для этих целей, казалось бы, совершенно не предназначенным, а именно — с военной радиостанцией. Его внимание привлёк необычайно чистый звук, производимый лампами оборудования, к тому же частотой этих колебаний можно было с лёгкостью управлять, извлекая мелодии своеобразным, «поющим» звуком (подобный «радиосвист», появляющийся при настройке какого-нибудь старого приёмника, в наше время знаком, пожалуй, каждому). Здесь следует отметить, что Мортено был скорее музыкантом, нежели изобретателем: он с детства увлекался всем, что было так или иначе связано с созданием музыки, в совершенстве владел игрой на скрипке, кроме того, вместе со своей сестрой разрабатывал собственный метод обучения музыкальному искусству. Идея «музыкального» электричества захватила талантливого молодого человека, и в 1919 году, вернувшись со службы после окончания войны, Мартено вплотную приступил к работе над новым проектом. На исследования и разработку ушло девять лет, и только в 1928 году  на парижской выставке Морис Мортено впервые представил миру своё детище — Ondes Martenot (в дословном переводе —  Электрические Волны Мартено). Тогда, на заре двадцатого столетия, электричество ещё не успело широко «проникнуть» в музыку — Ondes Martenot был одним из первых электроинструментов, именно по этой причине изобретение французского таланта заслужило исключительное внимание. В этом же году Морис Мартено и его Волны отправляются в мировое демонстрационное турне.


Октет Волн Мартено с двумя ф-но. Дирижирует Ginette Martenot (примерно 1935г.)

 

Знакомство с публикой

Ondes Martenot представлял собой монофонический синтезатор, отличительной особенностью которого был необычный способ извлечения звука и, как следствие, характерное звучание. Звук фиксированной частоты генерировался посредством электрической схемы, собранной на транзисторах; исполнитель, в свою очередь, имел возможность управлять амплитудой и длиной волны сигнала.  Сам прибор был довольно сложной конструкции и состоял из нескольких элементов: собственно инструмент, изначально — продолговатый деревянный футляр с электросхемами внутри плюс два (впоследствии — три) различных по природе действия резонатора, которые превращали электрические колебания в акустические. Громкость и тональность звучания маэстро изменял посредством  переключателей, вынесенных на левую сторону инструмента, а правой рукой исполнитель был… «прикован», вернее сказать, «прикольцован» к источнику необычного, свистящего звука с помощью туго натянутой прочной нити. Кольцо с нитью одевалось на указательный палец музыканта, и, приближая или удаляя руку относительно прибора, играющий задавал новую тональность, притом открывалась возможность делать это с чрезвычайно разнообразной динамикой: начиная от  резких «взлётов» и «провалов» и заканчивая тончайшими музыкальными нюансами.


Tristan Murail. Tigres de Verre (1974)
исполняют Nadia Ratsimandresy-волны и Matteo Ramon Arevalos – ф-но

 

Параллельная история

 
Maurice Martenot играет на самой первой модели (1928) и модели 1940 года

Все это, безусловно, напомнит вам небезызвестный терменвокс  (Theremin) — инструмент, появившийся на свет стараниями Льва Термена, который строился на тех же свойствах, что и Ondes Martenot. Кстати сказать, терменвокс и Ondes были представлены публике буквально в одно и то же время, исследования принципов и разработка устройств велись пионерами электромузыки параллельно, притом во время Первой мировой войны Лев Термен  так же служил в радиовойсках, но уже в рядах Красной Армии (в 20-е годы Лев Термен покинул Россию и изменил своё имя на Leon Theremin). Как на то указывает история, Мартено и Термен не были знакомы друг с другом вплоть до 1930 года, когда их инструменты уже были запатентованы, хотя также существуют источники, утверждающие, что встреча российского и французского изобретателей произошла ещё в 1923 году и что якобы именно этот контакт и подвиг Мортено на создание собственного прототипа. Так или иначе, в нашу задачу не входит заострение внимания на исторических фактах, тем более что впоследствии проекты Термена и Мартено потерпели серьёзные преобразования и обрели весомые различия, тем не менее сохранив в основе схожие принципы.

 

Ступени эволюции

Итак, первая модель Ondes Martenot произвела большой резонанс в мире музыки, однако, несмотря на оказываемый эффект, оригинальная конструкция имела свои минусы: играть на таком необычном устройстве было весьма сложно. Как известно, характерной и самой, пожалуй, примечательной деталью Волн Мартено была нить, служившая «неразрывной» связью между музыкантом и инструментом. Создавать же музыку, управляя одной лишь нитью и не имея при этом никаких чётких пространственных ориентиров, крайне тяжело и требует от исполнителя высшей степени музыкального мастерства (сия проблема знакома, например, молодым бас-гитаристам, решившим во что бы то ни стало перейти на безладовую гитару). Те же самые проблемы одолевали тогда и творение Льва Термена. И уже в третьем прототипе Ondes Martenot «поющая» нить была визуально «привязана» к проекции стандартной клавиатуры, которая изначально носила исключительно иллюстративный характер, а попросту говоря, была нарисована.

Определяющим шагом в развитии инструмента, после которого Ondes Martenot приобрёл вид, в котором он дошёл до наших дней, была замена графической «подсказки» на полноценную, 7-октавную клавиатуру. Теперь исполнитель имел возможность задавать тембр в диапазоне семи октав, управлять динамикой звучания нот — всё это в совокупности с чувствительной нитью при должном умении создавало благоприятные условия для воспроизведения самых разнообразных приёмов игры.


 
Jean Laurendeau and the Ondes Martenot -
отличная презентация инструмента, пояснения на английском,
но даже если они не понятны, стоит просто посмотреть.

В окончательно сформировавшемся Ondes Martenot нить с кольцом была натянута перед клавишами, под нитью имелись специальные выемки для пальцев, размеченные белым и чёрным цветами в соответствии с натуральным хроматизмом. Музыкант, как и прежде, одевал кольцо на указательный палец, «сливаясь» с инструментом в единое целое, далее, перемещая руку вдоль панели клавиатуры, варьировал высоту нот (так называемое глиссандо), оставляя за собой возможность внесения в игру едва заметных нюансов и акцентов.

Сам звук вызывался посредством нажатия на клавиши, которые были меньшего размера, по сравнению, допустим, с фортепьяно; кроме того, в некоторых моделях Ondes Martenot клавиши могли немного двигаться из стороны в сторону для создания вибрирующих звуковых эффектов. Инструмент, как уже было замечено, был монофоническим, то есть на клавишах можно было взять одновременно только одну ноту. С помощью переключателей на левой панели прибора исполнитель мог переключать октавы.

Ещё одной характерной особенностью Ondes, на которую следует обратить внимание, являлась покрытая деревом кнопка слева от основной клавиатуры. В первых вариантах инструмента именно с её помощью исполнитель вызывал «голос», а также задавал его динамику. В случае Ondes Martenot она выполняла ту же функцию, что и смычок для скрипки, или же, например, дыхание для исполнителя на трубе. Клавиша была весьма чувствительной: для того чтобы услышать тихий звук, достаточно было лишь одного прикосновения, однако стоило музыканту чуть дольше задержать палец левой руки на кнопке и нажать немного сильнее, из недр инструмента мог вырваться грозный «рык». Таким образом, исполнитель мог с лёгкостью имитировать, например, назойливое жужжание комара, а затем внезапно обращать его в оглушающий раскат грома. Музыкант также мог переключаться между различными режимами игры: кнопка+нить (ruban), когда клавиатура использовалась лишь для визуальной подсказки, а нить, в сочетании с кнопкой, служила основой для игры, и клавиши+нить (au clavier), когда исполнитель применял нить исключительно для нюансировки. Особая чувствительность левой кнопки заключалась в её механизме: под корпусом находилась специальная мембрана с порошком, в зависимости от силы нажатия изменялось подводимое напряжение, и, как следствие, варьировалась интенсивность звучания. Эта клавиша также была собственным изобретением Мориса Мартено.

Особого внимания заслуживает оригинальный комплект звукоусиления для Ondes Martenot. Вся система состояла из трёх элементов. Первый носил название «Principal» и являлся по сути обычным громкоговорителем. Вторым элементом был так называемый резонансный диффузор «Palme», который имел своеобразную конструкцию: он представлял собой деревянный корпус необычной формы с двенадцатью натянутыми струнами, резонировавший в соответствии с нотами, исполняемыми музыкантом, и привносил в «голос» Волн Мартено неповторимые оттенки струнного инструмента. Третий компонент системы назывался «Metallique». По устройству он также был схож с обычным громкоговорителем, с той лишь разницей, что традиционный динамик был заменён в нем на металлическое «блюдо», весьма напоминавшее гонг или «крэш»  барабанной установки. Данный диффузор придавал звучанию характерный металлический тембр.

 

Музыка для волн

Нет ничего удивительного в том, что после презентации Ondes Martenot в 1928 году  инструмент произвёл фурор в среде исполнителей и композиторов различных направлений. Его богатые возможности открывали бесконечное пространство для экспериментов, а необычайной красоты звук, напоминающий человеческий голос и одновременно хранящий в себе нечто таинственное, не от мира сего, завораживал слушателей. Целый ряд деятелей музыкального искусства не обошёл своим вниманием рождение замечательного инструмента, и в дальнейшем они подарили миру свои произведения, написанные специально для исполнения на Волнах Мартено, а также композиции, включающие сей необычный «голос» в состав партитуры.

К наиболее известным произведениям с участием Ondes Martenot можно отнести «Турангалила-симфонию» (Turangalila-Symphonie, 1946-48) французского композитора Оливье Мессиана (Oliver Messiaen), где Волнам отводилась второстепенная, но всё же значительная часть, написанная специально для исполнения  Жинетт (Ginette Martenot),   сестры изобретателя инструмента. В дальнейшем эта партия исполнялась талантливой ондисткой, двоюродной сестрой композитора Жанной Лориод (Jeanne Loriod), которая внесла значительный вклад в популяризацию Ondes Martenot и является, вероятно, самой известной исполнительницей на этом инструменте. Фантасмагорический «голос» Волн также можно услышать в саундтреках к футуристическим кинокартинам, «Lawrence of Arabia» и «Mad Max». В роли ондиста в титрах к этим кинофильмам значится Морис Жар (Maurice Jarre).

Как мы уже упоминали, Морис Мартено сам был талантливым музыкантом. Являясь непосредственно изобретателем инструмента, он обладал исключительным мастерством владения Волнами и в 1947 году там же, где он когда-то занимался, будучи молодым студентом, а именно в Парижской консерватории, открыл класс по обучению игре на Ondes Martenot. До конца своих дней он занимался преподаванием и совершенствованием своего детища, но, к сожалению, на восемьдесят третьем году он ушёл из жизни. Мартено не ставил перед собой задачу запустить своё изобретение в серийное производство — он справедливо полагал, что создание подобного инструмента требует ручного подхода, и с его смертью выпуск Волн практически остановился (за исключением нескольких приборов, собранных сыном изобретателя). На сегодняшний день известно, что в мире сохранилось около пятидесяти оригинальных Ondes Martenot. Кроме того, в 60-е годы было создано небольшое количество инструментов, по своему типу очень напоминающих Волны Мартено, однако дальнейшего развития их производство не получило.

Удивительная импровизация Моники Пьеро (Monique Pierrot)

Казалось бы, в современной популярной музыке, с ее насыщенностью всевозможными звуками, эффектами и бесконечными цифровыми экспериментами, не найдётся места для столь тонкого звучания, присущего творению Мориса Мартено. Однако и сейчас существуют поп-группы, не желающие сбрасывать историю музыкального развития со счетов и в поисках новых идей обращающиеся к прошлому. Одним из таких коллективов является британская команда Radiohead (мы уже писали о ней на страницах нашего журнала), точнее ее участник Джонни Гринвуд (Johnny Greenwood), который ещё в детстве был впечатлён звуком Волн в «Турангалила-симфонии», но до определённого времени не имевший возможности лицом к лицу познакомиться с этим необыкновенным инструментом. С приходом популярности к группе, а соответственно и финансовых потенциалов, Джонни не упустил своего шанса и приобрёл один из сохранившихся Ondes, собранный в 1983 году сыном Мориса Мартено. В 2000 году звучание Волн фиксируется на четвёртом альбоме Radiohead «Kid A». Опасаясь повреждения хрупкого инструмента при перевозке, Гринвуд отказался брать его с собой в турне, однако партии для Ondes ничем нельзя было заменить при живом выступлении. Тогда Гринвуд обращается к Бобу Уильямсу, владельцу компании Analogue Systems, с просьбой собрать ему репликант  незаменимого инструмента, который он смог бы использовать на концертах вместе с «начинкой» той же компании, уже применявшейся на выступлениях Radiohead (речь идёт об аналоговых синтезаторах RS Integrators). Уже в апреле 2001 года Ульямс демонстрирует первый прототип Гринвуду, и после внесения минимальных изменений компания Analogue Systems запускает в серию устройство под именем «The French Connection».

French Connection является аналогом инструментальной части Ondes Martenot и представляет собой схожую по размерам четырёхоктавную клавиатуру, включающую характерные элементы Ondes Martenot, такие как нить с кольцом и кнопка для управления динамикой звучания. Кроме того, на панель French Connection вынесен джойстик, традиционный для всех разработок Analogue Systems. Конечно же, о воспроизведении неповторимого звучания Волн не может идти и речи — в роли «голоса» инструмента здесь выступают звуковые модули, подключаемые к инструменту. Однако «исполнительный» принцип Ondes Martenot был сохранён идентичным оригиналу.

Трудно сделать заключение о положительных или отрицательных моментах появления прибора, подобного French Connection. С одной стороны, рядовому музыканту открывается счастливая возможность самому экспериментировать со всеми нюансами инструмента, построенного на принципах Ondes Martenot. C другой стороны, пройдут годы, и вскоре имя великого изобретателя рискует быть полностью стёртым в памяти молодых исполнителей, разве что в инструкции к устройствам типа French Connection будет сделана небольшая историческая справка. Так или иначе, но остаётся только надеяться, что сам Морис Мартено отнёсся бы к подобной эволюции своего инструмента, которому он посвятил жизнь, с пониманием.


Olivier Messiaen. Louange a l'Immortalite de Jesus (1941).
исполняют Nadia Ratsimandresy-волны и Matteo Ramon Arevalos – ф-но

 

Использованные диски

Ссылки.

 






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте