Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Рисованный звук

Статья из журнала "Радиофронт" за 1935 год. Так же выкладываю статью "Селенофон" из того же номера на ту же тему. Картинки, конечно, ужасного качества, но других нет.


Первоисточником музыки, которая передается по радио, служит тот или иной музыкальный инструмент, звучащий перед микрофоном. Так было всегда, но так может и не быть теперь. Всё решительнее заявляет свои права на жизнь звук "синтетический", или, как его принято для наглядности называть, звук рисованный.

"Рисованный звук" не нуждается в микрофоне. Он нанесен на звуковую кинопленку, и электрические колебания, порождаемые им в системе звукового проектора, непосредственно поступают иа радиостанцию для вешания. Сама запись на пленку тоже производится без посредства музыкальных инструментов. Самый первоначальный и простой способ использования для съёмки на пленку известных графических заготовок (орнаментов), нанесенных на куске ватмана (А. Авраамов). Работа шла очень медленно, и не столько потому, что мультипликационная съёмка (то есть последовательная съёмка кадрика за кадриком) долгая вещь, а потому что много времени занимала работа подготовительная по вычерчиванию заготовок для съёмки.

Продолжатели дела Авраамова процесс работы своей значительно упростили, а результатов смогли добиться более организовано, не на ощупь.

Вместо графических заготовок они применяют заготовки вырезанные из картона, "гребешки", образуемые нз зубчиков определенной формы. По желанию их можно сочетать друг с другом, образуя аккорды и т. д. Таким путём работает Воинов на Потылихе (мультипликация "Вор", озвученная рисованным звуком Воинова, скоро появится на экранах). Таким путём идут и работники мультипликации для телевидения (цех телевидения НИИС) — тт. Гевондян и Константинов.

На приводимом фото с кадриками из работ Гевондяна и Константинова можно различить правильной формы зубчики на звуковой дорожке.

Это и есть "рисованный звук". Мы видим, что на одном кадрике звук отпечатан контрастно, на другом — бледно. Это сделано нарочно, для того чтобы варьировать силу звучания (пленка позволяет давать до 20 разных градаций громкости). Изобразительная часть кадра весьма схематизирована — данная мультипликация намечена к телепередаче всего на 1200 точек, для экрана размером с открытку.

В чем практические преимущества рисованного звука? Они лежат в том, что озвучание картин можно производить с максимальной точностью совпадения звука и образа. Можно придавать музыке равномерное и очень далеко идущее возрастание в темпе. Можно произвольно распоряжаться сочетанием любых звуков любого инструмента. Пропадает зависимость от исполнительской техники — рисованный звук может дать любое сочетание нот любого инструмента. Получается возможность плавного перехода из одного тембра и характера звучания в другой (например от нежных деревянных к торжествующим медным и т. д.).

Работая с вырезанными из картона заготовками, тт. Гевондян и Константинов записали уже ряд вещей: "Ирландскую застольную песнь" Бетховена, "Марш шахматных фигур" под музыку увертюры из "Кармен" — фигурки на кадрике изображают шагающего "офицера", "пешки" и др.

С материальной стороны различные приемы рисованного звука дают значительную экономию, по сравнению с озвучанием при помощи оркестра.

Какими же получаются звучания "рисованного звука"?

Ошибочно предполагать, что с первых же шагов возможно открытие новых, совершенно неслыханных тембров. Инструментальная техника шла до последнего времени в деле отыскания новых звучаний, конечно, ощупью. Однако опыт ее все же громаден.

За один только XIX век насчитывается 12 тысяч (!) патентов из области музыкальной техники. Отбор новых звучаний, новых тембров — происходил, значит, беспрерывно.

Другое дело — создание ряда переходных тембров, например от деревянных к духовым медным с разными сурдинами. Здесь — "рисованный звук" показал себя с первых же шагов своего существования. Еще А. Авраамов несколько лет назад получал звучания аналогичные деревянным инструментам. Теперь такие промежуточные тембуры часто получаются например у Гевондяна — Константинова и у Воинова не говоря уж о Шолпо (Ленинград), работающем по более тонкому методу.

Давняя мечта реформаторов симфонического оркестра, тщетно добивавшихся хотя какой-нибудь постепенности перехода между различными инструментальными группами, по-видимому, может быть разрешена именно средствами синтетической музыки.

Кому как не кинематографистам, имеющим в руках пленку с детальной записью всех групп инструментов и могущих эту запись тщательно проанализировать, проследив возникновение основных тонов и их призвуков (обертонов) — решить эту задачу!

"Пропасти" между скрипками, деревянными, медными-духовыми, смычковыми, ударными, щипковыми и даже хором могут теперь постепенно заполняться.

Работники "рисованного звука" будут чертить звуковые дорожки средние между дорожками, для этих групп характерными, "скрещивать" фонограммы двух или более групп между собой.

"Рисованный звук" поможет, далее, освободиться от неизбежных у музыкальных инструментов шумовых примесей. Сейчас ие существует такого инструмента, который бы кроме музыкальных звуков, не издавал бы и звуков шумового характера. У скрипки — их приходится чуть ли не половина на половину.

Анализ фонограмм позволит убрать шумы. Шумовые зубчики могут быть из фонограммы данного инструмента "удалены". В дальнейшем можно будет заносить данную фонограмму на пленку уже без них. В этой области за последние годы работал А. Авраамов.

"Мультипликационный" оркестр будущего представляется теперь некоей сплошной непрерывностью тембров от нежнейшей флейты до контрабаса, к притом безо всяких паразитических призвуков.

За последнее время в печати появилось несколько статей о методе "рисованного звука" Е. Шолпо (Ленинград). Шолпо заснял по своему методу ряд музыкальных вещей: концерт Моцарта, одну из рапсодий Листа, "Тореадора" Бизе, "Песню индийского гостя" Римского-Корсакова и ряд вещей Римского-Корсакова-внука, специально для Шолпо написанных. Были им озвучены также небольшие фильмы Союзтехфильма: "Карбюрация" и "Солнце".

Само обилие этих названий говорит за то, что метод Шолпо, по-видимому, отличается большей гибкостью работы. Так оно на самом деле и есть. Шолпо работает не с помощью мультипликационной съёмки (по одному кадрику) — "зачем работать мозаичным способом, когда можно просто снять фото". Шолпо осуществляет свой принцип съёмки "рисованного звука" в движении как обычную киносъёмку.

Снимаемые "зубчики" вырезаны в картонных дисках, по всей их окружности. На каждую октаву — особый диск, с зубчиками иного масштаба. Внутри же октавы более или менее высокую ноту можно получить убыстренным или замедленным движением дисков: зубчики тогда получаются на пленке то чаще, то реже, а от этого ведь и зависит вся высота получаемого затем звука. Более низкие ноты имеют на фонограмме более редкие зубчики, а более высокие ноты — более частые. Большую или меньшую громкость Шолпо получает путем более или менее контрастной съёмки своих зубчиков.

Относительная быстрота работы по методу Шолпо имеет и свои отрицательные стороны: его съёмочная камера ("вариофон") превращается в своего рода музыкальный инструмент, имеющий уже свою "технику исполнения": для регулирования скорости вращения дисков и большей или меньшей громкости надо обращаться к каким-то ручкам, а это требует времени и сноровки!

Вот почему среди работников рисованного звука есть решительные сторонники снимать "медленно, но верно", постепенно, по одному кадрику — за мультстанком. К ним принадлежит Б. Янковский, который предлагает свой метод "фотографического" звука. Он получает звучания разной высоты при помощи разномасштабной съёмки одной какой-либо заготовки "зубчиков". Как будет с многоголосием, как заснять на звуковую дорожку не один, а несколько инструментов сразу? Вопрос этот весьма важен.

Музыка позволяет определить себя в 5 отношениях: высоты, громкости, исполнительской техники, тембра и многоголосия. О последнем мы еще ничего не сказали. Повторная экспозиция снимков одного инструмента на другие — вещь слишком кропотливая и неточная. При накладывании заготовок друг на друга — смазываются звучания от оснований зубчиков. При параллельном помещении нескольких очень узких дорожек с записью звучаний разных инструментов (Шолпо и Янковский) — могут возникнуть трудности равномерной их освещенности н печати. В этом отношении, рисованному звуку, невидимому, пойдет навстречу налаживающаяся техника "переписи". При помощи специальной аппаратуры "перезаписи" — чисто электрическим путем, безо всяких акустических помех — любые звуки переписываются на одну общую пленку.

Так или иначе советские кинозрители и радиослушатели получат в скором времени совершенно особый и небывалый вид музыкальной передачи.

Помимо специально для радиотелевизора делаемых вещей Гевондяна и Константинова — радиослушатели смогут, конечно, слышать и все другие работы по "рисованному звуку", они легко могут посылаться в эфир через любую установку "радиофильма".

В некотором отношении "рисованный звук" имеет даже своеобразную радиоспецифику: записываемый вне акустической среды, не имеющий реверберации — "рисованный звук" будет всегда обладать в радиослушательской комнате реверберацией самой комнаты!

При слушании его всегда будет представляться, что вот тут же за репродуктором находится и самый источник звуков. А это, как известно, является одним из самых приятных видов радиоприема.

 

Селенофон.

Техника звукозаписи ищет новых методов, удешевляющих и ускоряющих процесс записи. Поиски этих путей идут в самых разнообразных направлениях. Помимо уже апробированных и достигших высокой степени совершенства методов граммофонной и световой звукозаписи на киноплёнке испытываются методы записи на стальную проволоку, на стальную ленту, на киноплёнку путем выцарапывания (способ Шорина), на киноплёнку путем выдавливания (способ Охотникова), на алюминиевую пластинку и т. п. У нас несколько лет назад изобретателями Скворцовым и Светозаровым был применен новый метод звукозаписи на светочувствительную бумагу. Этот способ позволяет не только значительно удешевить процесс самой звукозаписи, но, что особенно важно получить большое количество дешевых копий, так как путем клиширования звукозаписей копии могут быть размножены типографским способом.

Интересно отметить, что за границей в последнее время способ звукозаписи на бумаге (бумажная лента) также начинает получать признание. Подобного рода аппараты, выпускаемое фирмой "Селенофон" в Вене, установлены на некоторых итальянских радиостанциях, а также на радиостанции в Тулузе. Принцип записи и воспроизведения на селенофоне примерно тот же, что и у аппаратов Скворцова, хотя конструктивное оформление селенофона иное.

В звуковых фильмах, как известно, звуковая дорожка записывается с помощью светового луча на светочувствительной эмульсии фильма. Благодаря модуляции, получаемой световым лучом, чувствительный слой подвергается различному по интенсивности воздействию света. Точно такой же принцип положен и в основу записи на бумаге, как в аппаратуре Скворцова, так и в аппарате селенофон. В частности селенофон позволяет не только записывать и воспроизводить звуковые фильмы, но и воспроизводить записи с бумажной ленты, представляющей собой копию кинофильма. Ширина бумажных фильмов селенофона достигает 6 мм.

Для репродукции с бумаги в селенофоне пользуются в противоположность звуковым кинофильмам отраженным светом, даваемым двумя лампами, поставленными по отношению к бумажному фильму под разными углами во избежание помех от теней зерен эмульсии. Бумажная лента передвигается с помощью фрикционной передачи. В отличие от кинофильма она имеет равномерную скорость (кинофильм движется скачками).

Заграничные журналы отмечают дешевизну этого нового аппарата и его удобство для целей вещания, так как большую непрерывную программу легко составить из различных лент путем простой склейки их.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте