Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

А.Кушнир, С.Гурьев «Золотое подполье» и размышления на тему

Меня интересует мировая и отечественная анеграундная рок-пресса. Но лишь недавно я смог найти время и прочитать книгу А.Кушнира и С.Гурьева «Золотое подполье». Книга, правда, старая уже – 1994 года, но в данном случае этот факт никакого значения не имеет, тем более, что основные издания там описаны. Книга пробудила в моей памяти старые размышления, о которых наконец-то могу написать.

В ту далёкую эпоху проблем, даже чисто технического характера, как в музыке, так и в самиздательском деле, было навалом. Я как-то не задумывался, но ведь логично предположить, что для издания худо-бедно приличным тиражом (хотя бы несколько десятков экземпляров) своего журнала, необходимо было иметь доступ к копировальному оборудованию. А как было дело с этим в СССР? Плохо. Сами копиры (в быту – ксероксы) появились поздно и были лишь на военных предприятиях (других предприятий тогда не было), соответственно, и доступ к ним был строго ограничен. Но голь на выдумки хитра и правдами, и неправдами, но доступ к аппаратуре получали те, кому это было действительно нужно. В принципе, это та же проблема, что и у музыкантов – невозможность не то что нормально, а вообще хоть как-то записаться! Как появились копиры – тут же появились и самиздатовские журналы. Как появились магнитофоны – так появились и музыкальные группы.

Но были и внутренние проблемы, которые были более деструктивны, чем все технические и политические тяжести вместе взятые. Я думаю, что это всё из-за того, что наша страна такая большая. Вот в какой-нибудь Норвегии или Австрии, где можно доплюнуть от одной границы до другой без особых усилий, все друг друга знают и поддерживают, а у нас... А у нас многие интересные творческие начинания заканчивались, так толком и не начавшись, не потому, что КГБ наезжало, и не потому, что денег или возможностей работать не было, нет... А из-за уродских ничем не обоснованных амбиций, из-за непомерно раздутого собственного эго некоторых персонажей, из-за немотивированного пафоса. Эта проблема не только рок-прессы, а вообще отечественного музыкального андеграунда как такового, или даже шире – практически любой деятельности, связанной с творческими и межличностными отношениями. Откуда это появилось – я так и не понял, но это тема для отдельного исследования...

Ещё одна проблема: то немногое, что создаётся, почти совсем не ценится, а уничтожается и забывается. Это на Западе мы видим и постоянно переиздающиеся музыкальные альбомы, коллекционеры выкладывают старые отсканированные издания, фотки и всякий другой околомузыкальный стафф. А у нас?... Странно, вещизм у нас вроде развит, но опять же, не в ту сторону. Это прабабушкины панталоны мы можем хранить в раннесоветском шкафу фабрики «Красный богатырь» десятилетиями т.к. «выкинуть жалко, авось пригодится». Веками хранится убогий богемский «хрусталь», выставленный «для красоты» в советских «стенках» и сервантах из ДСП и пр. Я уж молчу про купленные до революции пресловутые ковры-пылесборники, на фоне которых фотографируется современная молодёжь. А вот действительно стоящие вещи, характеризующие эпоху – выбрасываются на помойку: пластинки, журналы, аппаратура, книги, деньги (у кого-нибудь остались советские боны?).

И ещё одна «особенность» наших рок-деятелей: желание «очистить ряды», обсирая товарищей. Страстное желание «революций» и продвижения своих «истин», «правд» и «смыслов», втаптывая в грязь соратников и загаживая всех и вся. И эта борьба с ветряными мельницами распространилась повсеместно, какой журнал не возьми, хоть роковый, хоть металлический (я не имею в виду мейнстримовые издания). Вместо того, чтобы сконцентрироваться на собственном деле, пахать, «как раб на галерах», продвигая своё творчество и то, что тебе интересно, начинается развязывание «войн» (на самом деле мелких склок, построенных на зависти, сплетнях и недопонимании). Идиотизм!

И если окинуть взглядом всю рок-движуху целиком (банды, музыку, лейблы, студии, журналы и пр. до 1994 года, хотя можно и до сегодняшнего дня), то... То картина, для такой страны, как Россия, складывается не то чтобы печальная, а прямо таки апокалиптическая... На фоне этого устраивать смешные «разборки», «войны» и выяснение, кто «труЪ», а кто «нетруЪ», мягко говоря, нецелесообразно.  Здесь хоть три, хоть не три, а значение всего этого отечественного «рок-добра» в мировом культурном контексте исчезающе мало (и это я опять же, очень мягко выражаюсь), а ценного именно в музыкальном плане – с гулькин нос, или того меньше. И это как бы мы не старались найти смыслы в лирике и не списывали всё на «тяжёлое советское прошлое».

Постоянно в рок-прессе (особенно в период 1989-1993) клеймят «поганый совок», «совковые методы», «совковое мышление» и пр. А сами в это время создают кучу пиратских студий звукозаписи и рекламируют их на страницах своих журналов! Некоторые «студии» даже работали удалённо, составляли и рассылали каталоги в стиле «всё, что ты захочешь»... Что это, как не совок? Настоящий совок и есть!

Непрофессионализм, раздутый пафос, фантазии, зависть, воровство западных статей и пиратство, наплевательское отношение к своему делу, «совковые» методы – вот те «особенности» нашего андеграунда, о которые постоянно бились очень немногие правильные и интересные начинания.

Ладно, перейдём к книге. Замечу, что ни рок музыка как таковая, ни их идеи мне особо не близки. Мне интересно само явление с культурологической точки зрения. Поэтому из всей книги я остановлюсь на тех моментах, которые мне показались наиболее интересными и важными. Я старался не уходить в обзоры пограничных (металлических) изданий, появившихся чуть позже описываемых в книге событий, а сконцентрировался лишь на той информации, которую предлагает нам А.Кушнир и С.Гурьев. Надо сказать, что стиль Кушнира довольно едкий и кое-где он явно перегибает палку, особенно если речь идёт о металлической музыке. Но и рокеров явно не жалеет.

Отрывки из книги напечатаны курсивом.

 

Одним из первых зинов, было, как это ни странно, не московско-питерское издание, а журнал из далёкой Алма-Аты – «ЗГГА», выпускавшийся в период с 1983 по 1984 год (вышло 3 номера), естественно, микротиражами. Издавали журнал: М.Джумагазиев, Е.Бычков и Р.Нугманов (тот самый, который позже станет режиссёром и снимет фильм «Игла»).

Движущей силой был Марат Джумагазиев, который ради свежей рок-информации выучил югославский язык и получал от братских югославских рокеров по почте свежие номера западных журналов (английский язык он тоже хорошо знал). В ту далёкую эпоху, когда не было никакого Интернета (и вообще такого понятия как «информационное поле»), Марат находил людей в разных городах нашей самой необъятной страны на свете, и фактически стал зачинателем андеграундной движухи, основанной на переписке, создав целую инфраструктуру, которая позже опутает весь Союз. Кушнир объясняет такой расцвет банальным фактом – у алмаатинской тусовки был доступ к копировальному аппарату, на котором делался не только тираж «ЗГГА», но и копировались западные издания! Вот так, всё просто. Но КГБ таки наехало и журнал прикрыли, хорошо ещё, что без последствий для издателей.

Здесь я акцентировал внимание именно на создании инфраструктуры, т.к. более ранние журналы, выходившие в Питере (Ленинграде) и в Москве, были сугубо локальными актами и практически не распространялись вне своего города (а порой и вне тусовок).

 

Арахангельский «Северок» (12 номеров, 1987-1990) отличался одним из самых больших тиражей – 5000 экземпляров (последний номер) и примечателен ещё тем, что поздние номера экспортировались в Европу и даже в США!

Не менее мощно «Северок» экспортировался на Запад – во Францию, Англию, США, Канаду и т.д. Во многом это обстоятельство объяснялось тем, что Мезенцев работал электромехаником Северного морского пароходства и стабильно совершал Кругосветные вояжи «по странам и континентам», устанавливая столь необходимые для журнала транснациональные контакты. В частности, в 1989 году в Хельсинки он представлял «Северок» в беседе с главным редактором «Румбы» Рами Куусиненом, а затем – на страницах хьюстонской газеты «PublicNews».

Вообще, те журналы, тираж которых переваливал за 1000 можно по пальцам пересчитать. Так же мало было тех, кто выпустил более 10 номеров. В основном выходило 3-5 номеров средним тиражом до 50 штук.

 

Ещё один архангельский журнал «Железные будни» был одним из первых металлических журналов в стране. Вышел один номер в конце 1989 года и, судя по фотографии обложки, подборка весьма неплоха: Exodus, Living Death, Kreator, Death Angel... Вот что пишет Кушнир:

«Минусы «Железных будней» достаточно относительны: они являются недостатком всего жанра heavymetal– сплошная чернуха, интеллектуальная убогость и... «сексуальность для бедных» явно люмпенского плана». Оставлю без комментариев.

 

Казанские издания, пионеры в области металлической прессы – «ХМырь»  (9 номеров, 1989-1990 год). Внутривидовая направленность ни мне, ни Кушниру неизвестна, но вряд ли там было что-либо отличное от метал-мейнстрима тех лет.

Один из сольных проектов Сергея Муравьева, целиком ориентированный на всевозможные разновидности металла. Изредка на фоне трэш-, дэт- и спид-эпидемии проскальзывали робкие ростки «интеллектуального пост-панка». Некоторое время журнал сотрудничал с «Советским металлистом» и за этот период ушел от него не очень далеко.

Ничуть не лучше и не хуже усредненного хэви-металлического фанзина регионального масштаба.

Про «Совметаллист» я напишу ниже.

Журнал издавал С.Муравьёв и это не единственное его издание. Кроме «ХМыря» были: «Гнилая тусовка» (панк-рок, 2 номера, 1989-1990 годы), «Токсикоз» (2 номера, 1991-1992 годы, перечисление концертов и тусовок + инвективная лексика).

 

Ещё один казанский журнал (в кои-то веки с нормальным названием!), уже интереснее: «Пентаграмма» (4 номера, 1989-1991). Подборка банд гораздо серьёзнее, чем у коллег: Napalm Death, Grave, Pungent Stench, Catherdral, Astaroth… Я было подумал, что это даже претензия на роль первого фанзина, но... Вот, что пишет Кушнир:

Но, как выяснилось, не все в этом мире так однозначно. Из оригинального покаяния, присланного из Казани, следует, что на самом деле «целью создания антиглэмового журнала «Пентаграмма» было нечто совершенно иное». Аквариумист-ортодокс Вл. Соседкин попросту решил вытащить своего друга Колю Шатова из трясины тяжелого металла, применив для этого принцип «клин клином вышибают». При этом Соседкин постепенно внедрился в доподлинную трэш-среду «на предмет изучения воздействия экстремальной музыки на собственное рефлексирующее сознание».

«Я не адепт железобетона. I like mail-art, – признается редактор. – Выбранная направленность журнала диктует свои каноны, отсюда – некроэстетика и тому подобное. С одинаковым успехом это могло быть издание о глэм-роке, нью-эйдже или кулинарном авангарде...»

В итоге подпор материалов инспирировался калифорнийским знакомым Вл. Соседкина – редактором фанзина «NO GLAM FAGS» и шефом инди-лейбла «Wild Rags Records».

Основной частью «Пентаграммы» стали переводы с редкими вкраплениями аналитических мыслей: по сути, журнал явился «крайне информированным дайджестом-компиляцией западного самиздата, ...пособием по суициду посредством дез-, дум-, хард-, кор-, грайнд-, нойз-музыки. Помимо данных идей, в рубрике «TARTAR CORE HORDES» был собран отечественный зверинец периферийных трэш-групп, существование которых традиционно замалчивается абсолютным большинством независимых музизданий.

Эсхатологическая концепция «Пентаграммы» способствовала выведению из организма агрессивных комплексов. Через эклектичность и антикоммунистический пафос, заигрывание с оккультизмом и китчем, через овладение всеми стереотипами западной металлической субкультуры, через агностический катарсис Армагеддона журнал двигался в русле вышеупомянутой идеи спасения Коли. На сегодня программу-минимум можно считать перевыполненной: в 1992 году соредактор Николай Шатов принял протестантство и стал евангелистским проповедником.

В 1993 году журнал «Пентаграмма» превратился в более известное в металлическом андеграунде издание «REPENT» под управлением того же Вл. Соседкина. 

У Соседкина, кстати, было ещё один более древний журнал – «Пролеткульт», единственный номер которого вышел в 1987 году (тиражом аж... в 4 экземпляра!) и был полностью посвящён делам местного рок-клуба.

Смех смехом, но напомню ещё раз, что все описываемые издания выходили ультралимитированными тиражами в (и это в лучшем случае!) 100 копий (а чаще в 20-30!). Так что, не надо думать, что этими журналами была завалена вся страна. Конечно, наверняка кто-то копировал, но всё равно, эти тиражи даже с «пиратскими копиями» были каплей в море...

 

Интересная информация из Каунаса о журнале «АУ» (3 номера, 1979-1980 год) под редакцией А.Абраускаса и А. Трубицына. Вот последний, Александр Трубицын, меня и заинтересовал.

В 90-х годах в андеграунде ходило весьма куцее издание «VAMP» про модный тогда black metal. Вышло вроде как номеров 5 или 6... Этот «VAMP» был, что называется, «ни рыба, ни мясо» – не журнал, не книга, а такая маленькая тоненькая книжица формата А5 весьма паршивого качества с надёрганными статейками из западных журналов, и как я посмотрел, часть инфы была переврана (выдуманные интервью, например). Редактором этого издания и был А.Трубицын. Потом он выпустил абсолютно беспонтовую (написанную кривым языком и с кучей фактологических ошибок!) книжку «Конунги Чёрного Металла». Так вот, оказывается путь Трубицына в музыкальной журналистике был достаточно долог и начался аж в 1979 году с рождением журнала «АУ»

История возникновения этого издания оказалась на удивление проста. Во время летнего отпуска москвич Александр Трубицын знакомится в одном из каунасских баров с работником местной типографии Андрисом Абраускасом. Быстро находятся точки соприкосновения: незаслуженно зажимаемый «совками» рок-н-ролл и, как следствие, острая нехватка пластинок, прессы и т.д.

А вот далее самое интересное о трубицынском стиле работы (подчёркнуто мной):

На практике это выглядело следующим образом. 26-летний Трубицын, закончив историко-филологический факультет, через каких-то знакомых из «Межкниги» имел выход на свежие номера западных рок-изданий.

«При государственном курсе доллара 1 $ = 67 копеек все журналы доставались мне фактически бесплатно – вспоминает он. – Получив их, я делал тематическую подборку авторизованных переводов, смешивая в одну кучу актуальную информацию, собственные впечатления и фрагменты вымышленных интервью, которые я якобы брал в роли собкора прибалтийского рок-журнала у Блэкмора, Сантаны и т.д.»

Т.е. во второй половине 90-х, когда он и издал все свои «знаменитые» метллические по(д)делки, Трубицыну уже было за 40 лет! Мда, люди не меняются... То, что он врун и фантазёр сразу чувствуется, когда читаешь его «творения». Но одно дело выпускать мелким тиражом рок-журнальчик во времена практически полной информационной изоляции в начале 80-х – тогда это ещё прокатывало. И совсем другое – с теми же замашками вылезать в 90-х! Это уже слишком! В общем, всё с ним понятно.

Дальнейшая судьба создателей «АУ» была в известной степени неординарной. Трубицын спустя пару лет попытался издавать нечто подобное где-то под Ригой – правда, без особого успеха. В начале 90-х он некоторое время сотрудничал с газетой «Зарраза» (№№ 10,11), затем подготовил два выпуска «культурно-просветительского издания» «ХАРД-РОК ПИЛОРАМА», а в 1994 году продюсировал выход ксероксного журнала «Metal
Magazine».

«Zarraza» – это рок-металлический журнал в стиле «обо всём и обо всех», выходивший под покровительством шоу-бизнес монстра «BIZ Enterprises» в самом начале 90-х. Начиная с 10го номера «Зарразы» на обложке стояло клеймо «А.Т. Publishing», а в самом номере была реклама этой конторки. Несложно догадаться, что значат инициалы «А.Т.». В десятом номере Трубицын засветился в качестве главного редактора.

Если верить информации из Raven’zine №3, в конце 90-х Трубицын вообще помер... Вот так...

 

Красноярский «Вестник тусовки» (один номер, 1989 год). Редактор: Эд «Старый» Лобода и ещё какие-то люди. Эд Старый – весьма известный персонаж того времени и в тех краях. О нём можно прочитать в соответствующем обзоре, опубликованном в журнале Deathrider, где его называют не иначе как «родным отцом сибирского death metal»! Ну, не знаю, не знаю, может быть...

Масса бессистемных перепечаток и неприятных эмоций, полученных при прочтении всего этого добра. С миру по нитке, а в Красноярске – журнал, наглухо завернутый на металлотеках и кожаных проклепанных куртках. В центре внимания – местный фанклуб (любимая группа «АССЕРТ»), наиболее яркие мероприятия которого – это выход на субботник 22 апреля, «где копали траншею», и поездка в Барнаул на «Рок-Периферию», где «металлисты ни разу не одели свои кожанки и браслеты, так как за стенами ДК были гопники».

 

Другое издание тех же людей: «Провинциальный вестник» (4 номера, 1989 год)

Несколько улучшенная вторая серия «Вестника Тусовки». Опять перепечатки: «Молодежь Алтая», почему-то «УР лайт», а также тексты групп (в частности, суперхит Сани Демина «Такой у тебя не будет»). Из оригинальных материалов – «правдивые биографии» красноярских команд «Корабль дураков» & «Амальгама» и более-менее сносный спецвыпуск, посвященный «Рок-периферии'89». С точки зрения редакции, «каких-то основных, концептуальных статей по сути и не было. Просто была идея рассказывать некомсюковским языком о красноярских командах и сибирском рок-н-ролле».

По крайней мере, честно.

 

«Кислородный баллон» (3 номера, 1987-1989 годы) – металлический журнал мурманского рок-клуба, издававшийся, как я понял, совместными усилиями нескольких человек. В своей заметке Кушнир (в своём стиле) рассматривает факторы, способствовавшие появлению одной из лучших металлических сцен на территории нашей страны.

Журнал местного рок-клуба, целиком посвящённый мурманским хэви-металлическим командам с «добивками» в виде переводных материалов о западном хэви. Страсть к данному стилю объясняется длительными нелюдскими холодами и исторически сложившейся тягой населения к радикальным формам общения. Испокон веков здесь слушали исключительно тяжёлый рок – в самых маскулинных и свирепых инкарнациях. Ещё группа «Зоопарк» с уважением отмечала, что Мурманск – это город настоящих металлистов... В итоге дело дошло до того, что когда в эпоху своего второго расцвета в Мурманск приехал Крис Кельми, на его концерты в знак протеста пришло... двадцать человек. Впрочем, как любят утверждать аутсайдеры турнирных таблиц, «не место красит человека».

В Мурманске до сих пор с умилением вспоминают те времена, когда вышеупомянутый рок-клуб ещё существовал (1986-1989 гг.). Жилось тогда ещё довольно легко, т.к. идеалы и инструменты у музыкантов были, вроде бы, общие...

А ещё в Мурманске очень любили всякие приключения самим себе устраивать. Общие барабаны были уничтожены в считанные месяцы в процессе «крутого забоя»; фирменный американский синтезатор во время местных гастролей прокатили в двадцатиградусный мороз без чехла в кузове самосвала туда и обратно. Потом, правда, долго удивлялись: и почему же он, блин, не фурычит? Морозов, что ли, испугался?

Вот такие вот «вечера на хуторе»... Так шаг за шагом вдохновенно разрушались:

а) материальная база;
б) прилагающийся к ней мурманский рок-клуб, окутанный с головы до ног снежной аурой тотального утопизма.

 

Ну и культ: мурманский «GOTHIC». На тот момент вышло 3 номера, все в 1993 году. Первый номер – 100 экз., третий – 1000 экз. Редактор: Роман «Possessed» Иванов. В целом вышло 7 номеров, последний седьмой номер после 4х-летнего перерыва вышел в 2000 году.

Этот культовый мурманский фанзин не нуждается в каком-либо дополнительном представлении. Поэтому просто скопирую заметку Кушнира (напоминаю, что книга издана в 1994 году):

Два любителя экстремальной музыки, скрывавшихся под псевдонимами «Possessed» и «Andreass», в течение полугода выпустили три номера религиозно-металлизированного журнала «Gothic». Несмотря на ничем не мотивированный отказ местной типографии печатать цветные обложки, последний номер разошелся по просторам одиннадцати часовых поясов России тиражом около 1000 экземпляров. В отличие от своих типографских коллег, специализирующихся на «царстве истерзанных душ», «бездыханных телах» и «обманчивой красоте», мурманский тандем предпринял в своих компьютерно-ксероксных опусах тотальную атаку на массовое сознание с иной стороны: «Витая в глубине небесного купола, цепляясь уголками души о горящее пламя, невольно понимаешь, что скованность тела мешает овладевать здравыми мыслями. Ты одержимо вырываешься из плена и отправляешься в путешествие по ту сторону тьмы».

Хотя название журнала и законы жанра изначально предполагали атмосферу средневековья, магических обрядов и каббалистических заклинаний, редакция основной акцент сделала на «состояние души, тела и философию создания мира». «Фанзин – это нечто больше того, чем просто знать, что Max Cavalera играет в «Sepultura»... Задумайтесь лишний раз, нежели просто мотать хаером или тупо впитывать информацию. Быть начитанным еще не значит быть интересным».

Разочаровавшись в идеологии и качестве официальной рок-прессы, редакция отвергла стиль дайджеста, решив «не лезть за информацией в жопу к полярному пингвину», а добывать материалы путем непосредственных переводов из «Thrash», «Raw», «Metal Hammer». Вторая половина журнала посвящалась новым demo-альбомам и философии андерграундных составов из Сибири, Урала, Москвы и Мурманска, играющих death metal, industrial и hardcore. С зимы 1992 года на базе «Gothic» работает реально действующая инфраструктура, занимающаяся продюсированием и менеджментом отечественных рок-групп и вобравшая в себя не только братские по духу издания, но и первый отечественный death metal label «Final Holocaust records».

 

Тоже достаточно известное издание, родом из города Сумы: «SHISM» (на тот момент вышло 3 номера, все изданы в 1993 году), под редакцией Л.Савина. На самом деле, было минимум 4 номера, а может даже 5, но не больше.

Нетипичный для душного климата этого региона, грохочущий сталью и жестью англоязычный фанзин, размножаемый на территории братской Бельгии. Выпускается в гордом одиночестве вокалистом одной из местных экстремистских банд и ориентирован исключительно на «тяжелую артиллерию» стран четвертого мира – от Англии и Израиля до Малайзии и Греции включительно. Характерной чертой Shism'a является фирменный сатанинский дизайн (чума, каннибализм, нацизм), а также выпуск компиляционных кассет и прямые контакты с родственными по духу журналами «Metal Mirror», «Metal Dominance» и «Chaos Music».

По словам редактора, он хотел «дать людям Украины и России редкую информацию о неизвестных командах, их музыке и образе жизни». Журнал принципиально не публикует материалы о местных группах.

Журнал был русскоязычный, но, действительно, вроде как был и англоязычный вариант (реклама с этой информацией есть в журнале «Deathrider»). И об отечественных проектах информация была – чтобы понять это, нужно просто пролистать третий номер! Насчёт «размножения на территории братской Бельгии», опять же, я не знаю, как были дела с англоязычной версией, но русскоязычная печаталась в городе Бишкек и информация об этом есть в самом журнале.

Всю остальную кушнировскую истерику «сатанинский дизайн (чума, каннибализм, нацизм)» оставлю без комментариев.

Савин также выпускал приложение к журналу – газету «Hard Way». Но что это такое я не знаю, но думаю, что это просто расширенная (8ми страничная) версия ньюслеттера.

Нынче ПГМ-нутый на идеях евразийства Лёня Савин тусуется с Дугиным, пишет умные книжки и проводит различные семинары.

 

Зин из Уфы «G.O.D» (2 номера, 1993-1994 годы)

Робкий и негромкий экзерсис башкирского железного фанзина. На английском языке и с грандиозными планами на будущее: стать альтернативой коммерческим изданиям типа «ZARRAZA». С точки зрения редакции, основная цель «G.O.D.» – «помочь нашим группам стать более популярными на Западе и, наоборот, западным командам стать более популярными у нас». Распространяется бесплатно.

Я встречал это название в каком-то из поздних фанзинов, но, увы, так и не вспомнил в каком и в связи с чем...

 

Единственный номер тульского «SPECIAL DEFECT» вышел в 1993 году.

Простенький ксероксный сборничек, состоящий из написанных «от руки» правдивых историй и миниинтервью с добрым десятком разнокалиберных хэви-металлических составов из Москвы, Тулы, Украины и Белоруссии.

Короче говоря, это один из типичных представителей металлической андеграундной прессы, которая просто лавиной обрушилась на несчастных фэнов как раз в 93 году. К очень большому сожалению, количество практически не переросло в качество...

 

Напоследок о московских изданиях.

«Совметаллист» (3 номера, 1987 – 1988 год):

Толстое как свинья издание, выпускавшееся исключительно с конъюнктурно-коммерческими целями. Большая часть материалов посвящалась русскоязычным металлическим бандам («Мастер», «Круиз», «Черный обелиск», «Кросс», «99%», «Атака»). Делался «Совметаллист» на халявном подмосковном ксероксе и целенаправленно распространялся вне пределов Москвы в информационно голодных регионах (Саратов, Казань, почему-то Эстония и т.д.). Впоследствии авторы журнала продолжали публиковаться (с той же тематикой и успехом) в официальной музыкальной прессе.

Предвзятость Кушнира здесь налицо: о какой конъюнктурности можно говорить в 87 году? У нас что, дофига было металлических проектов? Или металл был так адски популярен, что на нём можно было делать деньги? Или рок-издание – это «по умолчанию» андеграунд, а металлическое – мейнстрим и конъюнктура? Где логика?

 

«Новый ХЭ’м» (6 номеров, 1988-1989 годы) – в принципе, о нём можно было бы и не писать, если бы не парочка интересных фактов. Редактором издания был Егор «А.Влагалищев» Зайцев, являющийся не только сыном придворного модельера Вячеслава Зайцева, но и известным персонажем в столичной рокерской и байкерской тусовках, в которые входил тогда ещё молодой и дерзкий, а нынче друг президентов и попов, Сашка Хирург. В «заграницах», в среде русскоязычной эмиграции, журнал помогал распространять Зайцев-старший.

Хотел поместить несколько цитат из книги об этом издании, но передумал. Судя по всему, журнальчик был с обычной рокерско-байкерской атмосферой и с каким-то мажорным привкусом...

 

Банальный рокерский «НОРИС» (3 номера, 1988-1990 годы) не стоил никакого внимания, если бы в 1991 году, после раскола редакции, часть из образовавшиеся «осколков» не создали метал-журнал «ТТТРРАХ».

 

Очень хорошо, что последним журналом в этом небольшом обзоре будет «ШАБАШ» (3 номера, 1990-1991). Предоставлю слово Кушниру:

На первый взгляд, совершенно заурядный металлолитейный журнал, напичканный довольно странными переводами – вроде бы из «MEТAL STAR», «НОТ METAL», «METAL HAMMER» с акцентом на личную жизнь звезд трэш- и дэт-рока.

В реальности уникальность данного издания заключается даже не в пресловутой редакторской кухне, а в самой природе механизмов, стимулировавших творческий процесс его создателей.

По-видимому, начать правдивую историю «Шабаша» следует с того, что каждому из редакторов в момент подготовки первого номера только-только стукнуло 16 лет. В родной школе, как это часто случается, существовала извечная проблема с иностранными языками. Сначала преподавался немецкий, затем – английский, часто менялись учителя и программы, вечно не хватало учебников, словарей, лингафонных кабинетов и т.д. Несмотря на бесконечные проверочные тесты из POHO, ни английский, ни немецкий ребята так и не выучили, а переводить статьи и выпускать журнал «хотелось жутко...».

По воспоминаниям литредактора «Шабаша» Стаса Крюкова, в подобной ситуации «приблизительно пятая часть каждого материала добросовестно переводилась слово в слово по словарю, а значение присутствующих в статьях музыкальных терминов узнавалось у старших». Все остальные факты брались из головы – по принципу «чем больше навру, тем красочней будет». Целью редакции было как можно сильнее напугать читателей – членов межрегиональной организации под названием «ЛОМ» (Лига Объединенных Металлистов), напоминавшей собой слабую пародию на «НОРИС». Общее количество добровольцев в данной масонской ложе неумолимо приближалось к трём сотням и в течение нескольких месяцев журнал покупался ими с невиданным для тех времен энтузиазмом. Из «Шабаша» любители тяжелого рока узнавали о «смерти» Керри Кинга и «воскрешении» Бона Скотта, о поголовно-негритянской группе «DEATH» и странных «побочных заработках» ритм-секции «Sinderella».

«Самым удивительным было то, что журнал, в лучшем случае годящийся для игры в самолетики, все-таки покупали. Стоил «Шабаш» недешёво – четыре рубля плюс рубль за почтовую пересылку, – вспоминает Станислав. – При тираже сто экземпляров я сразу же умножал в уме и получал четыреста рублей чистой прибыли.

Считать я умел.

Но в нашем случае законы арифметики почему-то не срабатывали. Когда выяснилось, что мы выручили всего лишь сто рублей на двоих, я был настолько потрясен, что решил, будто бы нас обокрали. На самом деле все оказалось намного прозаичней. Просто когда рассчитывалась прибыль, нами по неопытности не были учтены затраты на ксерокс. Позднее мы все таки поняли, что выпускать журнал собственными силами не выгодно, а когда обратились к спонсорам, то получили ответ типа: «Вот если бы вы выпускали кирпичи... тогда, конечно, другое дело». Но мы выпускали не кирпичи, а рок-журнал».

В момент появления на свет третьего номера внутри монолитного редакторского коллектива нежданно-негаданно произошел идейный раскол. Суть его была весьма нетривиальна. После того как макет отправлялся для тиражирования в другой город и отксеренные листы возвращались обратно, их, по логике, требовалось соединять скрепками. С этими канцелярскими принадлежностями в редакции были вечные сложности, и вместо трех скрепок экземпляры скреплялись всего лишь двумя. В какой-то момент Крюков, сильно глумившийся по этому поводу, предложил использовать только одну скрепку. Главный редактор Андрей Шуган из этических соображений упорно настаивал на двух. С его точки зрения, «отсылать туалетную бумагу, скрепленную всего лишь одной скрепкой, было бы просто кощунственно».

К сожалению, найти компромисс так и не удалось. Разочаровавшийся в издательском бизнесе Крюков ушел в оппозицию и перевелся в соседнюю школу, а его напарник вскоре нанялся куплей и продажей недвижимости. Сам журнал трагическим образом скончался – под траурные марши ушедших времен и противное хихиканье грядущих перемен.

 

Вот и всё на этом. Напоминаю, что это ни в коем случае не обзор металлической прессы, а лишь статейка, основанная на интересной книге. Про металлические издания надо писать отдельно.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте