Мои музыкальные проекты

 

   Ищу дистрибьюторов для распространения CD  

 

Эволюция мифозоев

Автор: О.М. Иванова-Казас, источник: журнал «Природа», №4, 2007 год.


Эволюционным изменениям, как известно, подвержены все живые организмы. Внешне это выражается в появлении и накоплении каких-то новых морфологических признаков. Возникновение этих признаков у мифозоев (от греч. μυθος – миф, сказание, предание и ζωον – животное) мы уже пытались объяснить исходя из тех скудных сведений об их индивидуальном развитии, которые содержатся в самой мифологии. Самые причудливые из мифозоев обычно возникают в результате волшебных превращений или рождаются уже в законченном виде, и об их предыстории ничего неизвестно. Однако если сравнить мифологемы, относящиеся к разным эпохам, то в облике действующих в них персонажей иногда можно заметить значительные различия. Так как сами мифозои созданы человеческим воображением, то и причины возникновения этих различий следует искать в психологии человека – в стремлении сделать свои создания более впечатляющими (вызывающими сочувствие и восхищение или, наоборот, устрашающими и отталкивающими). Поэтому неудивительно, что между биологической и мифологической эволюцией немало значительных различий.

Биологическая эволюция осуществляется в ряду сменяющих друг друга поколений и потому тесно связана с процессами размножения, а в её основе лежат наследственность, изменчивость и естественный отбор, уничтожающий все неудачные нежизнеспособные варианты.

Направление эволюции определяет борьба за существование, заставляющая животных и растения приспосабливаться к различным конкретным условиям среды их обитания. Однако эти азбучные истины не были известны древним мифотворцам. В мире мифологических существ явно преобладает изменчивость, и от любой пары родителей может произойти самое неожиданное потомство. Наследственность же проявляется лишь в исключительных случаях (пример – рождение Минотавра от союза женщины с быком), а роль отбора выполняет всё та же человеческая фантазия. А это означает, что важный фактор мифологической эволюции – изменения в мировоззрении людей и смена религиозных представлений, влияющих на психологический и морфологический облик мифозоев.

Мифологическая эволюция бывает похожа на биологическую лишь в тех случаях, когда какой-то вид мифозоев представлен большим количеством способных к самовоспроизведению особей. Иногда же эволюционным изменениям подвергаются мифозои, представленные только одним экземпляром (например, Сцилла), и тогда эволюция больше напоминает индивидуальное развитие.

Пока удалось выяснить эволюционную историю сравнительно немногих мифозоев, и всё же попытаемся обрисовать основные направления мифологической эволюции, подкрепив это наиболее яркими примерами.

* * *

Первоначально персонажи мифов и сказок, по-видимому, ничем не отличались от обыкновенных людей и животных, а свои фантастические особенности они приобрели позднее. Первые морфологические отклонения от нормы у мифозоев выражаются в изменении их размеров или количества органов (голов, конечностей и т.д.). Птица Рухх из арабских сказок, например, могла унести в своих когтях несколько слонов, а в древнегреческой мифологии известны 100-глазый Аргус и одноглазые циклопы. К слову, увеличение или уменьшение числа гомологичных органов (полимеризация или олигомеризация) происходят и в биологической эволюции. Но в природе более распространена олигомеризация (важный показатель прогрессивной эволюции), а в мифляндии преобладает полимеризация. Очевидно, в древности полагали, что усиление какой-то функции легче всего достичь увеличением числа соответствующих органов – действительно, победить многоголового дракона гораздо труднее, чем одноголового. У мифозоев часто изменено и взаимное расположение органов (гетеротопия), приводящее к изменению типа симметрии – важнейшего элемента плана строения.

Безусловно, все упомянутые морфологические изменения – значительные отклонения от нормы, тем не менее они не затрагивают видовую принадлежность животных, и таких организмов следует относить к тератозоям (от греч. τερατος – уродство и ζωον – животное). У многих же мифозоев некоторые органы «заимствованы» у животного другого вида. Классичсский пример тому – хорошо всем известная Химера (от греч. χιμαιρα – коза). Судя по названию, это нелепое существо изначально было просто козой, и остается только гадать, как и почему у нее появились ещё головы льва (спереди) и змеи (на кончике хвоста). Химера стала именем нарицательным для обозначения других мифозоев, тело которых содержит органы разных видов животных, а их эволюционное превращение можно назвать химеризацией.

В одних случаях чужеродные органы могут быть дополнением, или аддицией, к изначальной организации животного (например, птичьи крылья у Пегаса), в других – подменой, или субституцией, соответствующего органа исходного животного (например, голова птицы, зверя или крокодила у многих египетских богов). Дальнейший прогресс эволюции некоторых мифозоев был направлен в сторону увеличения числа видов комбинирующихся животных. Соответственно различаются химеры двойные, тройные и т.д.

Следует, однако, заметить, что не все химеры представляют собой такое же бессмысленное соединение разнородных частей, как у классической Химеры; составляющие их части нередко имеют определенный символический смысл. Так, например, грифон (лев с головой и крыльями орла), соединяя в себе «царя зверей» и «царя птиц», олицетворяет могущество на земле и на небе, а иногда служит посредником между двумя мирами – Землей и Небом.

Химеры весьма разнообразны, в их образование вовлечено 28 видов млекопитающих, семь видов птиц (а также птиц без указания вида), пять видов рептилий, жаба, лягушка, рыбы, семь видов членистоногих, а иногда даже растения. Кроме того, примерно 70% химер содержат части тела человека. Такие миксантропные химеры возникают в результате зооморфизации (грубо говоря, озверения) человека или антрпоморфизации (очеловечивания) животного.

Антропоморфизация, по-видимому, связана с периодом в истории религиозных представлений, когда животных обожествляли (зоолатрия). Некоторых из них считали первопредками и духами-покровителями различных племен или просто богами. Одновременно люди приписывали этим животным черты собственной психологии, и потому антропоморфизация чаще всего начиналась с головы. Зооморфизация же происходила, когда человек становился злодеем или колдуном.

Обсудив основные направления мифологической эволюции, приступим к рассмотрению конкретных примеров.

* * *

Сцилла (или Скилла) – чудовище, впервые описанное Гомером в «Одиссее» (XII в. – VIII в. до н.э.). Жила она на берегу узкого морского пролива в пещере, где скрывала заднюю часть своего тела, спереди же у нее было шесть собачьих голов на длинных шеях и шесть пар собачьих ног. Питалась Сцилла дельфинами, тюленями и другими морскими животными, а когда мимо проплывали корабли, собаки хватали и людей. Таким образом, Гомерова Сцилла – это собака с полимеризованными головой и передними конечностями, что скорее напоминало целую свору собак.

Однако в «Метаморфозах» Овидия (43 г. до н.э. – 18 г. н.э.) Сцилла выглядит совсем иначе. По мнению Овидия, сначала она была прекрасной девушкой, которую злая волшебница Цирцея (Кирка) из ревности превратила в чудовище. Только верхняя половина тела осталась у бедняжки человеческой, задняя же стала змеиной, а в области пояса или таза отходили передние части шести собак. Таким образом, за десять веков, отделяющих Овидия от Гомера, Сцилла испытала антропоморфизацию (приобрела женский торс) и превратилась из тератозоона в тройную химеру. Но, к сожалению, мы не знаем, сам ли Овидий сочинил эту мифологему или образ Сциллы изменялся постепенно, передаваясь из уст в уста.

Саранча, впервые упомянутая в библейском Ветхом Завете в натуральном виде, впоследствии претерпела удивительную и скачкообразную (без промежуточных стадий) трансформацию. Когда Моисей решил вывести евреев из египетского рабства, а фараон воспрепятствовал этому, Бог стал насылать на Египет различные бедствия, получившие название казней египетских (только после десятой казни фараон вынужден был отпустить евреев). Восьмой казнью было нашествие обыкновенной саранчи, которая уничтожила все посевы и обрекла людей на голод (при этом она действовала в полном соответствии со своей природой).

Снова в роли кары небесной, но совсем в ином виде предстала саранча в Апокалипсисе (Откровении) Иоанну Богослову – как предупреждение о грядущем наказании грешников. Она будет послана не уничтожать посевы, а терзать самих людей. В «Откровении» по виду своему она «была подобна коням, приготовленным на войну; и на голове у ней как бы венцы, похожие на золотые, лица же у ней – как лица человеческие; и волосы у ней – как волосы женщины, а зубы у ней были, как у львов; на ней были брони, как бы брони железные, а шум от крыльев её – как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну; у ней были хвосты, как у скорпионов. И в хвостах её были жала; власть же её была – вредить людям пять месяцев». Ужаленные саранчой люди будут ужасно страдать, и молить о смерти, но смерть не придет к ним.

По-видимому, Иоанн Богослов не специально придумал эту химеру, она спонтанно возникла в его подсознании. Но составные части этой саранчи собраны неслучайно. От простой саранчи взяты только крылья, необходимые для массированных налетов, от скорпиона – жало, главное орудие наказания, от человека – голова (проявление антропоморфизации), которая должна различать праведников и грешников, а закованное в броню тело лошади придает этой саранче сходство с боевой колесницей того времени.

Однако образ апокалиптической саранчи, проникший в Европу вместе с христианством, сильно изменился. Судя по всему, Иоанн Богослов (обитатель Малой Азии) имел некоторое представление об обыкновенной саранче и скорпионах, а средневековые европейцы о них были очень слабо осведомлены. Так, у саранчи вместо её крыльев появились птичьи, а жало скорпиона заменила голова змеи, т.е. произошла двойная субституция, обусловленная сменой «экологической» (ментальной) обстановки.

Кентавр, согласно классической легенде, впервые родился от союза царя лапифов Иксиона и богини облаков Нефелы, но потом появилось много кентавров (предполагается, что их сексуальными партнершами были кобылы). Но современные ученые полагают, что прообразом кентавров послужили почти не слезавшие с лошадей кочевники в Фессалии, поразившие воображение греков, которые во времена Гомера ещё не умели ездить верхом.

Судя по старинным изображениям, некогда существовало много разновидностей кентавров, так что можно представить себе их эволюцию, в которой большую роль сыграла зооморфизация. Примитивным кентавром считается человек, к тазу которого сзади присоединен круп лошади с задними ногами. Зачем понадобилось такое новоприобретение, почему оно произошло, неясно, так как ничего, кроме неудобств, оно не дало. Тем не менее, поскольку в этой химере человек представлен целиком, а лошадь – лишь частично, можно заключить, что исходной стадией эволюции кентавров был именно человек.

В дальнейшей эволюции человеческое тело сократилось до верхней половины, и получился так называемый онокентавр. Эта фигура немного более гармонична, но самый удачный вариант представлен типичным кентавром, у которого человеческий торс соединён с полным корпусом лошади. Это существо обладает разумной головой человека и человеческими руками, способными к сложным манипуляциям, и в то же время может быстро преодолевать большие расстояния. Если верить мифологии, именно такие кентавры были представлены в Древней Греции целыми стадами. Дальнейшая зооморфизация привела к тому, что от человека осталась только голова, но с биологической точки зрения утрата человеческих рук – это уже регресс.

Однако на этом эволюция кентавров не заканчивается, а только меняет направление – к телу типичного кентавра присоединяются крылья и получается птерокентавр. а у ихтиокентавров задняя половина лошади замещается (субституция) рыбьим хвостом. В результате этих изменений кентавры переходят в категорию тройных химер.

Не менее интересна эволюция европейских чертей. Ещё у древних греков был бог лесов, полей, стад и плодоносных сил природы Пан. Он любил играть на свирели и танцевать с нимфами. Очень похожи на Пана были похотливые сатиры, составлявшие свиту Диониса. Сначала Пана представляли себе козлом, но потом он стал выше пояса человеком (но с рожками на голове), а ниже пояса остался козлом. Так же изображали сатиров.

После того, как язычество было вытеснено христианством, многих мифозоев стали причислять к нечистой силе, и сатиры превратились в чертей. Хотя черти могут приобретать вид любого животного или человека, но преобладающим стал облик козлоногого сатира. Впрочем, образ чёрта сильно варьирует. На Украине у чертей вместо лица появилось свиное рыло (субституция). Иногда дальнейшая антропоморфизация сочеталась с приобретением новых зооморфных признаков. На миниатюре XVI в. изображён чёрт – четверная химера – с головой и телом человека, рогами и хвостом козла, крыльями летучей мыши и птичьими лапами вместо ладоней и ступней. Средневековье создало благоприятную почву для видообразования чертей. Художники изощрялись, изображая самых нелепых и фантастических бесов, в роде тех, которые терзают св. Антония на гравюре М.Шонгауэра. С другой стороны, Мефистофель – чёрт высокого ранга (который у Гёте запросто беседует даже с Господом Богом) – имеет вид весьма импозантного мужчины, а о его низменном происхождении свидетельствуют только козлиная бородка и раздвоенное копыто на одной ноге. Но к состоянию обыкновенного козла черти не вернулись – очевидно, мифологическая эволюция так же необратима, как биологическая, и возврат к исходному состоянию невозможен.

Ангелы также относятся к мифозоям. Эти добрые духи, посланники Бога, составляющие его свиту и воинство, упомянуты уже в Ветхом Завете. Они сопровождали Бога, когда он явился Аврааму и сообщил ему, что у него родится сын Исаак, от которого произойдут многие народы. Потом они посетили Лота и предупредили его о предстоящей гибели Содома и Гоморры, причем Лоту пришлось защищать их от посягательств содомских гомосексуалистов. Ангелы посещали землю и по собственной инициативе, пленившись красотой «дочерей человеческих», т.е. смертных женщин, которые породили потом поколение особенно сильных и красивых людей. В видении Иакова ангелы спускались с Неба и поднимались на него по лестнице. Во всех этих случаях они внешне не отличались от людей. Птичьи крылья у них появились позднее (начало зооморфизации), но это не сделало их страшными и звероподобными; художники изображали ангелов с красивыми юношескими, женственными лицами.

Затем богословы разработали иерархию из девяти ангельских чинов. На нижних ступенях этой иерархии находились рядовые ангелы и архангелы, имевшие только одну пару крыльев, а на высших – серафимы и херувимы. У серафимов было уже три пары крыльев, из которых одна служила для полета, вторая закрывала лицо, а третья – ноги. Зооморфизация достигла апогея у херувимов. Имя «херувим» впервые упоминается в Библии в связи с изгнанием Адама и Евы из Рая – херувим с огненным мечом был поставлен, чтобы преградить им путь к Древу Жизни, плоды которого давали бессмертие. Затем, когда Моисей получил от Бога скрижали с десятью заповедями, для хранения которых был построен специальный ковчег, на золотой крышке последнего были изображены два херувима, причём из лаконичного библейского текста известно, что у этих херувимов были человеческие лица и крылья. А подробное описание внешнего вида этих ангелов дано в книге пророка Иезекииля, написанной в V в. до н.э. Иезекиилю привиделось какое-то облако, «aиз середины его видно было подобие четырех животных», имевших облик, как у людей, но они имели по четыре лица (человека и льва справа, орла и тельца слева) и четыре крыла, два из которых смыкались сверху друг с другом, а два других покрывали тело. Под этими крыльями находились человеческие руки, а вместо ступней у них были бычьи копыта (иначе говоря, херувимы были четверными химерами). Кроме того, перед лицами херувимов находились четыре колеса из топаза, в которых содержался дух этих странных существ. «И все тело их, и спина их, и руки их и крылья, и колеса кругом были полны очей – все четыре колеса». Считается, что головы херувимов имеют следующее символическое значение: человеческая символизирует разум, львиная – силу, орлиная – небесное парение, а голова тельца – жертвенность (позднее эти головы стали символами евангелистов – Матфея, Марка, Иоанна и Луки).

Но к концу 2-го тысячелетия религиозные представления стали более рациональными и менее образными, а многие церковные термины приобрели новое более прозаическое, бытовое значение. И хотя ангелы по своей природе существа мужского пола, слово «ангел» стало эталоном женской красоты (царица Тамара у Лермонтова была «прекрасна, как ангел небесный»), а зооморфные признаки херувимов стали забываться. В четырёхтомном «Толковом словаре русского языка» о херувиме сказано только, что это ангел высшего чина и что так называются вербные игрушки – куклы с крылышками; но даётся также специальное объяснение слова «херувимчик» – ласкательное название пухлого румяного маленького ребёнка. Вот как теперь унижен и опошлен облик одного из ангелов самого высокого ранга.

Изменения внешнего облика херувимов можно сравнить со сменой возрастных состояний человека. Древо Жизни охраняет совершенно антропоморфный молодец с мечом, ко времени получения скрижалей у херувимов появились крылья, Иезекиилю они явились в полном расцвете, достигнув максимальной сложности и величия, затем херувимы как бы уходят со сцены и начинается период их деградации (старения), а в XX в. они и вовсе впадают в детство – превращаются в херувимчиков.

* * *

Я надеюсь, что приведённых примеров достаточно, чтобы убедить читателя в существовании мифологической эволюции и дать представление о её закономерностях. Хотя причиной эволюции мифозоев служит не борьба за существование, а изменения в мировоззрении и психологическом настрое людей, многие эволюционные преобразования в морфологии реальных животных (полимеризация и олигомеризация гомологичных органов, изменения типа симметрии и т.д.) наблюдаются и у мифозоев. Но для мифологической эволюции характерны резкое преобладание изменчивости над наследственностью и тенденция к химерообразованию, приводящая к возникновению нелепых нежизнеспособных существ. Это стало возможным из-за того, что место естественного отбора занимает человеческая фантазия, часто нарушающая законы природы.






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте