Дизайн и эстетическое воспитание 2/2

ТП — опытный маглев ТрансПрогресс (транспортное средство, прогрессивное). Производство с 1979 по 1986 г.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

И. М. АБАЕВА и О. А. БАРМАШ

В студии детского творчества при Центральном доме архитектора занимается свыше двухсот детей, и желающих становится всё больше. Мы не уповаем на то, что все эти дети обязательно станут архитекторами. Программа наша очень широкая и рассчитана прежде всего на общее эстетическое воспитание.

Начинаем мы с истории искусств: с шестилетнего возраста приобщаем детей к восприятию памятников архитектуры и искусства, возим в музеи, даём первоначальные сведения о культуре Древнего Египта и Греции и т.д. И конечно же, пытаемся сделать это на доступном детям уровне.

В Доме архитектора демонстрировалась выставка, которая имела большой успех. Тема её – впечатления детей об увиденных ими памятниках. По нашей просьбе они перевели свои впечатления в графику, живопись, лепку.

При подготовке выставки мы предъявляли детям и требования к композиции, вернее к тому, как они могут воспринять композицию. Многое в работах детей оказалось для нас неожиданным. Мы поняли, что недооцениваем детей. Даже в шестилетием возрасте они прекрасно понимают все законы композиции (ритм, контрасты формы и цвета, симметрию и асимметрию и т. д.).

К сожалению, мы не очень знакомы с аспектами дизайна, с которыми можно было бы познакомить детей. Поэтому просим дизайнеров помочь нам.

Хотелось бы обратить ваше внимание на организационные проблемы. Основная сложность состоит в том, что профессиональных преподавателей эстетического воспитания у нас не готовят, а специалисты, окончившие вузы, не идут ни в детские сады, ни в среднюю школу, ни в ПТУ. Студии по эстетическому воспитанию, которые ведут энтузиасты, работают в плохих условиях, например в клубах по принципу «самоокупаемости», за счёт родителей. Но почему эстетическое воспитание должно ложиться только на плечи родителей? Ведь это государственное дело. Есть у нас и положительные примеры! в Ереване существует детский эстетический центр республиканского значения. Почему такие центры не создавать и в других городах, особенно в Москве? Считаем, что эту проблему тоже нужно решить незамедлительно.

 

И. А. АНДРЕЕВА

Недавно я пересмотрела письма с рисунками, которые мы во множестве получаем от детей. Дети рисуют свою «мечту» в области одежды, и рисуют очень разнообразно, ведь в познании мира она составляет постоянный и важный ориентир на всех возрастных этапах.

Однако ужасает неумение рисовать. Я имею в виду не профессиональное отношение к рисунку, а элементарное умение обращаться с фломастером, карандашом, кисточкой. Дети, за редким исключением, не имеют никаких навыков, хотя рисовать им хочется.

Что касается содержания рисунков, то и оно навевает грусть. Ребёнок рисует то, что ему представляется идеальным, но в большинстве случаев этот «идеал» я бы назвало «пышной пошлостью». Причём пошлостью утвердившейся, утверждённой и, по ещё одному наблюдению, почерпнутой из не очень далёкого прошлого. Все это результат недоработки взрослых в воспитании вкуса.

Нас, искусствоведов, имеющих отношение к моделированию детской одежды, очень волнуют проблемы воспитании и мировоззрения современных детей. И здесь мы огромное значение придаём воспитанию детей в микросреде. В нашем деле – а оно сугубо бытовое – до определённого возраста (примерно до 13-14 лет) микросреда играет определяющую, решающую роль. Мелочей здесь нет. Мы должны использовать любую возможность для воспитания вкуса у ребёнка.

 

А. 3. ГЕРМАН

Находясь на практической преподавательской работе в ПТУ, очень скоро начинаешь понимать, что эстетическое воспитание детей нужно начинать уже в самом раннем возрасте. Пока к нам приходит молодёжь, в этом отношении подготовленная слабо. В результате уже в стенах ПТУ мы пытаемся компенсировать недостатки школьного воспитания.

В этом мы опираемся на курс «Эстетическое воспитание», подготовленный для системы производственно-технического обучения. Крайне важен здесь раздел «Эстетика труда и производства», на расширении и углублении которого хотелось бы настаивать. Было бы очень желательно непосредственное участие в работе по этой теме дизайнеров.

 

Г. Н. ЗАЙЦЕВА

Курс «Эстетическое воспитание», который преподаётся в системе профтехобразования с 1982 года, является органической частью всего учебно-воспитательного процесса в профтехучилищах, способствует комплексному решению задач нравственно-эстетического и трудового воспитания учащихся. Курс достаточно хорошо оснащён – есть учебник «Эстетическое воспитание», методическое пособие, на Украине вышла «Хрестоматия» по курсу, ежегодно ВНМЦ выпускает методические рекомендации, по Центральному телевидению идут учебные передачи по программе курса, создаются учебные кинофильмы (например, «Эстетика труда и производства», «Дизайн», «Мода, вещи и мы» и т. п.).

Главная задача нашего курса – воспитать, развить такие качества и способности, которые превращают учащегося в активного созидателя, творца прекрасного, позволяют ему не только наслаждаться красотой мира, но и преобразовывать его по законам красоты.

Показателен в этом отношении опыт Орловского областного управления профтехобразования. Здесь учащиеся СПТУ не только слушают лекции по теме «Эстетика труда и производства», но и активно приобщаются к достижениям технической эстетики во время производственной практики на базовых предприятиях, вовлекаются в решение сложных вопросов НОТ, где эстетический аспект приобретает конкретный смысл, воплощаемый в доступной и понятной каждому учащемуся форме его профессиональной деятельности. Преподаватели в процессе изучения темы дают учащимся задания проанализировать условия труда в мастерских, подумать о том, что следовало бы изменить с учётом требований эстетики производства, внести свои предложения, разработать эскизы оформления интерьеров училища. Внедрение предложений учащихся по оборудованию и оформлению рабочих мест, интерьеров училища имеет большое воспитательное значение. Включение в производственную, общественно-полезную трудовую деятельность даёт им возможность на практике применить знания и представления о красоте труда и развить стремление к эстетической деятельности.

И всё-таки нам очень нужна помощь ВНИИТЭ по совершенствованию эстетического воспитания в вопросах дизайна. Необходимо с помощью дизайнеров оформить опорные кабинеты эстетики в нескольких профтехучилищах Москвы и по крайней мере тех городов, где есть филиалы ВНИИТЭ, совместно подготовить методические рекомендации по разделу «Эстетика труда и производства», создать слайды по отдельным темам курса. Желательно детально обговорить этот вопрос и заключить договор о совместной работе Госпрофобра и ВНИИТЭ.

У нас есть возможности для практического внедрения методов дизайна – базовые предприятия, ремонтные мастерские, обслуживаемые учащимися. Доходы некоторых училищ достигают полмиллиона руб. Сейчас мы пытаемся наладить производство для обслуживания населения. Во всём этом нужно взаимодействие со службами дизайна.

Ребёнок ещё в «игрушечном» варианте должен получить и усвоить эстетические основы – здесь все педагоги, воспитатели единодушны. Как же решать эту непростую задачу? Пути могут быть различными.

Польские специалисты, например, предложили систему дидактических игр, основной принцип которой: минимум исходных средств – максимум фантазии. Играя, ребёнок воссоздаёт окружающий его мир при помощи карточек в форме простейших геометрических фигур, пятнышек, нанесённых пальцем, выпачканным в краске, на лист бумаги и т. д. В студии детского творчества при ЦДА также стремятся развить творческие способности детей, научить их мыслить нетрафаретно. По заданию преподавателей они переводят впечатления об увиденном в графику, живопись, лепку (снимок справа).

 

А. Г. УСТИНОВ

Сегодня в программе сорокачасового курса «Эстетическое воспитание» дизайну отведён лишь один час в теме «Эстетика труда и производства». Конечно, было бы крайне нежелательным пересматривать соотношение часов преподавания в пользу дизайна за счёт других искусств. Однако есть возможности для самостоятельных занятий учащихся, для внеклассного преподавания основ дизайна и практического их освоения. Беда в том, что преподаватели курса «Эстетическое воспитание» часто не знают, чему и как учить по этому разделу учебной дисциплины. Поэтому ощущается острая необходимость не только в организации специальных курсов повышения квалификации преподавателей в ПТУ, но и в создании и распространении специальных учебных пособий по дизайну, которые могли бы служить дополнением и расширением курса «Эстетическое воспитание».

Издательством «Высшая школа» за последние годы трижды издана серия учебных плакатов на тему «Эстетика труда и производства», разработанных директором одного из СПТУ г. Ростова И. П. Юровым. Все три издания не только мгновенно разошлись – преподаватели требуют новых тиражей.

Каков должен быть характер «дополняющих» учебных пособий по интересующему нас направлению? В них нужно наглядно показать тот мир дизайна, который предстоит создать будущему рабочему, причём создать самому и для других, как развитие идеи трудового самообслуживания, о которой уже говорил в своём выступлении С. О. Хан-Магомедов. Естественный и, как мне кажется, существенный вывод из этого – перенос акцента на эстетику объекта и продукта труда, где можно будет изложить основы знаний и умений, сконцентрированных в дизайне. Эта категория сразу же выделяет дизайн среди других искусств, трактуемых в курсе «Эстетическое воспитание», связывает дизайн с другими областями эстетической деятельности, продукт которых тоже рукотворен.

 

А. П. ЕРМОЛАЕВ

Разговор об эстетическом воспитании по традиции быстро переходит на уровень обсуждения проблем эстетики труда, к эстетике организации производства, быта, торговли, поведения и, наконец, к этике взаимоотношений во всех вышеупомянутых сферах. Участники разговора всегда легко соглашаются с расхожей формулой: надо на классических образцах воспитывать высококультурного человека. Однако такого рода эстетическим воспитанием мы заняты уже многие десятилетия. Тем не менее, поворачиваясь лицом к создаваемой нами же предметной реальности, обнаруживаем на каждом шагу вопиющий неэстетизм её организации, за которым стоит невнимание к художественной форме.

Мы как-то упускаем из виду, что помимо ценностей духовной культуры, мира человеческих отношений, в которые мы пытаемся открыть дверь с помощью искусства, существует ещё мир воспринимаемый, осязаемый, мир зрительной культуры и активного практического формообразования, то есть мир тех ценностей, которые делают человека способным не просто смотреть, но видеть – заинтересованно, неравнодушно воспринимать и ценить качества окружающего нас предметного мира, а также, я случае необходимости, осмысленно, грамотно, эстетически небезразлично формировать вещь: плотину или станок, забор вокруг стройки или стенгазету. Робость детей перед листом ватмана, кистями и краской переходит у взрослых на всякое дело, в котором надо представлять, воображать и изображать, – на работу конструктора, учителя, руководителя. Отсюда – решения, пространственно элементарные, зрительно неинтересные, пластически примитивные.

Речь идёт не об отсутствии вкуса (это особый разговор), а об отсутствии минимального навыка формообразования, об отсутствии развитого чувства формы создаваемой человеком вещи, об неумении переводить образы внутреннего видения (может быть, и высокого вкуса) в воспринимаемую окружающими оформленность.

Для того чтобы перекинуть мост от умиляющей наивности детского рисунка к профессионализму взрослого формообразования, необходим на всех возрастных уровнях попорот внимания от сюжета к материалу творчества, к рукоделию (руками деланию), развивающему способность видеть предмет.

Можно сказать, что целью эстетического, а точнее художественного воспитания, является развитие способности компоновки, организации формы, формообразования. За этим стоит не столько приобщение к образцам изобразительного искусства, не столько умение похоже изображать тот или иной предмет, сколько развитие необходимейшей способности умного, осмысленного восприятия окружающего нас мира и умного, сознаваемого творчества, формирование основ универсального проектного мышления, основывающегося на осмысленной постановке задач (в том числе художественных), требующих решения и сознательного движения по пути их решения.

 

В. И. ТАСАЛОВ

На мой взгляд, главный вопрос сегодняшнего обсуждения – это вопрос о том, какие теоретические и практические задачи эстетического воспитания могли бы ставиться и решаться с помощью дизайна. Одним из актуальных поворотов темы дизайнерского воспитания является взаимосвязь её с темой научно-технического прогресса, с НТР.

Потребительский вещизм, кризис его безвкусицы, зачастую безобразное формально-изготовительское качество множества изделий – это не просто абстрактная «недоразвитость» чувства красоты и формы. Как правило, это следствие антисовременности, отрыва от актуальных формообразующих потенций современной науки и техники, от новейших технологических процессов. В результате мы отмечаем отсталое конструктивное мышление у преобладающей массы людей, которые сегодня на производстве реально образуют формы окружающих нас вещей. Сюда, кстати, относится и естественно-научное и даже технологическое чувство природы – природности материалов и природной законосообразности конструкций современной технологии. Современное чувство красоты без этого невозможно, ведь естествознание – это и есть та же природа, переведённая в плоскость научных принципов понимания её веществ, процессов и законов. Что уж говорить о принципах творческого мышления дизайнера, которое пропитано всей культурой производства и должно снова и снова воспитываться в этой своей синтетичности! Этот вопрос даже в философии, психологии и эстетике у нас до сих пор практически не освещён.

Отсюда возникает разрыв между мышлением на уровне «готовых вещей» и мышлением на уровне формообразовательных структур или внутренних форм вещей, который является реальностью наших производственных традиций.

Хочу обратить внимание и на связь дизайна и современного искусства. Не может быть, конечно, никакой подлинно современной художественности дизайна и использования его как средства эстетического воспитания в школах, ПТУ и вузах вне рассмотрения проблем дизайна в глубокой связи с закономерностями общемирового искусства XX столетия. Это для всех очевидно. Но это именно то, чего, к сожалению, нет в учебнике «Эстетическое воспитание». Следовательно, между накопленным в этом искусстве арсеналом авангардных принципов структурного формообразования, органичности формы, художественной выразительности форм вещей и традиционными пристрастиями, вероятно, большинства преподавателей эстетического воспитания в школах, ПТУ и вузах, которые современное искусство XX века обходят стороной, возникает удручающая пропасть.

Надо решительным образом художественно перевоспитывать сначала самих педагогов по искусству и дизайну. В связи с этим большая воспитательная нагрузка ложится на учебник «Эстетическое воспитание». Вышел он в 1984 году, но приходится констатировать, что многое в нём написано по устаревшим принципам, если рассматривать их в отношении к проблемам дизайнерского воспитания. А рассматривать его так мы имеем все основания, ибо он предназначен для массовой сети профтехучилищ. Не могу рецензировать сейчас этот учебник подробно, но даже беглое ознакомление не позволяет согласиться с похвалами педагогов профтехучилищ в его адрес. Возьмём первые, исходные главы учебника – мы не найдём здесь ни чётких определений красоты, художественной формы, композиции и т. п., ни перечислений и характеристик относящихся к ним закономерностей и признаков. Понятие формы вообще отсутствует. О красоте, чувстве прекрасного говорится много, но это набор «беллетристических», эмоциональных сентенций, а не строгий учебно-педагогический материал. В обычной школе даже пятиклассники и шестиклассники получают первые простые, но именно основополагающие определения главных понятий и принципов арифметики, алгебры, физики, биологии. Почему же 15-летние юноши и девушки не должны сразу же получить более или менее строгие представления о структуре, форме, ритме, пропорции, композиции, фактуре, цвете и т. п.?

Много «беллетристики» в разговорах о чувстве красоты природы, но не перекидывается никакого моста между чувством природы и естествознанием, законами природы, наукой о природе. То есть чувство красоты природы «описывается» в его бытовом, а не в естественнонаучном и рационализируемом содержании, что для такого учебника совершенно необходимо. От естественных принципов – прямой переход, как я уже говорил, к принципам технологии, конструкций, промышленного производства. Но поскольку этих переходов в учебнике тоже практически нет, то неудивительно, что учащимся не даётся никаких представлений о существе проектно-конструктивного мышления и творчества. Допустимо ли, чтобы в учебном пособии такого свойства не было ни одного аналитического рисунка явлений природы, никаких характеристик основных материалов природы и техники, ни одного чертежа, ни одной конструктивной схемы машины или технологического процесса и чтобы учащимся не пояснялись скрытые тут эстетико-художественные закономерности формообразования и проектного творчества?

 

А. С. РУБЦОВ

История нашего художественно-строительного училища, если её проанализировать, отражает борьбу некоторых, порою противоположных, тенденций. Наше училище когда-то воспитывало различных специалистов: лепщиков, макетчиков, краснодеревщиков и многих других. Сейчас осталось лишь три профессии. Ведь жизни, практике требуются просто строители.

Но мы хотим осуществить лозунг «От мастерства – к творчеству». Поэтому используем все возможности для того, чтобы более широко представить художественные профессии. Так, мы приняли активное участие в подготовке Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве, где сотрудничали с Московским архитектурным институтом. Для того чтобы продолжать деятельность такого рода, нам необходима помощь со стороны теории. Пока же мы располагаем лишь учебником «Эстетическое воспитание». Этот учебник – пока ещё «дитя». И вместо того, чтобы помочь его становлению, на него обрушиваются с критикой. Нужно понять, что если от него отказаться, нам не на что будет опереться.

Со всей определённостью могу сказать, что мы, преподаватели ПТУ, вполне сознаем, что готовим современного рабочего. Но для этого нужно сотрудничество между практиками и теоретиками. Ведь мы, между прочим, даём кадры науке, так почему же мы не получаем их обратно, в то время, когда у нас создался острейший дефицит квалифицированных специалистов?

В этом отношении я согласен с тем, что дизайн как форма эстетического воспитания может многое. И то, что он должен пронизывать всё образование в наших училищах, правильно в любой форме. И конечно, обучение в училищах надо осуществлять на самых лучших в дизайнерском отношении образцах изделий, отражающих наиболее прогрессивные тенденции культурного и научно-технического прогресса, а не на тех примитивных и просто некрасивых образцах, которые, к сожалению, все ещё существуют в учебно-педагогической практике. Изменить такое положение может только профессиональный дизайнер, пришедший преподавать в СПТУ.

 

В. Ф. СИДОРЕНКО

Подводить какой-либо итог проблеме, выдвинутой на обсуждение, ещё рано. Совершенно очевидно, что эстетическое воспитание, как и образование в целом, находится сейчас на пороге глубоких качественных преобразований. Мы затронули только часть вопросов, требующих серьёзных исследований и экспериментов. В выступлениях представителей системы профтехобразования прозвучали, на мой взгляд, дельные и конструктивные идеи и предложения по качественной перестройке эстетического и профессионально-трудового воспитания молодёжи на основе дизайна.

Практическая реализация этих идей превращает систему профтехобразования в потенциального потребителя огромной армии дизайнеров-педагогов, которых в свою очередь тоже надо готовить.

Таким образом, решение проблем в сфере среднего и профессионально-технического образования зависит от развития системы высшего дизайнерского образования.

В свою очередь огромный резерв повышения качества и эффективности высшего образования, в том числе дизайнерского, заключается в возможности повышения качества образования на нижних уровнях. Следовательно, необходимо взглянуть на сферу образования как целостную систему во взаимосвязи всех его уровней и отраслей.

Поэтому целесообразно вынести эти вопросы и продолжить их обсуждение на уровне Всесоюзной конференции по проблемам развития системы дизайнерского образования с участием всех заинтересованных сторон: ГКНТ (ВНИИТЭ), Министерства высшего и среднего специального образования СССР, Министерства культуры СССР, НИИ проблем высшей школы, Министерства просвещения СССР, Государственного комитета по профессионально-техническому образованию, АПН, НИИ профтехобразования.

Учитывая важность поднятых на «круглом столе» вопросов, редакция ТЭ ужо о процессе подготовки его материала к печати обратилась к руководителям некоторых заинтересованных министерств и ведомств с просьбой высказать своё мнение. Публикуем первые из полученных откликов.

 

ДИЗАЙНЕРСКУЮ КУЛЬТУРУ – МОЛОДЫМ РАБОЧИМ

Придание технической эстетике педагогического смысла, выработка педагогической концепции дизайнерского образования в СПТУ – задача принципиально нового социально-исторического содержания. Рабочий класс меняет в условиях ускорения научно-технического прогресса свой производственный статус. Поэтому требуется и упреждающая педагогическая стратегия.

Опыт педагогического использования дизайна уже закладывается. Однако, как правило, он носит характер эмпирических педагогических откровений и встречается эпизодически, там, где есть энтузиасты. Необходимо начать работу по внедрению научно обоснованной установки на массовый переход к новому типу мышления и культуры, на преодоление дизайнерской безграмотности. Приступать к этому надо уже сейчас – время благоприятствует единовременности всех процессов технической, психологической и педагогической перестройки в обществе.

Приобщение к ценностям технической эстетики, дизайна требует большой преднамеренной, планомерной работы, нужен по-новому организованный педагогический процесс. В первую очередь требуется выработка у учащихся профтехучилищ – будущих рабочих – дизайнерского мышления. Это принципиально новый момент в подготовке рабочих кадров высокой квалификации и широкого профиля. Наряду с экономическим, политическим, технико-технологическим мышлением, дизайнерское мышление рабочего класса становится существенным фактором ускорения научно-технического прогресса. В этой связи в орбиту нашего внимания должна быть включена деятельность по ориентации учащихся в системе дизайнерских явлений и процессов, проблемных ситуаций производственного содержания, деятельность по практическому использованию технической эстетики.

Во-вторых, комплексное внедрение технической эстетики в учебно-воспитательный процесс предполагает оптимизировать систему необходимых и достаточных для молодых рабочих понятий дизайна на основе взаимосвязи общеобразовательной и профессиональной подготовки. Показать их как средство систематизации профессиональных знаний, опыта, культуры. При этом крайне важно учитывать педагогические законы усвоения системы понятий, адаптации к ним учащихся.

В-третьих, и это, пожалуй, выдвигается на передний план, комплексное внедрение идей и достижений дизайна в учебно-воспитательный процесс среднего СПТУ следует рассматривать как Способ подготовки будущих рабочих к участию н выработке и реализации единой научно-технической политики.

Вот почему, наряду с педагогически организованной деятельностью в отдельных профтехучилищах, крайне важно создание дизайн-центров в опорных СПТУ. Их цель состоит: в концентрации достижений дизайна на единой базе; в показе возможностей СПТУ через комплексное внедрение элементов дизайна в учебно-воспитательный процесс; в установке на коллективное творчество путём использования высших достижений, на развитие творческой самостоятельности учащихся.

Решить эти задачи на узковедомственной основе невозможно. Нужно объединение усилий производственников и дизайнеров, педагогов и психологов, административных работников и всех общественных организаций. Наши интересы сходятся на идее, получившей название «Дизайн-образование».

Новый путь требует познания, интенсивной экспериментальной работы, творческого поиска. Для нас он только начинается. Тем большая ответственность ложится на всех тех, кто включается в эту работу. Но в ней – глубокий прогностический смысл.

М. И. МАХМУТОВ, действительный член АПН СССР,

доктор педагогических наук, профессор,

директор НИИ профтехпедагогики АПН СССР

Я. А. ВОЛОВИЧ, доктор философских наук,

зав. отделом коммунистического воспитания НИИ профтехпедагогики АПН СССР

 

ОБЪЕДИНИТЬ УСИЛИЯ

Журнал «Техническая эстетика» своевременно поднимает проблему «дизайн и эстетическое воспитание», затрагивающую вопросы приобщения учащихся к дизайну, органичного увязывания его с профессиональной подготовкой учащихся профтехучилищ.

Внедрение технической эстетики в учебно-воспитательный процесс в профтехучилищах – это резерв решительного перелома в отношении будущих рабочих к научно-техническому прогрессу, новый ресурс совершенствования культуры социалистического производства, советского образа жизни.

В профессионально-технических училищах различных регионов нашей страны накоплен определённый опыт приобщения учащихся к идеям и достижениям технической эстетики. Однако единой методики преподавания основ дизайна в профтехучилищах пока не выработано. В связи с этим особенно остро встаёт вопрос о совместной деятельности инженерно-педагогических коллективов профтехучилищ, вузов, базовых предприятий, учреждений, научно-технических обществ, ВНИИТЭ по выработке и реализации единой научно-методической программы приобщения будущих рабочих к проблемам дизайна, внедрению его идей и достижений в учебно-воспитательный процесс среднего профтехучилища. Следует также налаживать контакты с училищами, отделами НОТ, секторами технической эстетики и художественного конструирования базовых предприятий. Такие примеры уже есть. В Прибалтике, Челябинской области, Магнитогорске дизайнеров включают в состав художественных советов, эстетических комиссий училища; и это в значительном мере помотает решать проблему организации предметней среды в училище, создания единого стиля оформления и т. д.

Но, говоря о внедрении дизайна в учебно-воспитательный процесс профтехучилищ, необходимо решать и вопросы подготовки дизайнерских кадров. Думаем, что можно создать программу факультатива «Основы дизайна» для нескольких профессий и провести эксперимент в тех регионах, где есть филиалы ВНИИТЭ.

На «круглом столе» было выдвинуто предложение создать учебно-производственные дизайн-бюро, которые должны иметь штат профессиональных дизайнеров, способных вести проектную и научно-методическую работу по профилю данного училища. Главной функцией этих дизайн-бюро должно стать обеспечение связи профессионального образования с передовыми направлениями проектной практики, с актуальными проблемами культуры, моды, системы услуг населению и т. д.

Нам эта идея представляется достаточно интересной. Думаем, что этот вопрос можно решить, выделив головные СПТУ в соответствии с отраслями промышленности и создав в них учебные дизайн-бюро с целью экспериментальной разработки новых методов обучения. Решать этот вопрос надо совместно с ВНИИ ПТО, базовыми предприятиями, высшими учебными заведениями.

Считаем, что внедрение идей дизайна в практику учебно-воспитательного процесса СПТУ отвечает актуальным задачам сегодняшнего дня, направленным на ускорение научно-технического прогресса. «Ускорение научно-технического прогресса – это жизненно важное дело, которое отвечает интересам всех, позволяет каждому широко раскрыть свои способности и талант, – говорил М. С. Горбачёв на совещании в ЦК КПСС (июнь, 1985 г.) по вопросам ускорения научно-технического прогресса. – Мы рассчитываем на высокую творческую активность и мастерство нашего рабочего класса, крестьянство, интеллигенции, инженеров и учёных. Особенно много мы ждём от молодёжи, её энергии и пытливого ума, интереса ко всему новому, передовому».

Думаем, что дизайн будет содействовать формированию творческих способностей молодого человека, а поэтому ждём педагогического осмысливания его принципов для профессионально-технических училищ.

Т. В. ГЛАВАК, зам. председателя Государственного комитета СССР по профессионально-техническому образованию






www.etheroneph.com

Facebook

ВКонтакте